Истоки коронавируса в индийском лубке (доп.)

Я достаточно долгое время отсутствовал на портале. Был занят оффлайн-отношениями, которые для меня всегда стоят в приоритете.
Так оказалось, что мир за время моего отсутствия был втянут в глобальную авантюру, в которой и пребывает по уши по состоянию на 30.03.2020, момент написания данных строк.
Я долго отнекивался перед самим собой, не желая ничего писать по поводу происходящего. Дело в том, что ничего успокаивающего я написать не могу. Если же объяснить суть происходящего, то некоторым и вовсе может стать не по себе. Но… такое молчание ставит под жирный знак вопроса саму актуальность данного портала. И потому…
Я утверждаю, что мы находимся внутри спектакля, разыгрываемого одним и тем же набором Программ и Сценариев. Меняется только антураж, декорации. Именно смена декораций не позволяет помрачённым умам видеть повторяемость и примитивизм Сценариев. Но именно эта слепота и позволяет проживать весь спектр доступных человеку эмоций. Ибо эмоции – индуцируемая извне вещь. В подавляющем большинстве случаев.
И чтобы показать вечность Программ и Сценариев, я предлагаю обратиться к индийскому фольклору. Есть в нём расхожий сюжет о жреце, козле и плутах. Пересмотрев четыре редакции сюжета – в кашмирской Тантрāкхйāйике, в джайнской редакции Пӯрн̣абхадры, в вульгате и в Хитопадеще, — я остановил свой выбор на первом варианте. Именно в нём интересующий нас Сценарий прорисован достаточно подробно и правдоподобно. В Хитопадеще – конспективная пародия на сказку. В двух прочих редакциях сюжет приятно усложнён, но отыгрываемый Сценарий исковеркан по незнанию.
Итак, «Сказ о том, как у жреца козла отжимали».
Многочисленные враги, втянутые в междоусобицу, <даже> и не обладая силой, способны обхитрить толкового, как жреца <лишить> козла.
Ну так вот, [один] жрец взял <в соседней деревне> козла для заклания, <закинул на загривок> и выдвинулся к себе домой.
А на полпути увидали <его> мошенники и заявили: «Съедим сегодня этого козла». Затем они, сговорившись, ушли вперёд него по направлению дороги и расставились группами из одного, двоих и троих.
Ну и, тот из них, что находился первым, заявил жрецу:
— Не иначе как псина эта, отче, высоких достоинств, раз ты <её> на загривке несёшь. Или же искусна в охоте на дичь.
Молвил так и удалился.
Призадумался жрец: «Что этот негодяй сказал? С чего бы я стал собаку на загривок помещать?»
А тут — другие два пройдохи. Они тоже обратились к жрецу.
— Жрец, ты чего это такое непотребное учудил? Священный шнур (йажн̃опавӣта), чётки (акшамāлā), кувшин для воды (каман̣д̣алу), знак Щивы на лбу (трипун̣д̣ра) и собака на загривке – <вещи> несовместимые. Или же явно она искусна в охоте на зайца, косулю, кабана.
Сказали они так и удалились.
Ну а жрец от любопытства скинул козла на землю, очень тщательно ощупал уши, рога, мошну, хвост и прочие части тела, после чего подумал: «Вот же придурки! С чего вдруг принимают это за собаку?» Взвалил <козла> обратно на загривок и выдвинулся <дальше>.
Затем к жрецу обратились другие трое:
— Обочиной проходи! К нам прикасаться не смей! Почему? Да ты, жрец, только по внешним признакам неосквернён. Раз трёшься об собаку, то не иначе как охотником окажешься.
Молвили так и удалились.
Задумался тогда жрец: «Что такое творится?! Разве не так, что достоверно то, на чьей стороне большинство? Да и в миру порой встречаются аномалии. Возможно, это оборотень в форме собаки. Разве не по силам ему сотворить форму собаки?»
Решил так, бросил <козла> на землю и в страхе перед <необходимостью совершать> покаяние отправился прочь, глядя только на солнце. А те и съели этого козла.
Такая вот презанятная история. Относится она к той категории рассказов, которые основаны на живописных случаях из реальной жизни. Вторая категория, напомню, – это вымышленный мир говорящих зверей.
Мы сейчас не будем рассматривать сказку на плане выражения (если руки дойдут, мы посвятим этому отдельный текст). Нас интересует содержание и суть запечатленного Сценария. Ещё раз повторю свою позицию: культура и искусство – это форма архивирования и инсталляции Программ и Сценариев. Именно в этом ключе мы с вами наглядно рассматривали песни популярных исполнителей с анализом лирического героя.
Исходная ситуация: главный герой живёт в своём мире. Здесь он выполняет роль жреца, в рамках которой готовится осуществить жертвоприношение скота. Ради этого сходил в соседнюю деревню и несёт на загривке раздобытого козла обратно в свою деревню. Почему на загривке? Чтобы подыграть сказителю, разумеется. Ну а если без шуток, то, видимо, козёл оказался строптивым и сам идти с чужим человеком ни в какую не хотел.
В своём мире жрец – это самостоятельный субъект. Намного более самостоятельный, чем любой из нас. Ибо он знает сформулированный праотцом Ману закон: чужая воля – это девичья фамилия ада. И поэтому пытается строить свою жизнь максимально независимо от чужой воли. И в традиционном обществе ему это вполне себе удавалось. Чего нельзя сказать про нас, изнеженных и расслабленных героев общества потребления, повязанных по рукам и ногам искусственно насаждаемыми культурными ценностями, идеалами, целями и средствами их достижения.
В своём мире жрец – активный субъект, достаточно развитая система, взаимодействующая с окружающей средой по вопросам обмена ресурсом.
Дальше нас ждёт зачин. Топающий домой жрец с козлом на плечах попадается на глаза шайке прохвостов. В их мире он – источник потребляемого ресурса. Причём, ресурс этот можно а) выменять, б) отобрать силой и в) заполучить хитростью. Чтобы ещё раз подыграть сказителю, жулики оказываются тщедушными и потом решают заполучить козла хитростью. В противном случае на безлюдной дороге да в условиях процветания грабежей и разбоев шестеро гангстеров запросто бы отняли козла у одинокого жреца, каким бы он там могучим ни казался. Но в том-то и прелесть Сценария: мы обстряпаем всё так, что вы сами сделаете то, что от вас требуется.
Сами авторы сказок расценивают сюжет иллюстративным примером преобладания разума над силой. Но, пардон, речь ведь совершенно не об этом. Жрец не собирался ни с кем меряться силой. Да и о силе его в тексте – ни слова. Сказать, что он безрассудный мы не вправе. Любой жрец, по умолчанию (пока прямо не доказано иное) – это учёный муж. Намного более учёный, чем шайка прохвостов-бездельников. Поэтому нет ни единого основания соглашаться со сказителями в трактовке Сценария. Я напомню, что согласно моим убеждениям, не люди создают произведения искусства, но через людей. А потом посредник-человек не обязательно понимает, что именно он запечатлел. Ибо в моменте там присутствует некое водительство духа, невербализуемое наитие.
Суть представленного в сказке Сценария может быть описана с разных точек зрения, в зависимости от базовых постулатов, которыми мы оперируем. Я предлагаю опереться на мета-семиотику в моём авторском прочтении.
Что такое Мир? Это сумма Знаков и моих толкований на эти Знаки. Это – мой Мир. То же самое у каждого из вас. То же самое – у жреца. Знаки – это факты. Факты бывают троякими:
а) первичные чувственные данные (эмпиризм);
б) вторичные умозаключения на основе чувственных данных (рационализм);
в) осведомлённость третьей руки с чужих слов (догматизм).
При этом культура современного нам общества устроена таким образом, что процентов девяносто всех фактов, которыми оперирует каждый из нас – это третьесортный до-гма-тизм. И мы об этом уже многократно говорили. Напомню, что культура – это всегда набор неких догм (договорённостей относительно слов, верований относительно непознаваемого и так далее). И чтобы быть социализованным человеком, ты обязан эти догмы разделять. Это и подключает тебя к единому информационному пространству.
У жреца, как представителя традиционного общества, догматизм развит не менее сильно. И поскольку любой жульбан знаком с человеческой культурой, то через это знакомство он знает и те догмы, которыми оперирует его собрат. Ну а если я знаю кирпичики вашего мышления, я могу ими манипулировать. На этом построена вся система непрямого управления, реализуемая через современные средства массовой информации.
Какова моя задача? Выдать тактические вводные реактивного типа. Т.е. сообщить в режиме непроверяемой догмы такие интерпретации, приняв которые, заранее известно, что вы дальше сделаете. Говоря человеческим языком, мне нужно подменить ваши толкования фактов в определённую сторону.
Именно этим и занялись прохиндеи в нашей сказке. Есть некий факт: материальный предмет на плечах жреца. В текущий момент жрец толкует данный факт через понятие Козёл, домысливая коннотативно, что это Жертвенный козёл для готовящегося акта богослужения.
Тут внезапно он слышит от прохожего альтернативное толкование того же самого факта. По мнению первого жулика, на плечах у жреца лежит Собака. Почему альтернативным толкованием должна стать Собака? Потому что заведомо известно (из актуальных соответствующей эпохе дхармащāстр), что в системе интерпретаций жреца Собака является нечистым в религиозном смысле предметом, сношение с которым будет с высокой вероятностью прервано запускаемой в автоматическом режиме Программой «Религиозная брезгливость».
Незнакомому с механизмом стороннему наблюдателю вся ситуация может показаться на берегу абсурдом: как можно привычное толкование Козёл заменить на толкование Собака?! И наш вариант сказки (в отличие от джайнских контуженных версий) правдиво показывает необходимые условия.
Разумеется, в ситуации «моё мнение против вашего мнения» сила на моей стороне. Поэтому при первичном конфликте толкований жрец лишь мысленно покрутил пальцем у виска вослед пустобреху. Но не спешите праздновать победу.
Повторный конфликт толкований, да ещё в режиме «двое против одного», формирует, говоря языком уголовного права, отягчающий признак неоднократности. И от этого совершенно естественным образом в сердце закрадывается сомнение: бррр! подождите! что за дела?! как несвязанные между собой люди дают общее на всех толкование Собака, вступающее в противоречие с моим толкованием Козёл? Жрец в недоумении перезагружает первичные чувственные данные: он ощупывает части тела, которые суммарно позволяют ему на время укрепить свою версию происходящего и продолжать считать непознаваемое нечто (вещь-в-себе) Козлом.
Третий раз оказывается решающим. Теперь уже не просто «трое против одного», теперь мы имеем ещё и налицо признак систематичности. А систематичность запускает в уме режим обобщения и перевода факта в разряд нормы. В данном случае в разряд нормы была переведена осведомлённость с чужих слов.
На этот счёт у современных психологов есть искусственный иллюстративный пример. Когда вы впервые видите в пятницу под окнами своего дома крокодила, у вас внутри возникает естественная сумятица: «Какого чёрта?! Крокодил?! Осенью?! В Сибири?!» Когда тот же крокодил проходит под вашими окнами вторую пятницу подряд, то реакция будет менее бурная: «Хм, надо же! Чудеса какие! Тот же самый крокодил…» А вот на третью пятницу вы соберёте всех домочадцев у окна и с видом знатока истолкуете происходящее уверенным тоном: «Да, я знаю этого крокодила: он тут всегда под окнами по пятницам бродит!»
Это было бы смешно, если б не было так грустно. Проблема в том, что вы даже представить себе не можете, сколько таких «крокодилов» вы за свою жизнь признали и теперь толкуете их с видом узкого специалиста. Ну да ладно… Вернёмся к нашему жрецу.
Его ум делает обобщение: мнение не связанного друг с другом большинства не может быть ошибочным. Как его примирить с реальностью? На это находится мифологема Оборотень (ракшас). Ракшасы существуют? Если современные учёные мужи считают фикшн под названием Махāбхāрата описанием реальных событий, то будьте уверены – ракшасы существуют. Как для современных учёных, так и для воспитанного на сказках из Махāбхāраты индийского жреца.
Более того, в жизни каждого периодически случаются некие «странности» или «чудеса». Мы их довольно быстро забываем, но в уме остаётся установка: «чудеса в принципе бывают».
Итак, масса зарешала — мнение большинства принято считать достоверным. Эта позиция прямо сформулирована в тексте. И она полностью отражает реальное положение дел. Суть в том, что подавляющее большинство из нас не имеет своего мнения вовсе. Мы живём как все. И если «все» меняют своё мнение, если идеологическая мода подбрасывает новые установки, мы принимаем их. Просто ради того, чтобы оставаться «как все». Поэтому жрец тут ни в чём не виноват, на нём сработал общечеловеческий механизм «усреднения по толпе».
Даже если сомнения внутри остались, то риск оскверниться от сношения с Собакой перевесит. И во избежание нужды проходить нудную процедуру епитимьи (религиозного очищения через болезненное в физическом и психическом плане покаяние) лучше подстраховаться и держаться от греха подальше.
Вот таким образом плуты путём повторяющейся ложной интерпретации слепили в психике жреца Фигуру, от которой последнему отказалось тяжело (читай – невозможно) отмахнуться. И как следствие, альтернативное толкование Собака заместило собой первоначальное Козёл и стало теми самыми тактическими вводными реактивного типа. Реакцией на них стало оставление признанного за Собаку Козла. Собственно, почему жрец удалялся, глядя на солнце? Потому что солнце, согласно авторитетному мнению Ману, является мощным очистителем. Т.е. жрец уже для подстраховки начал чиститься от пугающей на уровне идеи религиозной нечистоты.
Что ещё важно в изложенном механизме? Плотность подачи подменного толкования. У жреца не было перерывов между первой и второй подачей, между второй и третьей подачей идеи Собаки. Перерывов, в которые он мог бы обсудить услышанное с кем-то ещё либо просто занять свой ум чем-то более важным, чтобы бредовое мнение случайного прохожего успело выветриться из оперативной памяти. И это тоже крайне важно.
Уверен, что вдумчивый читатель к текущему моменту уже сам понял, к чему мы клоним. Замените толкование Собака на Коронавирус (далее – КВ), а плутов на Средства Массовой Информации, и вы получите абсолютно тот же самый Сценарий подмены толкования. Только не у отдельно взятого жреца, а у подавляющей массы образованного человечества, включённого в единое информационное пространство.
Несколько месяцев кряду СМИ целенаправленно меняют в наших умах базовую интерпретацию «С миром всё в порядке» на выгодную кукловодам «В мире – караул!» Изначально мы, как и жрец, просто отмахивались от обрывочных сводок из Китая: «Да какая, нафиг, разница, что у них там творится! Этой жёлтой прессе верить ни на грамм нельзя. Раздувают, чтобы обрушить китайскую экономику или еще чего-нить похлеще придумали». Но проходит время, сводки начинают поступать со всего мира, в том числе из страны твоего проживания. Открываешь ленту новостей: девять из десяти статей посвящены мифическому КВ. Тебе не дают ни продохнуть, ни пукнуть, в оперативной памяти самопроизвольно формируется психическая Фигура. Наконец, ты подобно жрецу начинаешь прикидывать: «Да фиг знает! Если уж президента в скафандр нарядили, значит, дело реально труба! Лучше подстраховаться». Покупаешь маску, начинаешь соблюдать режим самоизоляции. С опаской смотришь на себе подобных, потому что понимаешь: развод жреца – это цветочки, один обманутый жрец бросил козла и дальше жил себе горя не знал; но развод всего человечества способен спровоцировать сход снежной лавины – никогда не знаешь, где и какую форму коллективного сумасшествия примет мнимая, но принимаемая за реальную, угроза. Вот, в Штатах уже километровые очереди в гипермаркеты, раскупили все боеприпасы в оружейных магазинах. К чему готовятся? К гражданской войне? К актом мародёрства? А никто не может знать. В том числе те, кто инициировали процесс…
Это, мои хорошие, и есть Третья Мировая Война. Война, ведущаяся напрямую в наших умах. И это – предельный вызов каждому из нас.
Основная проблема заключается в том, что каждый из нас продолжает оставаться частью единого целого, именуемого обществом. И поэтому любые идейные блуждания в обществе, меняющие или отменяющие те или иные социальные договорённости, напрямую влияют и на нас. Ибо, как утверждает классик диамата, «Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя».< Я не могу пойти привычно в магазин за продуктами, если магазин закрыт на клюшку. Я не могу принять ванну, если из крана не течёт вода по причине приостановки водоснабжения. Я не могу получить зарплату, поскольку моё предприятие обанкротилось в связи с отсутствием спроса. Я не могу устроиться на работу, поскольку никакой работы нет ввиду тотального карантина. Это и есть общество – режим, где все друг с другом повязаны. Реализация любой моей потребности стоит в прямой зависимости от деятельности других людей. И как только эти самые другие люди переходят в – допустим, спровоцированный — режим бездеятельности, так я оказываюсь крайним, будучи неспособен закрыть текущие потребности. За комфорт проживания в мегаполисах человек всегда платит своей свободой. Но вряд ли найдётся много желающих «припасть к корням», вернуться на землю и снова жить с трудов рук своих. Для этого нужно быть совершенно безрассудным романтиком.
И никакие квазидуховные дисциплины типа буддизма или философии санкхйа-йоги, являющиеся по сути призывом к добровольной пожизненной самоизоляции, никогда не станут (в своей изначальной, чистой форме) массовыми, поскольку напрочь отрицают социальную сторону любого человека, сторону, которая единственная и позволяет набирать в этой жизни чувственный опыт (бхога), ради которого каждый из нас сюда и приходит.
Давайте я немного поясню свою позицию. А то догматики закоптят эфир по самое не горюй. Значит, смотрите, какая ситуация. Дело не в том, что я отрицаю существование КВ. Я не могу его отрицать, поскольку объём слухов делает своё дело. Но вы присмотритесь к фактам: обратите внимание на процент заражения и на процент летальных исходов. Сравните дальше эту статистику с другими болезнями – ВИЧ, рак, инсульты, инфаркты, диабеты, грипп, туберкулёз… Если у вас ещё остались мозги на плечах, вы поймёте, что из КВ искусственно сделали жупел. В таком же точно режиме жупел можно было сделать из любой из вышеперечисленных болезней. Но, увы, мы уже с ними свыклись, по ним уже есть статистика, динамика и проч. Поэтому ангажировать наши умы и слепить в нём фигуру было бы проблематично. А в случае с никому не известным КВ можно просто нагнетать жути на ровном месте, ибо никакой толковой информации в свободном доступе нет, явление обладает требуемым эффектом новизны.
Я доподлинно знаю механизм и только что показал вам вечный характер отыгрываемого Сценария. Но я не знаю, во что это выльется и когда закончится. Нет у меня и рекомендаций на счёт того, как нам быть. Кроме одной: сохраняйте мужество продолжать танцевать танец Жизни, какая бы музыка ни звучала. Ибо никакой другой Жизни у нас нет… и не предвидится. Если не можете поймать и удерживать требуемую волну позитива самостоятельно, ищите позитивных и формируйте коллективную волну. И помните: Жизнь – это факты и наши толкования на их счёт. И мы имеем полное право врубить на полную режим скептицизма относительно толкований, навязываемых нам извне. Хотите забрать у нас жертвенных Козлов? Попробуйте. Но помните: жертвенные Козлы изначально предназначены для Бога, а с Богом плутливые шутки плохи…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *