Список списку рознь (заметки текстолога)

Мы последовательно говорим, что опыт человека состоит из Знаков и Значений. Знаками могут выступать как внешние данные, так и собственные идеи, наделенные статусом своебытия, т.е. принимаемые за истину. Значения же в большинстве своем являются продуктом социализации и носят догматический характер. Т.е. мы признаём некий Знак означающим то-то и то-то лишь потому, что так принято признавать. Никакого рационального зерна под нашими Значениями обычно нет. Это простой волюнтаризм. Именно поэтому мы управляемы. Мы не можем держаться за свои убеждения. Собственно, у нас своих убеждений и нет. Мы просто разделяем культурные коды, стараясь «не выпендриваться», быть как все. Даже в своей «особенности» мы стараемся быть как «другие все».
Поэтому самобытных людей — единицы. Но им открывается реальность за пределами общечеловеческих верований. К слову, у любой системы (а система знания – это тоже система) есть два режима: режим для чужих и режим для своих. Обыватель общается с системами знаний в режиме «для чужих». Поэтому видит кажимость явлений. Чтобы видеть явления как они есть, нужно стать для системы своим. Это возможно только после многолетней кормежки идей своим вниманием. И тогда внезапно вещи начинают сбрасывать маски, обнажая всю свою неприглядность. И если вы не шли за Знанием как идут на войну, вам будет проблематично вынести открывающуюся повсюду правду…
Наиболее простой способ встретиться с правдой – работа с фактами. Обычно мы имеем дело с мнениями о мнениях о мнении о факте. Т.е. питаемся запахами кем-то съеденной и отрыгнутой от сытости пищи. Фактами информационного плана являются первоисточники. Именно понимание важности работы с первоисточниками двадцать лет назад побудило меня стать диванным языковедом. И на текущий момент до моего дивана проблематично дотянуться даже академикам.
Давно подбирал хрестоматийный пример, чтобы у пытливого читателя был рабочий паттерн перед глазами, позволяющий иначе переосмыслить свои беспочвенные верования. И я таки нашёл его.
Это список комментария к ЙС под названием «Ман̣и-прабхā». Он входит в одну из крупнейших коллекций рукописей Древней Индии, принадлежащей Исследовательской библиотеке Лалчанда (Lalchand Research Library).
Текст мне понадобился в контексте сведения воедино разных взглядов на прамāн̣ы, перечисленные в сӯтре 1:7. И я сделал транскрипцию соответствующего комментария:
#2v#
ta tra pra mā ṇa vṛ ttiṃ vi bha ja te trī ṇye va pra mā ṇā nī ti bhā vaḥ a tra pra mā ka ra ṇa tvaṃ sā mā nya la kṣa ṇaṃ pra mā cā jñā tā rthā va gā hī pau ru ṣe yo vo (bo) dho vṛ ttau pra ti vi (bi) mva (mba) sta tka ra ṇaṃ vṛ ttiḥ ta tre ndri ya sa mba ndha dvā rā ci tta sya gha ṭā di sa mba ndhe sa ti sā mā nya vi śe ṣā tma ke rthe vya kti rū pa vi śe ṣa ni rdhā ra ṇa pra dhā nā vṛ ttiḥ pra tya kṣaṃ pra mā ṇaṃ ta trā rthā kā rā #надписной# yāṃ vṛ ttau ci dā tma no ya pra ti viṃ (biṃ) vaḥ (baḥ) so ऽ pi vṛ tti dvā rā a rthā kā raḥ sa npha laṃ bha va ti । e vaṃ sā mā nya to jñā te pa ro kṣā rthe sa mā dhi nā vi dya mā naṃ (na) vi śe ṣa vṛ ttiḥ pra tya kṣa pra mā ṇa mi ti jñe ya m ॥ a nu mā nā ga ma yo rvyā pti saṃ ga ti gra hā (ha ṇā) pe kṣa tvā d va hni tvā di sā mā nye ta d gra hā tsā mā nya vi ṣa ya tva me va ॥ ta tra vyā pti gra he sa ti pa kṣa vṛ tti li ṅga jñā nā tsā dhya tā va cche da ka sā mā nya ni dha (rdhā) ri (ra) ṇa vṛ ti (tti) ra nu mā na m ā pte na dṛ ṣṭo nu mi to vā rtho ye na śa bde no pa di śya te ta smā ccha vdā (bdā) cchro tu sta da rtha vi ṣa yā vṛ tti rā ga maḥ <॥> ve da syā pte śva ra pra ṇī ta tvaṃ va kṣya te॥ 7
Я не собираюсь делать полного описания списка. Фото кликабельно, желающие могут ознакомиться с описанием на сайте библиотеки. Отмечу лишь бросающиеся в глаза особенности.
1. Текст написан непоставленным почерком. Это немыслимо для ситуаций, когда ты делаешь списки на профессиональной основе. Если бы вы вчера начали заниматься каллиграфией нāгарӣ, а сегодня вам пришло в голову изготовить список, он получился бы примерно таким, как этот. Нарочитая аккуратность видна в вычерчивании начальной अ, как если бы каждый раз мне приходилось её именно что срисовывать, а не писать по памяти на основе выработанного моторного навыка.
2. На плане выражения список содержит целый ворох признаков, свидетельствующих о том, что перед нами – новодел. Именно ради этого факта я и взял его к анализу.
Объясню термин «новодел» применительно к рынку санскритских рукописей, как его понимаю я сам. Под новоделом мы разумеем список, изготовленный за пределами исходной традиции рукописных текстов, бытовавшей до появления во второй половине девятнадцатого века в Индии собственного книгопечатания. Источником для списка-новодела выступает печатное издание текста, выполненное в несколько ином протоколе записи, нежели тот, которым пользовались индийские писцы.
Список с печатного издания может изготовить даже мартышка. В худшем случае вы скопируете типографские ляпы. В лучшем – получите более-менее сносный трактат. Тогда как в списках с рукописей вы обязаны маломальски знать язык, чтобы вылавливать блох нерадивого копировщика, чьим трудом пользуетесь сами.
Основная проблема с новоделами заключается в том, что они создают кажимость засилья рукописей на территории Индии, тогда как если мы выловим все эти фейки и вынесем за скобки, то окажется, что письменных источников в Индии – кот наплакал.
Если новодел изготовлен лицом, причастным к составлению списков, то с его идентификацией возникают сложности. Но наш случай не из сложных.
а) Как правило, в списках с типографских изданий гораздо меньше ошибок. В нашем случае мы видим поголовную мутацию ब в व, которая могла быть вызвана особенностями родного языка копировальщика. Да и в принципе распространена очень широко.
Помимо этого фрагмент содержит лишь пяток орфографических ошибок, которые можно объяснить невнимательностью. Это очень и очень прилично. Для достижения такого уровня у вас должен быть безукоризненный исходник.
б) Мы видим типичные формы академического окультуривания текста:
* последовательные аваграхи ऽ;
* соварговые сонанты, включая न् и म्, вместо анусвāры;
* висящие согласные म् на конце предложений;
* нормативное च्छ;
* нумерация сӯтр и комментариев к ним.
Полностью все «проблемные» графемы выделены синим цветом.
в) Также обращает на себя внимание северный почерк каликата, типичный для академических изданий конца девятнадцатого – начала двадцатого века. На текущий момент он вышел из моды, стандартом нāгарӣ является южный почерк мумбай. И только русскоговорящие санскритофилы продолжают переиздавать книги при помощи давно уже неактуальной азбуки.
Итак, мы имеем гипотезу: есть список-новодел, изготовленный с типографского образца текста. Можно ли эту гипотезу верифицировать? Когда как. Поскольку моя сказка про Золушку, значит, в нашем случае оказалось можно.
Смотрим колофон списка:
Видим надпись: संवत् १९६५. В пересчёте с самватского летоисчисления на григорианский календарь мы получаем 1908 год от рождества Христова.
Итак, по состоянию на 1908 год мы должны иметь факт издания текста «Ман̣и-прабхā» северным почерком каликата.
В моей коллекции обнаружилось единственное издание 1922 года. И, честно признаюсь, после такого несовпадения в датах (допуская, что комментарий этот – библиографическая редкость) я был готов отказаться от своей гипотезы ввиду отсутствия веских объективных доказательств. Ибо мои текстологические аргументы очевидны только для меня самого ввиду моей большой начитанности.
Поиск гуглем не дал никаких результатов. Проверил на Worldcat и – о чудо! – имеется каталожная запись от 1907 года:
https://www.worldcat.org/title/patanjala-darshanam/oclc/18432348&referer=brief_results
Как видим, датировка более ранняя, чем наш список. Это уже кое-что. Но по записи в каталоге невозможно определить детали издания.
На удачу зашёл на archive.org и забил в поиск mani prabha 1907. К счастью, скан данного издания оказался доступен аж в двух коллекциях:
https://archive.org/details/in.ernet.dli.2015.486914/page/n3
https://archive.org/details/in.ernet.dli.2015.344944
Да, текст набран шрифтом с начертанием каликата. Более того, издание изобилует непропечатанными ब, читающимися как व (प्रतिविम्बः вм. प्रतिबिम्बः и т.п.), что нашло отражение в нашем списке. Также содержатся искомые аваграхи и конечные म्.
Два существенных отличия:
1) В подражание рукописной традиции текст мӯлы живёт самостоятельной жизнью на средней трети листа, а комментарий обрамляет его. Там где мӯла слишком опережает комментарий, под последний отводится полностью лист.
2) Печатное издание удваивает согласные после र्. Поэтому слово निर्द्धारण читается в списке и книге по-разному. Но здесь выборка нерепрезентативна. Возможно, в других местах списка мы встретим непоследовательное удвоение согласного после र्.
К сожалению, издание 1907 года не содержит ни малейших сведений о публикуемом тексте (даже в виде предисловия на санскрите). Какие списки использовались? Откуда они были получены? На каком языке написаны? С какими датировками. И это неудивительно: именно в таком режиме индийцы по заветам Дайананды Сарасвати и создавали себе в 19-20 веках «новую историю», историю нации с богатым культурным наследием. К этому можно по-разному относиться, но для сплочения нации такая фальсификация мирового масштаба была жизненно необходимой. И, как по мне, в данном случае цель оправдала средства: на текущий момент самоосознание у индийцев что надо. Но я не нахожу ни малейшего основания подыгрывать им в их инсценировках, ибо являю собой плоть от плоти другого народа со своим собственным наследием и величием. Пусть и забытым. На время…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *