Вина ль весны…


पत्रं न एव यदा करीर–विटपे, दोषः वसन्तस्य किम्?
न उलूकः अपि अवलोकते यदि दिवा, सूर्यस्य किं दूषणम्?
धाराः न एव पतन्ति चातक–मुखे, मेघस्य किं दूषणम्?
यत् पूर्वं विधिना ललाट–लिखितं, तत् मार्जितुं कः क्षमः?

σ: 1यदा करीर–विटपे पत्रं न एव <भवति>, वसन्तस्य किम् दोषः? 2उलूकः दिवा अपि यदि न अवलोकते, सूर्यस्य किं दूषणम्? <3यदि> चातक–मुखे धाराः न एव पतन्ति, मेघस्य किं दूषणम्? 4विधिना यत् पूर्वं ललाट–लिखितं, तत् मार्जितुं कः क्षमः?
पत्रं (N sg от n पत्र) lit Лист fig синекд. Листва; (pcl) Нет; एव (pcl) Ничуть; यदा (conj) Когда; करीर–विटपे (L sg от m ~विटप; kd करीरः एव विटपः) На кусте विटपे пустынного каперса करीर; दोषः (N sg от m दोष) Проблема; वसन्तस्य (G sg от m वसन्त) Весны; किम् (pcl) Разве; (pcl) Не; उलूकः (N sg от m उलूक) Филин; अपि (pcl) Даже; अवलोकते (Á pr 3 sg от अव–1√लोक्) Смотрит; यदि (conj) Если; दिवा (I sg от f दिव्) Днём; सूर्यस्य (G sg от m सूर्य) Солнца; किं (pcl) Разве; दूषणम् (N sg от n दूषण) Вина; धाराः (N pl от f धारा) Капли; (pcl) Не; एव (pcl) Вообще; पतन्ति (P pr 3 pl от 1√पत्) Падают; चातक–मुखे (L sg от n ~मुख; G-tp चातकस्य मुखे) В клюв मुखे райской птицы चातक; मेघस्य (G sg от m मेघ) Тучи; किं (pcl) Разве; दूषणम् (N sg от n दूषण) Вина; यत् (conj) Что; पूर्वं (adv) Прежде; विधिना (I sg от m विधि) Судьбой; ललाट–लिखितं (A sg n от adj ~लिखित; L-tp ललाटे लिखितम्) Начертанное लिखितं на лбу ललाट; तत् (A sg n от pron तद्) То; मार्जितुं (inf от 1√मृज्) Стереть; कः (N sg m от pron किम्) Кто; क्षमः (N sg m от adj क्षम) Способен?
Разве вина весны в том, что на кусте кариры нет ни листочка? Разве вина солнца в том, что филин днём даже не смотрит? Разве вина тучи, что капли не попадают в клюв чатаки? Кто в силах стереть то, что предначертано Судьбой на лбу?
Сначала немного о языке. В стихах b и c имеется двусмысленность: неясно, в какой роли употребляется किम् – то ли это вопросительное местоимение Какое, выступающее определением к दूषणम् (имеет формальные признаки синтаксического согласования в роде, числе, падеже, то ли это вопросительная частица Разве Ли.
При разрешении данной амфиболии следует воспользоваться подсказкой самого поэта. В стихе a он синонимизирует दूषणम् через दोषः, однако किम् сохраняет ту же самую форму, поэтому читается однозначно – вопросительной частицей. По этому признаку, предполагая повторяющуюся трижды синтаксическую модель, мы делаем вывод, что во всех трёх строках किम् выступает в качестве вопросительной частицы Разве.
Наречие पूर्वं вместе с причастием लिखितम् даёт возможность получить в переводе значение Предначертанное.
Все остальные языковые тонкости я постараюсь осветить при осмыслении содержания.
Строфа построена по следующему принципу: поэт даёт три иллюстративных примера (дршта́нта), после чего обобщает свою мысль в виде риторического вопроса, предполагающего собой отрицательный ответ.
Кари́ра в первом примере – это Каперс пустынный, кустарник рода каперсов, отличительной особенностью которого является отсутствие полноценной листвы. Он похож на эдакую большую верблюжью колючку. Но при этом способен цвести и плодоносить. А из плодов туземцы даже готовят кушанья. Поскольку ни Каперс пустынный, ни Карира одинаково не несут никакого смысла читателю, то, по моему глубокому убеждению, переводчик вправе сам выбирать, какое название употреблять. Ввиду краткости я транскрибировал санскритское, имея в виду, что оно, на самом-то деле, принято в качестве альтернативного международного названия данного вида кустарников. Но без пояснения, разумеется, понять невозможно.
В идеале нужно было подобрать некий общеизвестный аналог из флоры средней полосы России. Но, поломав изрядно голову, я оставил эту затею, так ничего и не обнаружив.
И вот вам наглядная ситуация: куст кариры по своей программе биологического вида обязан быть безлистным. Пришла весна, время всеобщего олиственения. Но даже она не способна заставить куст пустынного каперса выпустить листья, которые ему не положены. Так можно ли винить в этом весну, дескать, какая же ты немощная и всё такое прочее? Вопрос риторический.
Второй пример касается совы. Санскритское улу́ка не указывает на какой-то конкретный вид совообразных, поэтому специфицировать здесь сложно. Да и не нужно. Ибо общеизвестный факт: сова – это ночная птица. Днём совы обычно спят. И вот нам снова ситуация. Восходит солнце, Великий Художник. Оно дарит свет, необходимый всем нам для того, чтобы видеть. Оно раскрашивает мир во все немыслимые краски. Но оно не может заставить филина взглянуть на всю эту красоту. Обратите внимание, что अव–1√लोक् в тексте означает именно Смотреть Взглянуть как волевое действие, тогда как всем известное 1√दृश् означает Видеть как результат этого действия. Т.е. это санскритские аналоги английских to look и to see соответственно. Данные оттенки смысла важно уметь различать. В противном случае мы бы получили значение Филин вообще днём не видит. Тогда как на самом деле – Филин вообще днём не желает пользоваться зрением. Солнце открывает всем без разбору окно возможности смотреть на яркий цветной мир. Но оно не обязано – да и не вправе – принуждать нас пользоваться этим окном возможности. Так есть ли какая вина солнца в том, что филин отказывается смотреть цветные картинки при свете дня? Снова вопрос риторический. Но почему филин отказывается смотреть днём? Потому что это – ключевой элемент типичной для его вида программы жизни. И он всего лишь отрабатывает видовую программу.
Наконец, третий пример касается некой мифической птицы ча́таки (обратите внимание: пишется चातकः, тогда как Воробей пишется चटकः). Согласно индийской мифологии, эта птица питается исключительно дождевой водой. Дескать, она настолько могущественна, что заставляет Индру периодически лить дождь для прокорма себя. И дожди таки льют. С особой периодичностью льют. Но вот незадача: пить напрямую падающие дождевые капли проблематично. Поэтому из всех низвергающихся на землю потоков воды бедной ча́таке перепадает всего пара-другая капель. И вот ситуация. Ты заказывала дождь? Вот ливневые тучи, вот потоки дождя – получай. Но разве тучи несут ответственность за то, что твой рот не приспособлен для потребления ниспадающей дождевой воды? Нет, дождь свою часть танца выполнил, его совесть чиста. И если вы заказывали дождь, то обязаны быть готовы к его приёму. Однако, у бедной птички ча́таки ровно тот арсенал средств, который присущ её виду. И всё, что она может, это с трудом урвать свою пару капель падающей дождевой воды во время очередного ливня. И так просто есть, с этим ничего не поделать, так устроен мир.
Делая обобщение, поэт обращается к типичной для индийского мировоззрения метафоре судьбы, предначертанной на лбу. При этом в стихотворении Судьба как Высшая сила пишет на лбу Судьбу как Сценарий будущей жизни. И с такими предначертаниями нам, смертным, приходится смиряться…
Знаете, это невообразимо высокий уровень осмысления бытия. Всё дело в том, что если ты живёшь своими шкурными интересами и дальше работы-дома-семьи вообще ничего не видишь, то тебя такие вещи едва ли касались. Но вот допустим, что ты живёшь с ощущением несовершенства всего вокруг и горишь желанием улучшить мир и людей в нём. Причём, ты по-честному сначала потратил много лет на то, чтобы на своём личном примере доказать (себе), что такие перемены к лучшему действительно возможны. И следовательно, ты идёшь в мир не с пустыми руками и осточертелым оптимизмом, а со своим личным евангелием, со своим благовестием. И вот в таком случае ты будешь на каждом шагу биться лбом о предначертанность Судьбы, о монолитность Программ и Сценариев, исполняемых окружающими. И дальше у тебя два варианта: либо впасть в полное отчаянье, либо… включить чувство юмора и посмеяться над своей наивностью. И примеры колючкообразных кустов, ночных птиц и неспособных пить дождь птиц – идеальное подспорье в этом. Они нас отрезвляют, отвешивая хлёсткие смачные пощечины с оттяжкой справа и слева. Мы понимаем, что боремся с ветряными мельницами. Не мы создавали этот мир, чтобы его менять. Всё что мы можем – это честно отыграть свою часть спектакля, пылко и самоозабвенно проявляя себя в рамках отведённой нам роли. Если мы вёсны, то просто дарим тепло. Если мы солнце, то просто несём свет, рассеивая тьму. Если мы тучи, то изливаем живительную влагу. И совершенно всё равно, кто и как этим воспользуется. Если же нам выпала роль болвана, то придётся продолжать самозабвенно пытаться изменить неизменяемое, пытаться обучить старую собаку новым трюкам…
О проблеме соотношения фатализма, теории кармы и упования в Господа как принципиально разных точек сборки я решил однажды написать отдельно. В противном случае мне придётся повторяться из раза в раз под каждой эпиграммой, посвященной тому же фатуму.
п.с. Впервые попробовал оформиться лесенкой по-маяковски. Она давно меня привлекала. Предварительно даже прочитал его очерк «Как делать стихи». Не знаю, насколько удачно вышло, скорее всего, есть куда расти.

2 комментария


    1. Привет, Марина.
      Жизнь без весны никакашечная. Но мир так устроен, что кроме весны должны быть ещё лето, осень и зима – полный комплект.

      Ответить

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *