Об обратном отношении синтаксиса и семантики

Несколько месяцев тому назад я сделал над собой усилие, выкроил время и изучил «Основы структурного синтаксиса» Люсьена Теньера. С одной стороны, я был разочарован. Теория актантов, которую все справочники единодушно приписывают ему, у самого Теньера оказалась совершенно неразработанной. Она не сопоставима ни с теорией ка́рак в санскрите, ни даже с теорией семантических ролей в её современном виде. Но был ряд свежих мыслей, которые для меня оказались прорывными. Одна из них – обратное соотношение синтаксиса и семантики. И этот момент я хотел бы наглядно раскрыть на единичном примере, чтобы читатель тоже смог уловить идею и оценить её самостоятельно.
Возьмем предложение:
(1) На столе стоит стакан.
С позиции структурного синтаксиса главным словом здесь является глагол Стоит. Это – глагольный узел, с помощью которого мы далее восстанавливаем узловое гнездо. Почему? Потому что это удобно: от глагола формально можно задать максимальное количество вопросов, подчинив ему синтаксически все остальные структуры атомарного предложения, в том числе подлежащее (которое в теории глагольного узла оказывается подчиненным к сказуемому-глаголу элементом).
Стоит что? Стакан. Подлежащее
Стоит где? На столе. Обстоятельство места.
При этом в традиционном представлении подлежащее важнее обстоятельства. Поэтому мы получаем следующую иерархию синтаксической значимости (по убыванию):
Стоит
Стакан
На столе
А теперь перейдём на уровень смыслов, т.е. на план семантики. Внезапно оказывается, что глагол Стоит, самый главный в синтаксическом плане, вообще избыточен, поскольку легко может быть опущен, заменен на тире:
(2) На столе – стакан.
При этом передаваемое значение может выражаться и через Находится и через Расположен, которые вообще-то синонимами не являются. Т.е. мы видим, насколько размыта значимость слова Стоит в данном предложении.
Далее, из двух оставшихся слов На столе является семантическим подлежащим (то, о чём идёт речь), а значит, главным. И оно выступает вовсе не обстоятельством места для стакана, как пытается утверждать структурный синтаксис. Это – абсолютный локатив, о котором мы писали отдельно.
Мы можем пересказать фразу, придав ей логический вид:
(3) Стол содержит стоящий на нём стакан.
И вот здесь стол становится явно выраженным подлежащим, тогда как передаваемая мысль – одна и та же. Следовательно, и в предложении (1) На столе – это также подлежащее.
Таким образом, в семантическом плане значимость элементов предложения следующая:
На столе
Стакан
Стоит
Теперь, если мы сравним синтаксическую и семантическую значимость, то обнаружим, что она носит зеркальный или обратный характер.
Лично для меня данное открытие было очередным свидетельством бесперспективности молиться на синтаксис как на истину в последней инстанции. Ибо для понимания передаваемых говорящим смыслов зацикленность на синтаксисе оказывается дюжевредной, поскольку формирует ложные представления о семантической значимости отдельных структурных элементов предложения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *