ДП 32

appamāda-rato bhikkhu,
pamāde bhaya-dassi vā;
abhabbo parihānāya,
nibbānassa eva santike.

1.1. appamāda-rato (अप्रमाद–रतः) N sg m от (adj.) a-pamāda-rata Приверженный (rata) осознанности (appamāda).
1.2. bhikkhu (भिक्षुः) N sg m от (n.) bhikkhu Монах. Сильва, ур. 27.
1.3. pamāde (प्रमादे) L sg m от (n.) pamādа Беспечность.
1.4. bhaya-dassi (भय–दर्शी) N sg m от (adj.) bhaya-dassin Видящий (dassin) опасность (bhaya).
1.5. vā (वा) ind. Или.
1.6. abhabbo (अभव्यः) N sg m от (adj., a.fut.p. от √bhū) a-bhabba Невозможен.
1.7. parihānāya D sg n от (n.) parihāna Распад.

nibbānasseva исходника читается как nibbānassa eva. Элизию начального гласного по правилам сандхи см. Перниола, стр. 9.

1.8. nibbānassa (निर्वाणस्य) G sg n от nibbāna Нирвана (непереводимое идеоматическое выражение).
1.9. eva (एव) ind. Уже.
1.10. santike (?) зд. ind Вблизи. В роли послелога к nibbānassa.
σ: appamāda-rato, pamāde bhaya-dassi vā bhikkhu parihānāya abhabbo nibbānassa eva santike.

Взаимосвязь [parihānāya abhabbo] и [nibbānassa eva santike] на синтаксическом уровне осталась непрорисованной.
Первая полустрофа – палийский вариант поэтической анафоры (повтор начала предыдущей строфы).

Приверженный осознанности (appamāda-rato) или (vā) зрящий опасность (bhaya-dassi) в беспечности (pamāde) инок (bhikkhu) невозможен (abhabbo) к распаду parihānāya, <будучи> уже (eva) вблизи нирваны (nibbānassa santike).

На плане содержания перед нами типичный пример высказывания, лишённого как значения, так и смысла. Значения нет, поскольку по факту никто не знает, что такое Нирвана. Это завалявшийся фантик, конфету из которого давно съели. Смысла нет, поскольку в обывательском представлении Нирвана и есть необратимый распад.
На этом Раздел «Об осознанности» подошёл к концу, а вместе с ним – мой небольшой опыт чтения и перевода с языка пали. Язык оказался достаточно примитивный и местами недоразвитый. Но пусть их. Если бы у создателей хватило ума не путать орфоэпию и орфографию, если бы правила сандхи касались чтения, а не написания, то это был бы приемлемый себе язык, с которым у знатока санскрита вообще никаких проблем быть не должно. Но есть то, что есть. На фоне санскрита он существенно проигрывает своей непрожеванностью, немыслимым в строгом чопорном санскрите параллелизмом словоформ, а также невразумительностью и даже спорностью правил сандхи (говорю это как человек, написавший в своё время для себя полноценный увесистый Справочник по правилам сандхи санскрита).
Мне было самому интересно прочувствовать уровень подачи информации в Дхаммападе. Я выбрал раздел, являющийся, по моим оценкам, одним из ключевых. Если мы говорим о мирской жизни, то умение блюсти баланс «получил» — «отдал» является основой процветания. Если же мы говорим о подходах к надмирскому уровню, то здесь именно практика осознанности является ключевой. Поэтому я её образно сравнил с перекидным мостом.
Однако, как мы сами видели, кроме общих забористых фраз, декларативных заявлений и попахивающих демагогией категорических суждений текст не одаряет читателя ничем путним. Даже саму суть понятия аппамада понять я могу лишь имея чудовищную начитанность за плечами. Опираясь строго на текст ДП, мы бы до сих пор гадали, что же нам хотел сказать автор (или коллектив авторов). Таким образом, сама ДП выглядит как эдакая «Библия для детей». Разве что цветных картинок на дорогой глянцевой бумаге не хватает. Разумеется, её можно плодовито комментировать. При этом любой маломальский комментарий на несколько раз перекроет своей глубиной исходное содержание текста. А без комментария читать ДП можно разве что в режиме утешения, т.е. от нечего делать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *