Участь гения — остаться непонятым

लोहित–आख्यस्य च मणेः,
पद्मरागस्य च अन्तरम्।
यत्र न अस्ति, कथं तत्र
क्रियते रत्न–विक्रयः॥

σ: लोहित–आख्यस्य मणेः च, पद्मरागस्य च अन्तरं यत्र <देशे> न अस्ति, तत्र कथं रत्न–विक्रयः क्रियते?
लोहित–आख्यस्य – Именуемого आख्यस्य ‘лохита’ लोहित (G sg m от adj ~आख्य; БВ लोहितः आख्या अस्य इति); – И (conj); मणेः – Самоцвета (G sg от m); पद्मरागस्य – Падпараджи (G sg ); – И (conj); अन्तरम् – Разницу (A sg от n अन्तर); यत्र – Где (adv); – Не (pcl); अस्ति – Имеется (P pr 3 sg от 2√अस्); कथं – Как (adv); तत्र – Там (adv); क्रियते – Осуществляется (pass pr 3 sg от 8√कृ); रत्न–विक्रयः – Торговля विक्रयः драгоценными камнями रत्न (N sg от m विक्रय; G-ТП रत्नानां विक्रयः).
Как можно вести торговлю драгоценными камнями там, где падпараджу не отличают от обычного рубина?
Не сделать бизнес на камнях
Там, где народ не отличит
Рубин дешевый и такой,
Что наречён падпараджа.
1. लोहित в качестве названия камня представляет собой квест для желающего добраться до понимания. Монье со ссылкой на Панчатантру пишет просто: a kind of precious stone [1899:909]. У Апте вообще применительно к камням значения не приводится. Это говорит нам о том, что в корпусе санскритской литературы практики подобного словоупотребления нет. Автор на коленке сочинил название камню. Поэтому и добавочное आख्य. Я специально поднял литературу по туземной минералогии: в ней нет устойчивого термина लोहित в качестве названия конкретного самоцвета. По сути, это указывает на попытку калькировать некое название с одного из местных говоров. Эта наша гипотеза тем более очевидна, если учесть, что рецензия simplicior Панчатантры составлена, образно говоря, вчера… в размерах вечности. Буквально लोहित означает Красный. Единственный туземный язык, которым я с горем пополам владею, это хинди. На хинди Красный — लाल (допустим, लाल मिर्च означает Красный перец). И одно из значений लाल – Рубин [Хинди-русский словарь. В 2-х томах. Т.2. М, 1972. С. 505.]. И действительно, слово Рубин этимологически восходит к латинскому rubeus Красный. Т.е. логика здравого смысла приводит нас к значению Рубин для लोहित–आख्य.
Чтобы провериться, я поднял три доступных комментария на вульгату. В одном из них наша версия полностью принимается:
लोहित–आख्यः लोहित–नामा मणिः (‘लाल’) [Гуру Прасад 1940:27].
В другом предлагается принципиально иное (но такое же гипотетическое, интуитивное) прочтение:
लोहित–आख्यस्य= लोहित–नाम्नः गोमेद–आख्यस्य मणेः [Нрисимхадев 1932:51].
В данном случае автор считает, что речь идёт о гессоните, особой разновидности граната, известной также под санскритским именем гомед. Данная гипотеза, которая на сутки сбила меня с толку, поскольку фактологически состоятельна, не выдерживает проверку здравым смыслом, о чём подробнее будет сказано ниже.
Ещё в одном (самом раннем) дополнительных пояснений не содержится.
2. Лексема पद्मराग также представляет собой головоломку. И Монье [Ruby 1899:584], и Апте [A ruby 1890:665] вторят друг другу: это Рубин. Но в таком случае у нас получается тавтология: т.е. теперь и мы сами – пусть и на уровне лексики – оказываемся не способны отличить разницу между लोहित и पद्मराग. Вот именно поэтому переводчик обязан иметь личный опыт в той узко-специальной теме, в которой берётся делать перевод. В противном случае всё сведётся к гаданию на кофейной гуще. Так вышло, что ваш покорный слуга год как занимается темой самоцветов вне языковых конвенций санскрита. При наличии методологии освоения той или иной области знания въехать в новую тему за год более чем реально. По слухам, профессиональные журналисты способны разобраться в теме за час, настолько чтобы поддерживать осмысленную беседу с интервьюируемым. Где час, а где год.
Так вот, на самом деле पद्मराग – это драгоценный камень под современным названием Падпарадж. И да, это действительно разновидность рубина. Поэтому если на момент составления двуязычных словарей в конце девятнадцатого века не существовало общепринятой классификации рубинов, то почтенные лексикографы в принципе не могли детализировать концепт лучше, чем они это сделали по факту. Ну а в чём смысл противопоставления рубина и рубина, мы рассмотрим ниже, в разделе, посвященном раскрытию плана содержания.
3. Настоящее время словоформы क्रियते – в значении оптатива («универсальное настоящее»).
Ну а теперь поговорим о тонкостях смысла, которые неочевидны даже лингвистам-профессионалам, даже туземным толмачам.
Рубин – драгоценный камень первой категории, разновидность корунда, имеющая красный цвет.
Падпараджа ранее считался подвидом рубина. Это нашло отражение и в туземной геммологии, создававшейся уже в колониальную эпоху (см., напр., Ратна-дbпикf, Гаруlа-пурftа). Но по современной классификации чаще всего рассматривается как самостоятельная разновидность корунда цвета лосося или персика. В русскоязычной Википедии цвет указан как «Жёлтый или оранжево-жёлтый». Это неверно. Правильный цвет падпараджи – это смесь рубина высокой прозрачности и жёлтого сапфира. В итоге и получается тот самый розовато-рыжий лосось.
Если розоватого оттенка нет, это не падпараджа. Это подтверждается и этимологией. Санскритское पद्मराग lit означает «Имеющий цвет лотоса». Речь идёт о цветке лотоса орехоносного (Nelumbo nucifera):
Как видим, розовые оттенки доминируют в окраске цветка. Я разобрался с этими нюансами только в ходе работы над данным переводом. До этого момента я также полагал, что падпараджа – это оранжевый сапфир.
В чём же сакральный смысл различения? Почему неспособность отличить рубин от падпараджи? Для этого нужно знать некоторые расклады рынка ювелирных камней.
Во-первых, рубин рубину рознь. Как и во всех ювелирных камнях, в рубинах ценится прозрачность и чистота цвета. Наиболее ценными на текущий момент признаются бирманские рубины. Огранённый каратник отдают в розницу за пятьсот тысяч рублей:
А вот индийским рубинам повезло гораздо меньше. Здесь корунды чернят, лишены должной прозрачности, в них нет игры света. И поэтому индийский огранённый рубин можно взять по 500 рублей за карат:
Да и качество огранки здесь топорное, как и всё у цыган. Никто не хочет тратить время на качественную обработку дешёвого камня. В итоге это выходит даже дешевле, чем советские синтетические рубины, которыми щеголяли наши мамы и бабушки.
Итак, разница в цене – тысяча раз. А в тексте речь идёт именно об индийских рубинах, поскольку описываются индийские реалии.
Во-вторых, когда речь заходит о падпарадже, то внезапно выясняется, что его главной особенностью является крайняя редкость. Это, на минутку, самый редкий корунд современности. Исходным местом добычи падпараджи является Шри-Ланка. В Ратна-дипике упоминается ещё несколько горных массивов на территории полуострова Индостан, но найти современных подтверждений факту добычи там падпараджи я не сумел. Современные пуритане убеждены, что термин падпараджа должен применяться только к цейлонским корундам, ни к каким другим. Однако схожие вариации поступают на мировой рынок также из Вьетнама, Танзании и с Мадагаскара. Но даже этой «размывки контрольного пакета» цейлонцев не хватает, чтобы ликвидировать спрос на данный камень. Камни ювелирного и инвестиционного качества расходятся сразу по коллекциям и мониторить цены не получается. По слухам, хорошие экземпляры уходят по 30 000 долларов за карат, т.е. по цене квартиры на вторичном рынке в городе-миллионнике! Что в пять раз превышает цены на лучшие рубины. Но в среднем цена падпараджи аналогична цене на высококачественный рубин.
Вывод: разница в цене между падпараджей и обычным индийским рубином составляет в среднем тысячу раз.
Это та фактологическая база, которой должен владеть читатель, чтобы понимать контекст сказанного.
И теперь представьте себе ситуацию: вы – гемхантер, охотник за ювелирными камнями. Вы лично приехали в район цейлонской Ратнапуры и прямо на месте скупили у шахтёров свои падпараджи. Огранили их у местных специалистов и привезли на материк. А здесь рубины — по три копейки за кило. И вы со своим «необычным», но всё же рубином (по тогдашней классификации). Попробуйте объяснить мне, почему я должен платить за рубин тысячу концов. Это просто нереально. Вы просто угорите. Пока не сформирован спрос в ходе продуманной маркетинговой компании, вы свой товар не сумеете продать.
Мораль такая: для любого произведения искусства нужен свой ценитель. А ценитель появляется только когда есть развитый вкус и кругозор познаний. Либо – как вариант – когда искусственным образом сформирован спрос на нечто малоценное как на обладающее высокой ценностью. Примером последнего может служить китайский нефрит, который гораздо хуже по качеству, чем байкальский нефрит. Но китайцы делают на нём состояния, сумев создать мифологему и плотно увязать нефрит с «древней» китайской культурой. А мы свой продаём за те же три копейки тем же китайцам.
Я знаю ценность своих трудов, поскольку в них вложены годы беззаветных поисков, мучительных опытов и терзаний. Но для окружающих это не более чем набор буковок кириллической азбуки. Точно такими же буковками выполнены все остальные русскоязычные книги. Вот вам конкретный пример реализации в обычной жизни описанного в стихе сценария. Кратко его можно сформулировать так: Участь гения – остаться непонятым. К счастью, меня об этом предупредили ещё в ВУЗе.
Теперь остановимся на альтернативном прочтении строфы, предложенном одним из туземных толмачей.
Гессонит – разновидность граната-гроссуляра медового цвета.
Очень красивый камень. Мне отзывается даже больше рубина.
Если не сильно разбираться в деталях и считать, подобно мне и Википедии, падпараджу жёлтой разновидностью корунда, то по цвету эти два камня действительно схожи.
Каратник качественного цейлонского гессонита отдают за те же пятьсот рублей (даже дешевле):
Т.е. мы снова получаем ценовую разницу в тысячу раз. Но проблема в том, что фактическое сличение двух камней – гомеда (гессонита) и падпараджи – выявляет разницу.
Гессонит
Падпараджа
Такая же разница выявляется при сравнении индийского рубина и падпараджи,
Индийский рубин
Падпараджа
но тут включается в дело классификация: падпараджа считалась разновидностью рубина, что формировало ожидания насчёт его стоимости. Т.е. речь в тексте идёт не о самой неспособности отличить рубин от падпараджи, а о неспособности признать существование тысячекратной разницы в их цене.
Говоря другими словами, у потенциальных покупателей не сформировано выгодного продавцу понятия-представления о падпарадже как о редком и очень дорогом камне. В противном случае, если бы представление о падпарадже было сформировано, им можно было бы манипулировать: выдавать тот же дешёвый гессонит или бледный рубин за падпараджу (подбирая более схожие образцы). И тогда подвисают знаком вопроса сами сетования нашего текста: а в чём, собственно, проблема? Идите и продавайте под видом падпараджи крашеные стекляшки. Но нет, речь идёт именно о том, что дремучие необразованные аборигены не имеют представлений о ценном камне, а потому продать его им не представляется возможным.
Аналогичная ситуация наблюдается сейчас на рынке янтаря. Его цены настолько дороги, что не отвечают ожиданиям обывателя. В итоге Калининградский янтарный комбинат не возит янтарь хорошего качества даже на профильные выставки камней. Я лично общался с консультантами несколько раз. Картина такая: покупатель (по виду даже обеспеченный) подходит к изделию, оно ему нравится, он интересуется о цене, а услышав ответ, неприятно морщится и сконфуженно уходит от прилавка. В итоге под видом недорогого янтаря сегодня продают всякий хлам.
Иногда бывает дельцы пытаются впарить новоиспеченную падпараджу, лепя сказки о ней прямо по месту. Так, на последней выставке нам с Андреем показывали Киноварь. Под неё тут же рассказали сказку о том, что добывается она только в одном единственном месте, неизвестном никому, кроме проверенных следопытов этих горе-продавцов. Дескать, это та самая Киноварь, которую китайские даосы боготворили тысячелетиями, используя в алхимии. А по факту там кусок серой щебенки, по которому идут жилы «красной крови», какие-то чёрные вкрапления (я определил как железо) и всполохи белой неидентифицируемой породы. За такой валун просили семь тысяч рублей («можно поторговаться, если что!»). Я не знаю – и не хочу знать – смогли ли они продать свою Киноварь и в каком количестве. Но если верить Панчатантре, затея эта бесперспективная. Даже если ты найдёшь разово своего лоха, то бизнес на этом построить будет невозможно.
Собственно, ввиду вышесказанного гипотеза Нрсимхадева выглядит слабее и была нами отвергнута.
Перед нами наглядный пример того, как непросто выковыривать смыслы из переводных текстов. И бремя это лежит на переводчике. Я лично отдаю себе отчёт, что желающих потратить несколько дней, месяцев и лет на расковыривания смысла одной щлоки, одной сутры – нет. Точнее, они есть, но это единичные энтузиасты, не занятые переводами профессионально, т.е. не готовящие публикаций. Ибо если у вас горят сроки по договору перед издательством, если вам нужно отбить выделенный грант к определенному моменту, то ни о каких искренних поисках смыслов не может быть и речи. Для этого нет благоприятных условий. Понимая это, я практически перестал читать чужие переводы. Ибо смысла в них – кот наплакал. Причём, такая предвзятость во мне достигла гротескных форм. Я давно мечтаю ознакомиться с феноменологией Гуссерля по первоисточникам. Но немецким языком не владею, а русскоязычные переводы читать не могу ввиду вышеизложенных обстоятельств.
На этом наше чтение подходит к концу. Пусть даже глубокий смысл сказанного и не дошёл до вас, но зато вы узнали что-то новое о драгоценных камнях, посмотрели красивые картинки и, надеюсь, хоть немного вдохновились.

1 комментарий

  1. Андрей

    Библейский вариант выражения того же смысла — «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас». «Библия Мф. 7:6»

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *