О муке и долгоносиках — продолжение

Итак, мы пришли к выводу, что подавляющее большинство людей – догматики. И даже скептики являются таковыми лишь в узком спектре подвергаемых критике фактов. За пределами этого спектра они продолжают оставаться догматиками.
Дело всё в том, что человеческая культура – это подвижный набор верований. И чтобы быть частью этой культуры, мы обязаны разделять существенную часть этих самых верований. Если мы перестаём разделять общечеловеческие верования полностью, то становимся изгоем. И будучи существом биосоциальным, мы обречены на муки полной изоляции. Да, в йоге это и будет кайвалйа (lit Изоляция). Но я ни разу не утверждал, что разделяю конечную цель йоги.
С общечеловеческими верованиями нас знакомят подспудно родители, друзья и открыто система образования. С родителей и друзей мы стягиваем скрипты, сценарии, шаблоны поведения. Из школы мы выходим с набором неких устоявшихся догм, призванных описывать ту реальность, познать которую самостоятельно нам не под силу.
Так было, так есть и так будет. Люди будут оставаться легкозомбируемыми догматиками. В противном случае этой виртуальной реальности придёт конец.
К слову, когда в следующий раз встретите в моих текстах критику раннеиндийского догматизма, вспомните, что они не исключение – мы все такие и заслуживаем критики.
Впрочем, всё не так однозначно. Да, форму земли никому из нас проверить не под силу. И этот факт лежит в плоскости веры. Но, пардон, оценивать скотское поведение женщины именно как Скотское поведение, несмотря на то, что она талдычит «Я тебя люблю» — это уже в наших силах. В наших силах выносить самостоятельное суждение по фильмам, которые мы смотрим, по продуктам, которые мы употребляем в пищу. В наших силах не соглашаться со слоганами типа «У нас настолько дёшево, что нам всё прощают», а перепроверять путём сопоставления с ценами конкурентов. В наших силах быть подозрительными, когда кто-то навязывает нам какую-то халяву. Говоря кратко, в наших силах ограничивать свой врождённый догматизм, обуздывать его за поводья критицизма.
Я не собираюсь ни с кем спорить о расстоянии до Солнца и о том, что из себя в реальности представляет Луна. Оба этих факта не имеют практической ценности ни для меня, ни для вас. Но если речь касается обстоятельств, которые напрямую влияют на мою судьбу, то будьте так любезны, засуньте свой поганый язык в жопу и позвольте мне самому оценивать происходящее. Разумеется, с ремаркой, что в жизни каждого из нас есть круг лиц, мнение которых авторитетно. Поэтому у своих личных авторитетов я имею полное право навести справки. А не в том смысле, что я вне себя от себя и класть на всех остальных хотел.
Помню один не очень приятный случай, произошедший в период моего недолгого проживания в кришнаитском храме. Это была воскресная встреча, когда с раннего утра в храм съезжалось множество всяких матаджи и прабху. И они из рук друг у дружки вырывали то или иное служение, поскольку понимали, насколько важно воспользоваться шансом послужить для облегчения своей кармы. И вот мой шикша-гуру (вайшнавской дикши я не получал) выдаёт мне служение: почистить и нарезать миску картошки в суп. Поставил ведро, положил рядом нож и ушёл. Возвращается и с порога взъедается на меня: «Ты что, совсем с ума сошел! Кто тебя так картошку учил резать! Ты ж её неровными кусочками настругал. Теперь одна переварится, другая недоварится!»
У меня в голове сразу дикий процесс анализа ситуации и ответ на экране внутреннего взора: «Но ведь вы мне не показали, как надо!» Понятно, что я смолчал. Насупился и ушёл с кухни. Надо понимать, я в то время вообще не умел готовить. Собственно, кришнаиты меня и учили. Я у них прошёл курс по сытным блюдам и отдельно курс по сладкой выпечке. Так вот, по прошествии двенадцати лет я могу с уверенностью сказать, что мой гуруджи был неправ. Во-первых, неправ педагогически. Ибо ты не можешь ожидать сверх того, что явно выразил в своих требованиях. Требования «Нарезать ровными кусочками» озвучено не было. Во-вторых, неправ фактически. Я за свою жизнь наварил столько супов, что любая стряпуха позавидует. И могу уверенно сказать, что разная степень разварки картофеля не является недостатком добротного супа. Мелкие кусочки разварились и загустили суп, а крупные сохранили форму и текстуру. Кроме того, картофель картофелю рознь. Есть картошка для варки, есть для жарки. При варке эти типы ведут себя по-разному. Но в России она не маркируется. Поэтому я до сих пор не вижу оснований для нагоняя в форме явной нетерпимости. Разве что кармическое основание – для моей же чистки через переживания…
Догма – это вера. Поэтому можно переиначить и сказать, что единственная форма познания – это вера. Мы не знаем, что земля круглая, мы верим в это. Мы не знаем, что Макфа – мука № 1 в России, но нам сказали, и мы поверили (ибо контраргументов нет).
Но выбирали ли мы все свои верования? Верить и выбрать верить – это две большие разницы. Поэтому осознанный выбор того, во что верить – это первый способ ослабить влияние мāйи на психику.
Второе – мы обязаны делить все факты на не имеющие к нам никакого отношения и затрагивающие наши интересы. В отношении первых совершенно всё равно «Есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе». А в отношении вторых нужно прилагать усилия для формирования личной позиции.
Третье. Никакая вера не может быть слепой. Под ней должны быть основания. Как правило, источником любого верования является чей-то индивидуальный скептицизм. Допустим, Коперник подверг сомнению тезисы Птолемея, че-то там насмотрелся в маломощный телескоп и пришел к выводу, что земля вращается вокруг солнца, а не солнце – вокруг земли. Сейчас выводы этого скептика являются массовидной догмой. Хотя в двадцатом веке философ науки Поль Фейерабенд наглядно показал, что Коперник не имел технической возможности придти к своему выводу, а выводы его носили проблемный (вероятностный) характер. Но вы же лично не рылись в трудах Коперника. И желания такого не имеете. Как и семь миллиардов (ой ли?) таких же как вы. Поэтому догма живёт своей жизнью, будучи элементом коллективного сновидения. Why not?
Поэтому если вы хотите иметь основание под своей верой, вам нужно изучать первоисточники. Пройти путь осмысления, который проходили скептики-еретики до вас. И не факт, что к концу пути вы станете уверовавшим. Бывает и так, что надуманность, высосанность из пальца того или иного постулата становится самоочевидной настолько, что от неё уже не отмахнуться через «Ай, показалось!» И приходится принимать волевое решение – отвергать тот или иной догмат ввиду его вскрывшейся несостоятельности.
Самое же главное оружие против догматизма – эмпиризм в виде личного опыта. Если у вас развитая наблюдательность и проницательность, вы обязаны ценить свой опыт выше любых голословных утверждений, даже если последние разделяются всем человечеством. Позиция Бхагавадгӣты не подтверждается моим опытом? Тем хуже для Бхагавадгӣты. Разумеется, чтобы убить будду, нужна внутренняя отвага и достаточная степень свободы, независимости. Будучи частью сообщества, где на Гӣту молятся как на Библию, вы не имеете права подвергать её суждения критики. Это – часть вашей роли. Вот если роль приелась, и вы из неё выросли, тогда будьте любезны закончите начатый танец, а затем формируйте информационное пространство для нового.
Подведём итоги.
Когда академики говорят, что есть два типа познания: чувственное и рассудочное – они врут. Себе и нам. На самом деле люди по типу мышления – догматики. И догма – основной тип познания. Причём, догма в качестве базового элемента присутствует даже в чувственном и (как следствие) в рассудочном познании. Догматизм у нас в крови и это обусловлено самой формой существования данного плана бытия.
При этом все догмы делятся на безразличные (не затрагивающие конкретно моих интересов) и значимые (напрямую затрагивающие мои интересы). Тратить время на споры относительно первых – затея от нечего делать.
Имеются определённые средства ослабления влияния догматизма на мышление (а значит, на судьбу):
— Осознанный выбор тех догм, в которые я готов уверовать;
— Самоличная проверка фактов, утверждаемых конкретной догмой;
— Приоритет личного опыта перед чужими мнениями.
Ну а обещанные долгоносики остаются на десерт и будут предметом дискуссии в заключительной части спонтанного триптиха.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *