К общенью с честными людьми стремленье…

वाञ्छा सज्जन–सङ्गमे, पर–गुणे प्रीतिः, गुरौ नम्रता,
विद्यायां व्यसनं, स्वयोषिति रतिः, लोक–अपवादात् भयम्,
भक्तिः शूलिनि, शक्तिः आत्म–दमने, संसर्ग–मुक्तिः खले,
येषु एते निवसन्ति निर्मल–गुणाः, तेभ्यः नरेभ्यः नमः।
σ: सज्जन–सङ्गमे वाञ्छा, पर–गुणे प्रीतिः, गुरौ नम्रता, विद्यायां व्यसनं, स्वयोषिति रतिः, लोक–अपवादात् भयम्, शूलिनि भक्तिः, आत्म–दमने शक्तिः, खले संसर्ग–मुक्तिः <इति> एते निर्मल–गुणाः येषु निवसन्ति, तेभ्यः नरेभ्यः नमः <अस्तु>।
वाञ्छा (N sg от f वाञ्छा) Тоска; सज्जन–सङ्गमे (L sg от m ~संगम; G-tp सज्जनानां संगमः, तस्मिन्) По общению सङ्गमे с достойными людьми सज्जन; पर–गुणे (L sg от m ~गुण; G-tp परेषां गुणः, तस्मिन्) К чужому पर достоинству गुणे; प्रीतिः (N sg от f प्रीति) Симпатия; गुरौ (L sg от m गुरु) К гуру; नम्रता (N sg от f नम्रता) Кротость; विद्यायां (L sg от f विद्या) К образованию; व्यसनं (L sg от n व्यसन) Приверженность; स्व–योषिति (L sg от f ~योषित् kd निजा योषित्, तस्मिन्) К своей स्व женщине योषिति; रतिः (N sg от f रति) Любовь; लोक–अपवादात् (Abl sg от m ~अपवाद; G-tp लोकानाम् अपवादः, तस्मात्) Мирского लोक злословия अपवादात्; भयम् (N sg от n भय) Страх; भक्तिः (N sg от f भक्ति) Верность; शूलिनि (L sg m от adj शूलिन्) lit Шипастому fig Щиве; शक्तिः (N sg от f शक्ति) Способность; आत्म–दमने (L sg от n ~दमन; G-tp आत्मनः दमनम्, तस्मिन्) К контролю दमने ума आत्म; संसर्ग–मुक्तिः (N sg от f ~मुक्ति; G-tp संसर्गस्य मुक्तिः) Избегание मुक्तिः контакта संसर्ग; खले (L sg от m खल) В случае мерзавца; येषु (L pl m от pron यद्) В ком; एते (N pl m от pron एतद्) Эти; निवसन्ति (P pr 3 pl от नि–1√वस्) Обитают; निर्मल–गुणाः (N pl от m ~गुण; kd निर्मलाः च ते, गुणाः च) Незапятнанные निर्मल достоинства गुणाः; तेभ्यः (D pl m от pron तद्) Тем; नरेभ्यः (D pl от m नर) Людям; नमः (N sg от n नमस्) Поклон.

Тоска по общению с достойными людьми, симпатия к чужому достоинству, кротость перед гуру, приверженность самообразованию, любовь к своей женщине, страх мирского злословия, преданность Щиве, сила контроля ума, избегание контактов с мерзавцем – поклон тем людям, в ком обитают эти незапятнанные достоинства.

А знаешь ли ты? Представленный в переводе вариант белого стиха наиболее адекватно передаёт стихотворную форму санскритской поэзии. Да, она действительно лишена привычной нам рифмы и базируется исключительно на чередовании сильных и слабых слогов, которые в санскритской поэтике именуются гуру и лагху соответственно. Поэтическая безупречность санскритского четверостишия – в способности поэта втиснуть в узкие рамки стихотворной формы тот или иной глубокий смысл.
С точки зрения западной поэзии содержание выглядит какой-то неуклюжей банальностью. Поэт просто перечислил определённые черты личности, а затем высказал своё почтение тем, в ком эти черты реализованы. Мы даже не можем обнаружить ни единого поэтического украшения (аламка́ра) во всём высказывании. Если честно, в этой простоте таится нечто зловещее. Складывается стойкое ощущение, что идеалы нравственной безупречности оказались в современном поэту обществе настолько преданы забвению, что даже простое их упоминание выглядит уже неким подвигом. И если знать реалии индийского общества, то вероятность такого положения дел крайне высока.
Списки добродетелей пользуются непреходимой популярностью в постведийских нравоучениях. Отчего? Почему? Всё очень просто: они являются надёжными внешними индикаторами внутренней поляризации стакана ума. А значит, позволяют объективно оценить духовную работу, проделанную конкретным человек. Либо, что бывает достаточно часто, благородство происхождения, когда все эти достоинства передались человеку по наследству от благочестивых предков.
Если же у вас нет критериев нравственной оценки людей, то для вас все люди оказываются одинаковы: у всех по две руки, по две ноги и по одной голове. Но именно в поведении проявляет себя сердце человека. В современном обществе делается всё, чтобы нравственные критерии утратили свою силу, а социум скатился в состояние свары диких животных. Но мы не обязаны соглашаться с таким сценарием. По крайней мере за состояние своего ума и сердца каждый несёт личную ответственность.
Тоска по общению с достойными людьми… Это очевидно, поскольку в ходе общения реализуется межличностная индукция: вы перенимаете на себя качества того, с кем общаетесь. И вам даже делать ничего для этого не нужно. Вообще, वाञ्छा можно перевести и как Желание, но я выбрал Тоску, показывая, что в современном мире общение с достойными людьми является редкостью, а потому – самоценностью.
Симпатия к чужому достоинству… Зависть, ревность и нетерпимость к чужим добродетелям являются одним из наиболее ярких индикаторов мерзавца. В несколько более мягком виде это проявляется в привычке перемывать косточки, обсуждая в негативном ключе посторонних. Причём, эта привычка настолько въедливая, что совершенно не поддаётся контролю: человек в речи проявит себя помимо своей воли. Вам достаточно лишь иметь внутри критерии оценки. И наоборот, симпатия к чужому достоинству – это одна из буддийских брахма-вихар, зафиксированных, в частности, в YS 1:33. Когда мы сорадуемся чужим достоинствам, мы разделяем их, принимая частично на себя. Аналогично, когда мы негодуем по поводу чужих пороков, то также частично принимаем их на себя.
Кротость перед гуру… Здесь гуру подразумевается в широком смысле как Старший, пользующийся весом ввиду того, что больше знает, имеет более высокое социальное положение или старше годами. Вызывающее общение со старшими – это характерный признак гордыни, носителем которой всегда будет богоборец.
Приверженность самообразованию… В традиционном обществе грамотность – удел единиц, поэтому образование оказывается самоценностью. В современном мире заместителем для этой диспозиции ума будет приверженность саморазвитию в целом.
Любовь к своей женщине… Если у тебя есть женщина, которую ты признаёшь своей, то её основное право – быть любимой. И реализация этого права лежит на мужчине в виде долга любить. К сожалению, зачастую мужчина начинает относиться к своей женщине как к чему-то само собой разумеющемуся, привычному, обыденному. Редкие женщины умеют «взбадривать», освежать отношения принудительно, устраивая периодически либо праздники, либо скандалы. Но в целом сакрализация межличностных отношений – это внутренний подвиг обеих сторон. Без сакрализации межличностные отношения недолговечны и быстро вырождаются.
Страх мирского злословия… В этом месте я откровенно не понимаю поэта. Всё дело в том, что достойному человеку мирское злословие приписано. Ведь стихотворением выше нам говорили, что клеветники являются беспричинными врагами достойных людей. Ну а чего ж тогда страшиться неизбежного? Правильнее вести речь о способности стойко переносить хулу и сквернословие людской молвы. Теоретически слово भयम् можно перевести как Опасность. Но в таком прочтении оно не будет выступать свойством личности, тогда как перечисляются именно таковые.
Преданность Щиве… Это синекдоха. Речь идёт о набожности в целом. А уж как вы персонифицируете себе Высшее начало, чью волю над собой безоговорочно признаёте, дело двадцать пятой важности. Важно именно наличие такого смирения перед Высшей волей, указывающее на вашу включённость в надличностную иерархию.
Сила контроля ума… В принципе, आत्मदमनम् можно перевести как Самообуздание. Но это оказывается менее точно: что именно мы обуздываем в себе? Проявления ума, помыслы. Самодисциплина – это главным образом дисциплина ума.
Избегание контакта с мерзавцем… Ценность данного совета можно всерьёз расчувствовать лишь с годами. Я многократно попадал в примитивную ловушку, пытаясь исправить встретившегося мне по жизни мерзавца. То есть я отмечаю, что у человека Душа в залоге, что он порабощён силами Тьмы, является их приспешником. Но дальше запускается синдром бодхисаттвы, всеспасителя. Тем более, что, как мы выяснили, читая Бодхичарья-аватару, такой синдром в отдельных культурах выставляется в качестве отдельного достоинства. Так вот, на деле это не более чем демагогия. Попытки исправить того, кто исправляться не собирался, приводят к деградации тебя самого: ты портишься прямо на глазах, как гриб-навозник, который съедобен лишь в течение пары часов после того, как его срезали. Мало-помалу ты лишаешься своей главной добродетели – покоя ума. А без этой добродетели ты оказываешься вообще ничем, поскольку никаких мирских добродетелей навроде общественного статуса, материального благосостояния и т.п. ты не стяжал. И находясь в душевном раздрае, ты даже понять не в состоянии, что же именно происходит. А всё очень просто: ты решил позволить негодяю въехать в рай на твоём горбу. Причём, добровольно сам предложил «подвезти». Но ведь известная народная мудрость прямо говорит: «Кто везёт, на том и едут». Так чего же теперь удивляться? Причём, сколько ни читай в самых разных местах, в самых разных религиях одинаково формулируемые наказы избегать общения с мерзавцами, это почему-то не имеет действия над твоим упрямым умом – он считает, что конкретно вот на этого негодяя сказанное не распространяется, Конкретно вот этот негодяй – не совсем чтобы и негодяй, он просто немного потерялся по жизни, но я ему сейчас прочитаю лекцию о нравственном образе жизни, он проникнется и встанет на путь истинный.
Теперь давайте кристаллизуем понятие «негодяй/мерзавец», чтобы понимать, что говорим об одном и том же. Глазами подвижника любой мирской человек – бочка засоленных чертей. Но мы говорили, что обыватель – это неопределившаяся Душа. Она совершает как хорошие поступки, так и плохие. Поэтому в случае неопределившегося принцип очень простой: у него должны быть достоинства, которые позволяли бы терпеть его пороки. То есть в какой-то определённой части он должен соблюдать негласно установленный мирской закон добродетельных. И это может быть признано достаточным условием, чтобы испытывать к человеку симпатию. С негодяем всё не так. Он принципиально всё делает шиворот-навыворот, вопреки законам божиим. К слову божию – совершенно глух. При этом бьёт себя кулаком в грудь и заявляет, что лучше других знает, как оно надо. У него банально не оказывается никаких заслуг, ради которых можно было бы терпеть его недостатки. Но часто его терпят вопреки всему. Почему? Потому что, будучи хищником, он имеет власть над своими жертвами. И внезапно у вас внутри просто обнаруживается безволие на то, чтобы выполнить единственное здравое предписание: прервать любое общение. Но такой опыт противостояния злу – один из самых ценных в жизни. А значит, за вас можно только порадоваться, что он вам выпал. Если грамотно закроете кармический долг в токсичных отношениях, дальше ощутите прилив сил и способность дышать по жизни полной грудью.
Я много лет пытаюсь спорить с максимой Нагорной проповеди: «Любите врагов ваших» [Мф 5:44]. В отдельные периоды жизни мне понятно, о чём идёт речь. Но затем точка сборки сползает, и я снова начинаю сопротивляться: почему это я должен любить врагов своих?
На самом же деле враги приносят нам больше пользы, чем друзья. Друг помогает точечно, в трудную минуту. В остальное время он просто принимает меня, какой я есть. С врагом всё не так. Непрерывная вражда, которую излучает враг, формирует окно возможности – возможности посмотреть на себя со стороны, увидеть свои слабости, изъяны, пороки. А увидев – предпринять усилия к их ликвидации. Иначе говоря, враги – это инструмент принудительного самосовершенствования. Так как же их после этого не любить. Да, в моменте это получается не всегда: человеческие страсти бурлят через край, много негодования, возмущения, «праведного» гнева. Но проходит время, пыль оседает, раны заживают, а ты начинаешь понимать, как много сделал для тебя твой самый заклятый враг.
Отсюда простой житейский вывод: если избежать контакта с негодяем не получается, это сигнализирует о том, что тебе пришла пора совершенствоваться, изменяться к лучшему…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *