G 6:9 Равный к другу и врагу

सुहृत्–मित्र–अरि–उदासीन–
मध्यस्थ–द्वेष्य–बन्धुषु
साधुषु अपि च, पापेषु
सम–बुद्धिः विशिष्यते।

σ: सुहृत्–मित्र–अरि–उदासीन–मध्यस्थ–द्वेष्य–बन्धुषु, साधुषु, पापेषु अपि च सम–बुद्धिः विशिष्यते।
सुहृत्–मित्र–अरि–उदासीन–मध्यस्थ–द्वेष्य–बन्धुषु (L pl от m ~बन्धु; it-dv सुहृत् च, मित्रं च, अरिः च, उदासीनः च, मध्यस्थः च, द्वेष्यः च, बन्धुः च, एतेषु) В отношении приветливых सुहृत्, друзей मित्र, врагов अरि, посторонних उदासीन, посредников मध्यस्थ, вызывающих неприязнь द्वेष्य, родственников बन्धुषु; साधुषु (L pl m от adj साधु) Праведников; अपि (pcl) В том числе; (conj) И; पापेषु (L pl m от adj पाप) Грешников; सम–बुद्धिः (N sg m от adj ~बुद्धि; bah समा बुद्धिः अस्य इति) С равным सम представлением बुद्धिः; विशिष्यते (Ā pr 3 sg от वि–4√शिष्) Является лучшим.

Равно относящийся к приветливым, друзьям, врагам, безучастным, посредникам, вызывающим неприязнь, родственникам, и даже к праведникам и грешникам является наилучшим.

Перед нами типичная семантическая аномалия под названием абсурд. Проблема в том, что уяснение смыслового абсурда в данном случае требует от читателя специальной языковой подготовки. А поскольку обыватель не является специалистом в языке, то и абсурдность высказывания он вскрыть не в состоянии. Об этом феномене давно известно специалистам в сфере семантики.
Так в чём же абсурдность ситуации? А в том, что сама ролевая расстановка Приветливый, Друг, Враг и пр. требует неравного к себе отношения. Иначе говоря, все перечисленные категории лиц на уровне понятий являются отличными друг от друга. Чтобы некто стал вашим Другом, обязателен признак неравного к нему отношения с вашей стороны. Потому что Друг – это лицо, которое вызывает у вас взаимную симпатию, лицо, которому вы уделяете больше внимания, чем всем остальным. То же самое с Вызывающим неприязнь: чтобы быть таковым, лицо должно вызывать особый отклик в вашей психике, отличный от откликов, вызываемых другими персонажами. То же самое с Врагом. Концепт Врага предполагает наличие вражды, которая взаимна. Все остальные персонажи внезапно оказываются вторичны к расстановке Друг-Враг. Безучастные (посторонние) – это те, кто не вмешиваются в ваши разборки. Посредники – это те, кто пытаются урегулировать ваш конфликт. Откуда возьмется Посредник, если у вас нет конфликта? Но если конфликт есть, если имеются все перечисленные роли, тогда о каком равном отношении можно вести речь. И наоборот: если имеется равное отношение, то никаких ролевых расстановок быть не может.
Таким образом, блок понятий, выраженных относительным местным ~बन्धुषु, सधुषु, पापेषु, и понятие, выраженное бахуври́хи समबुद्धिः, являются категориально несовместимыми.
Если смоделировать этот абсурд на более простом примере, то нам говорят:
Плавающий в земле человек является наилучшим.
Мы понимаем, что в земле плавать невозможно, поэтому называние такого человека наилучшим – абсурд. Такого человека в принципе не существует. А значит, всё высказывание является ложным.
Есть один универсальный способ преодоления семантических аномалий: он заключается в попытке небуквального прочтения текста, в переносном значении.
В данном случае мы можем предположить, что речь идёт о способности воспринимать за всеми персонажами единую подложку, абсолют, Мировую душу, как угодно. Именно такое толкование навязывают туземные комментаторы. Но оно также абсурдно, поскольку противоречит законам языковой деятельности. Слова Приветливый, Друг, Враг и прочие не могут относиться к Мировой душе. Этими словами метятся конкретные референты, предметы объективной действительности, отделяемые умом от фона всех прочих чувственных данных на основании сформированных на уровне универсального предметного кода концептов: если ум обнаруживает набор признаков, соответствующих концепту «Друг», он именует конкретный предмет соответствующим словом «Друг». То же самое с Врагом и прочими.
Технически невозможно иметь одинаковое представление о разных концептах. Единственная возможность для этого: отказ от концептуализации, т.е. неразличающее восприятие объективной действительности. Но в таком режиме, очевидно, у вас не может быть Друзей, Врагов, Родни. Не может быть вообще ничего и никого. Следовательно, и равное отношение вам проявлять просто не к кому.
На деле же отношение ко всему как к проявлениям Мировой души является перекрытием двух концептов: адепт приучается накидывать на идентифицированные согласно освоенному универсальному предметному коду понятия новое, перекрывающее их представление некой вездесущей Мировой души, Абсолюта. По сути механизма, это добровольное введение себя в заблуждение: отказ от освоенных в ходе социализации конвенций в пользу высосанного из пальца представления о единстве.
Стоит спросить себя: а каков в этом смысл? Давайте проведём аналогию. Мы пришли в кинотеатр, чтобы посмотреть фильм. И вот мы сидим и вместо того, чтобы различать действующие лица, держим в уме «понимание» того, что на самом-то деле сейчас на экран проецируются кадры прокручиваемой киноленты и никаких реальных персонажей тут вообще нет – это не более чем проекция на белый экран цветных пятен плёнки. Мы знаем всё это лично? Нет. Мы просто это предполагаем, будучи начитанными и наслышанными. Но пока мы фиксированы на этом своём предположении, для нас действительно нет действа, разворачивающегося на кинокартине. Теперь, внимание, вопрос: а зачем мы вообще пришли в кинотеатр? Чтобы сидеть и полтора часа думать о плёнке? Но это крайняя степень маразма, не так ли.
Приход в кинотеатр – это аналог рождения в этом мире. Просмотр кинокартины – это переживание событийного ряда своей Судьбы. Равное отношение ко всем персонажам – это непрестанное памятование о цветных пятнах плёнки, которые проецируются на экран чувственного взора. Вопрос тот же самый: вы в своём уме? Вопрос, разумеется, риторический. Абсурд всей ситуации очевиден. А толпы сумасшедших, практикующих такое равное отношение, яростно свидетельствуют лишь об одном: о тяге человечества к коллективному помешательству.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *