Тапас (Manu 11:244)

प्रजापतिः इदं शास्त्रम्
तपसा एव असृजत् प्रभुः।
तथा एव वेदान् ऋषयः
तपसा प्रतिपेदिरे।

σ: 1प्रभुः प्रजापतिः इदं शास्त्रम् तपसा एव असृजत्। 2तथा एव ऋषयः वेदान् तपसा प्रतिपेदिरे।
प्रजापतिः (N sg от m प्रजापति) Прародитель; इदं (A sg n от pron इदम्) Этот; शास्त्रम् (A sg от n शास्त्र) Трактат; तपसा (I sg от n तपस्) Тапасом; एव (pcl) Именно; असृजत् (P impf 3 sg от 1√सृज्) Сотворил; प्रभुः (N sg m от adj प्रभु) Могущественный. तथा (adv) Так же; एव (pcl) Точно; वेदान् (A pl от m वेद) Веды; ऋषयः (N pl от m ऋषि) Пророки; तपसा (I sg от n तपस्) Тапасом; प्रतिपेदिरे (pf 3 pl от प्रति–पद्) Открыли.
Могущественный Пража́пати
сотворил данный трактат
именно посредством тапаса.
Точно так же при помощи тапаса
пророки открыли Веды.
Первая часть является типичным легендированием в моей терминологии или мифологизацией в терминологии Сергея Переслегина. Этот акт требуется для придачи весомости источнику в глазах догматика. Но что мы действительно можем обсудить, так это форму предполагаемого тапаса. Я, к слову, оставил Пража́пати без перевода, поскольку не совсем понятно, о ком именно идёт речь. Скорее всего, это Бог-Отец Брахма́.
Итак, вопрос: в чём мог заключаться тапас у дематериализованной энергоинформационной сущности Прародитель Пража́пати? Это совершенно точно не мог быть социальный долгхарма), поскольку варн̣а́щрама-дхарма Прародителя в себя не включает. Это не могла быть епитимья́, поскольку вне закона невозможно совершить грехи, чтобы потом их нужно было отмаливать. Это также не мог быть аскетизм, поскольку нет материи, от которой Брахма́ мог бы подвинуться в пользу духа (он сам является почти безупречно чистым духом). Как видим, ни одно из уже заигранных значений лексемы тапас в данном контексте не подходит. Однако, контекст очень напоминает тот, что встречается в упанишадах (в нашем начальном обзоре по теме мы читали BAU и CU). И, видимо, мы сможем уточнить это значение лишь на основе статистической выборки.
Теперь насчёт провидцев. Разумеется, чтобы слушать эфир, нужно подвергать себя аскетизму. Поэтому Веды как откровения требуют духовной жизни. Это подтвердит вам любой современный ченнелер. А индийские р̊ши – это именно ченнелеры тех времён. Но на уровне идеи пограничники, т.е. персонажи, обеспечивающие доступ к информационному плану бытия, имелись и будут иметься до скончания времён.
С моментом тапаса как основы качественных откровений (а не высосанных из пальца фантазий) мы полностью согласны. Но хочется высказаться по другому вопросу. Веды, какими мы их понимаем сегодня, содержат в себе крайне мало откровений. Откройте самхиту Ргведы. Это что? Это сборник поэтических гимнов, од, элегий, ниспосланных че-ло-ве-ком тому или иному божеству. Объясните мне, каким образом эти стихи нужно было открывать? Если откровениями признавать поэтические образы, метафоры и аллегории, то это будет кость в пользу нищих: в таком случае любой лирический поэт у вас окажется пророком. И пусть даже частично это так, но полноценым осознанным тапасом за пределами самого творчества (как необъявленной аскезы) занимаются из этих поэтов единицы. Тогда почему мы молимся на Ргведу? Давайте читать, допустим, поэтов Серебряного века в этом же амплуа.
Я хочу сказать простую вещь: при трезвом анализе Трансцендентного знания, кодируемого традиционно словом «Веда», оно на поверку оказывается процентов на девяносто либо поэзией разного уровня художественной ценности, либо фантазией. Отдельные откровения же настолько путаны и непоследовательны, что выглядят сырыми, неосмысленными, а потому безграмотно вербализованными концептами.
Возможно, поэтому в той же Ги́те содержится едкая критика Вед, а Кр̊шн̣а прямо рекомендует Аржуне поскорее преодолеть этот частокол чужих глупостей.
Когда мы говорим про, провидцев, то помним, что их форма тапаса уже была проанализирована нами в 11:237.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *