Потерявши голову, по КВ плачем

Есть ряд табуированных тем, на которые я запретил себе писать дабы не спровоцировать блокировку всего ресурса. Но иногда молчать о злободневном оказывается просто невыносимо.
Почему я не верю официальной статистике? Потому что её единственное назначение – лепить фигуру в психике адресата. Никого не интересует реальное положение дел. Тем более что мир в принципе иллюзорен. Властьимущих же интересуют рычаги управления и способы получения выгоды.
Звонит мне сегодня владелец крупного бизнеса, у которого я когда-то работал и до сих пор остаюсь с ним в хороших отношениях. Разговорились за ситуацию. Я признался, что переболел КВ. Когда? Как? Я объясняю. Тут по громкой связи подключается его жена и начинает рассказывать свой случай болезни, наступивший 31 января. Сначала будто что-то в горло попало. Подумала, что бутербродом подавилась. Потом жуткий сухой кашель, температура. Не проходит. Обращается в больницу (а у них по части больниц – зелёный коридор) – и ей отказывают в приеме, записывая лишь на следующий день. Почему? «Да у нас тут аншлаг, мы не справляемся». С горем пополам проходит обследование. Ей ставят диагноз: «Да у вас типичное течение гриппа, не переживайте». «Но я же не первый раз замужем, я ж болела гриппом и знаю, как он протекает. А здесь… да я вообще сто лет не простужалась, и температуры у меня не было не помню сколько…».
И таких случаев – тьма.
Теперь сравним ситуацию. Конец января – начало февраля – больницы Свердловской области забиты «гриппозниками», но никто не бьёт в набат. По состоянию на 1 апреля 2020 года на всю область – всего 33 случая заражения КВ. Но при этом нас закрыли на карантин. Где логика?
Официально первые случаи КВ зарегистрированы 31 января. Это были два китайца — в Тюмени и Чите. Но посмотрите дальнейшую динамику: в России начали ставить диагноз «коронавирус» только в начале марта, когда европейские страны уже повводили режимы чрезвычайной ситуации и закрылись на карантин, когда Всемирная организация здравоохранения 11 марта уже признала КВ пандемией.
Что это? Это картельный сговор. В январе-феврале медикам был поставлен запрет ставить диагноз КВ. Но помимо этого немаловажным фактором выступала косность человеческого мышления. Да, вы поставьте себя на место врача-терапевта. Двадцать лет в профессии, в нейронных связях – рельсы проложены. Вы привыкли толковать симптоматику в терминах уже известного. Коронавирус? Не, не слыхали! Грипп? Да, знаем, плавали. Поэтому «у вас типичное для гриппа течение болезни». И на этом фоне «типичного течения» молодые и здоровые люди уходят за пару дней на тот свет. Уверен, что случай Миши Лушенкова был совершенно типичным. Просто широкой общественности об этом не сообщат. Ни-ко-гда.
Это один из старых как мир приёмов подтасовки фактов: произвол поименования. Я отказываюсь признавать вас коронавирусником, поэтому у меня будет идеальная статистика.
Но вообще-то Россия – ближайший к Китаю сосед. И эти бравые ребята, аки муравьи, снуют туда сюда проложенными путями. Технически невозможно представить, чтобы в неделю-две вирус не расползся по свету, не попал на территорию России. Наиболее очевидный путь — с челноками и гастарбайтерами. Уровень социальной ответственности китайцев под жирным вопросом. Когда мне нужно семью кормить, то плевать на кашель, сопли и температуру. А про других я вообще на этом уровне бытия не привык думать.
Итак, совершенно очевидно, что а) коронавирусная статистика по России – рисованная и сильно заниженная, б) пик болезни в России пришёлся на январь-февраль, а сейчас цепляет замешкавшихся, в) принятые меры противодействия эпидемии запоздалые и совершенно не соответствуют ситуации.
Собственно, нет ни малейших оснований доверять и прочим статистическим данным: средней продолжительности жизни в России (она вполне может быть завышена), численности населения (она с высокой долей вероятности завышена по крайней мере вдвое) и так далее. И это не только в России. Это норма для всего мира. Но в мире догматиков такая подтасовка фактов заходит на-ура. Почему? Да потому что в условиях невозможности проверить самостоятельно нам не остаётся ничего иного как разделять общекультурные верования. В частности, о том, что земля круглая, что нас на ней живёт – семь миллиардов и так далее. Это всё – догмы, т.е. беспочвенные утверждения. И степень их беспочвенности находится в обратнопропорциональной зависимости с их эффективностью в деле бесструктурного управления толпой.
Ещё походя хочу обратить внимание: в январе-феврале такие квази-гриппозники продолжали общаться с людьми, но заражений в ходе этого общения практически не было. Т.е. подверженность вирусу носит избирательный характер.
В сложившейся ситуации тревогу вызывает вовсе не мнимая эпидемия коронавируса. Тревогу вызывает отсутствие политической воли у власти, её неспособность принимать адекватные решения и меры в условиях аларма. Крайне несложно ездить по ушам электорату, рассказывать про невероятно высокий рейтинг главы государства у населения (это – тоже статистика, евпочя), когда всё хорошо, когда конъюнктура на внешнем рынке благоприятствует, цены на нефть и газ высокие, набивать карманы на общенародном достоянии получается легко и непринуждённо. Но вот цены на нефть просели, перспективы туманны, а тут еще напасть в виде болезни. В общем, самое время распечатывать резервные фонды, тратиться на людей. А для этого – объявлять режим чрезвычайной ситуации и на легитимных основаниях вводить комплекс мер, ограничивающих права и свободы граждан. Но что мы видим на деле? Федералы дистанцировались от проблемы, её пытаются решать чиновники на местах, у которых на это совершенно нет законных полномочий. И вот уже Указами губернаторов нас с вами ограничивают в конституционной свободе передвижения (ст. 27), а бизнес лишают средств к существованию! Да ещё под угрозой административной и даже уголовной ответственности. Это – будем называть вещи своими именами — правовой беспредел.
Правда мало когда бывает приятной. В данном случае правда заключается в том, что любая отчуждённая власть становится вещью-в-себе, самобытной системой, для которой отчудившая её масса оказывается в положении внешней среды, т.е. корма. Чтобы ситуация была иначе, власть должна уметь отождествляться со своим народом, а внешней средой считать варваров за пределами государственной границы. И на практике такие варианты уже реализованы. Но проблема в том, что в мире развивающихся систем не принято потреблять ресурс, не отдавая ничего взамен. А России на внешний рынок (во внешнюю среду) просто отдавать нечего. Кроме автоматов калашникова и депрессии. Почему? Да потому что мы как общность лишены идеологического базиса. Мы не знаем, куда плывём и зачем. Развалив СССР, его многонациональный народ сделали беспутным. И даже закрепили это в Конституции, согласно которой «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной» (ст. 13). Это абсурд. Ни одна система не может развиваться в условиях отсутствия идеологии. Именно поэтому и наше общество не развивается. Мы все эти годы — тридцать лет – представляем из себя корм для более развитых систем. И без идеологии ничего не поменяется. А будь у народа мощная цементированная идеология, то и любой вирус будет нипочём. Но в текущих условиях любой энтузиаст-проповедник загремит по статье, поскольку в его действиях будет состав «Подрыв основ конституционного строя». И в этом – продуманный механизм самозащиты власти паразитарного типа от нападок оппозиции.
Я долго думал, почему так. Мой ответ таков: у народа та власть, которую он заслуживает. Только через массовый подъём сознательности, через ощущение единства, через взращивание истинных культурных ценностей можно перейти к такому состоянию, когда из среды народа породится другой тип власти, другой тип управленцев, мыслящих категорией «мы» на уровне нации. А это значит, что ответственность за всё происходящее лежит, в первую очередь, на каждом из нас…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *