Коль женщину в расчёт не принимать

न अमृतं, न विषं किंचित्
एकां मुक्त्वा नितम्बिनीम्।
सा एव अमृत–लता रक्ता,
विरक्ता विष–वल्लरी।

σ: एकां <एव> नितम्बिनीं मुक्त्वा, न किंचित् अमृतं <अस्ति>, न <च किंचित्> विषम्। सा एव रक्ता <सती> अमृत–लता, विरक्ता <सती च> विष–वल्लरी।

(pcl) Нет; अमृतं (N sg от n अमृत) Нектара; (pcl) Нет; विषं (N sg от n) Яда; किंचित् (N sg n от pron किम् + pcl चित्) Какого-либо; एकां (A sg f от adj एका) Одну; मुक्त्वा (ger от 6√मुच्) Исключив; नितम्बिनीम् (A sg от f नितम्बिनी) Женщину; सा (N sg f от pron तद्) Она; एव (pcl) Лишь; अमृत–लता (N sg от f ~लता; kd अमृत–युक्ता लता) Нектарная अमृत лоза लता; रक्ता (N sg f от adj रक्त; ppp от 1√रञ्ज्) Влюбленная; विरक्ता (N sg f от adj विरक्त; ppp от वि–1√रञ्ज्) Равнодушная; विष–वल्लरी (N sg от f ~वल्लरी; kd विषयुक्ता वल्लरी) Ядовитый विष плющ वल्लरी.

Окромя одной лишь женщины нет никакого нектара, никакого яда. Только она, будучи влюблена, являет собой нектарную лозу, <а> будучи равнодушна, оказывается ядовитым плющом.

Поэт употребляет кучу стилистических приёмов, наложенных один на другой. В итоге так и хочется спросить: «Сам-то понял, чё сказал?»
Во-первых, женщина метафорически назначается на роль нектара или яда. Основание для сравнения – оказываемое на мужчину воздействие. Во-вторых, такой метафорический (т.е. небуквальный) нектар или яд гиперболизируется настолько, что на его фоне меркнет то, что принято считать нектаром и ядом в обычной жизни.
Лично у меня эпиграмма не отзывается ни в одном месте. И морщить лоб в попытках наполнить стих смыслом я не собираюсь. Возникает ощущение, что лирический герой живёт где-то в параллельной галактике, поскольку его описания не имеют никакого отношения к той реальности, которую знаю я. Хочется посоветовать герою заняться спортом, чаще гулять на свежем воздухе и перестать циклиться на женщинах. А предварительно – извиниться перед женщинами за то, что свои психические комплексы спроецировал на тех, кто совершенно ни при чём.
Мы ведь с вами уже взрослые дяди и тёти, и понимаем, на какой нектар намекает поэт: когда у женщины влажно от одной мысли о вас, она бредит затащить вас в койку. И на этот счёт все традиции единодушны.
Мед бо каплет от устен жены блудницы, яже на время наслаждает твой гортань, последи же горчае желчи обрящеши [Притч. 5:3-4].
विषय–इन्द्रिय–संयोगात्
यत्, तत् अग्रे अमृत–उपमम्,
परिणामे विषम् इव।
तत् सुखं राजसं स्मृतम्।
То <удовольствие>, которое от контакта чувств с соблазнами, вначале сравнимо с нектаром, <но> в конце – будто яд. Такое удовольствие считается смутным [G 18:38].
Равнодушие женщины, в свою очередь, – это следствие неспособности любить. Причём, возможно два варианта. Такая неспособность может иметься либо у мужчины, либо у женщины.
Мужчина бывает неспособен любить, это факт. Но не своим прибором (так любить любой кобель умеет), а всем своим сердцем. Если женщине важна именно чувственность, то на вашу неуёмную похоть она имеет полное право смотреть с сарказмом, стараясь держаться подальше.
А бывает, что женщина неспособна любить. Так вышло, что у многих женщин в районе груди – чёрная дыра. И самые трезвомыслящие из них честно в этом признаются. Ждать от такой женщины эмпатии – это форменная глупость. Ты же не пытаешься воду в решете носить. Здесь – то же самое: организм не предназначен для выполнения требуемой функции. Если хочешь быть с такой фригидной женщиной, можешь начать её кормить. Любить она так и не научится. Зато станет верной. Впрочем, шанс дождаться этого момента невелик: вероятность раньше склеить ласты гораздо выше. Ибо бесчувственность – это типичный признак чёрных вдов. Так может, не горевать надо, что она тебе не отвечает, а радоваться? Господь таким образом отводит тебя от края пропасти…
В общем, я конечно подобрал задник для более точного выражения мнения поэта, но сам с этим мнением не согласен.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *