Когда частица зарешала

Несмотря на то, что понимание речи – это всегда процесс эвристический, который базируется только на одном, на практике понимания, есть в языке элементы, которые гораздо более трудны в своём постижении, нежели иные. Одним из таких элементов является частица.
В санскрите имеются две ключевые частицы – इति и एव. И если со второй худо-бедно можно разобраться из общих соображений, доступных в грамматиках, то истинная языковая природа частицы इति не описана ни в одном из справочников. По крайней мере, я такого не встречал. А без понимания её природы мы неизбежно приходим к тысячи и одной квази-самостоятельной роли, которые суммарно не поддаются ни малейшему осмыслению.
Предлагаю совместно на наглядном примере убедиться, как одна-единственная частица коренным образом меняет синтаксическую модель.
Мы возьмем для анализа три су́тры из Вайщешика-су́тр по их первому изданию 1861 года.

(1) पृथिवी, आपः, तेजः, वायुः, आकाशं, कालः, दिक्, आत्मा, मनः इति द्रव्याणि।

(2) रूप–रस–गन्ध–स्पर्शाः, संख्याः, परिमाणानि, पृथक्त्वं, संयोग–विभागौ, परत्व–अपरत्वे, बुद्धयः, सुख–दुःखे, इच्छा–द्वेषौ, प्रयत्नः गुणाः।

(3) उत्क्षेपणम्, अवक्षेपणम्, आकुञ्चनं, प्रसारणं, गमनम् इति कर्माणि।

Итак, перед нами три именных предложения: ни одной глагольной или квазиглагольной формы в них нет. Автор характеризует три понятия, введённые по тексту ранее: Материя द्रव्यम्, Атрибут गुणः и Движение कर्म. При этом характеристика даётся через перечисление понятий, образующих объём данного понятия. Это один из классических способов определения понятия, наряду с указанием видо-родовой соотнесённости.
Но если присмотреться, то синтаксические модели несколько разнятся. Так, в случаях (1) и (3) мы имеем модель:

P1, P2… Pn इति S,

тогда как во втором случае это

P1, P2… Pn S.

Вся формальная разница заключается в частице इति или च.
Встаёт вопрос: является ли данная разница существенной в семантическом плане либо эти частицы взаимозаменимы, а значит, модель одна и та же.
Начнём с इति, поскольку она уже была проанонсирована в своей значимости. Начнём с того, что это не частица. Функционально (вопреки всем грамматическим признакам частицы) это – указательное местоимение. Да, именно так. Но не простое указательное местоимение. В общем виде указательное местоимение в тексте реализует принцип артикуляционной экономии и отсылает к ранее озвученной или подразумеваемой теме. Такая функция именуется анафорической. Напротив, इति – это указательное местоимение в дейктической функции, которое незримым пальцем тыкает на непосредственно прилегающий фрагмент текста, беря его как некое единое синтаксическое целое. Это сложно принять, поскольку ни в русском, ни в английском языках аналога не имеется. И как раз ввиду отсутствия единичного аналога данному местоимению в русском языке мы всякий раз подбираем ближайшую синтаксическую модель, вследствие чего इति оказывается то двоеточием, то тире, то кавычкой, то местоимением Это, то подчинительным союзом Поэтому и так далее.
Поскольку логическое определение является частным случаем тавтологии, то в наших случаях мы можем дать приведённый логический вид предложений с इति.

(पृथिवी + आपः + तेजः + वायुः + आकाशं + कालः + दिक् + आत्मा + मनः) ≡ द्रव्याणि
(उत्क्षेपणम् + अवक्षेपणम् + आकुञ्चनं + प्रसारणं + गमनम्) ≡ कर्माणि

Итак, इति в обоих случаях указало нам, что весь предшествующий фрагмент следует брать в качестве одного из двух элементов тождества, тогда как само इति – это аналог знака тождества, который в обычной речи чаще всего замещается указательным местоимением Это.
Что на деле сказано? По мнению автора (напомню, любая речь – это репрезентация чьих-то тараканов), объём класса द्रव्यम् исчерпывается объёмом восьми входящих в этот класс понятий, начиная с पृथिवी. Аналогично, объём класса कर्म исчерпывается объёмом пяти входящих в этот класс понятий, начиная с उत्क्षेपणम्.
Другими словами, в обоих случаях мы имеем дело с так называемым закрытым перечнем, не предполагающим никаких других единиц, входящих в классы द्रव्यम् и कर्म.
Вторая трудность кроется в нашем понимании частицы च. В лучших традициях структурализма мы учимся различать структурные элементы языка, но не особо интересуемся насчёт кодируемого ими смысла. Так, частицу च мы скоропалительно отождествляем с русским союзом И… после чего оказываемся заложниками своих узколобых представлений. Причём, есть такая психическая установка: мы изучаем лишь то, что является для нас незнакомым. Если какой-то предмет для нас кажется (ударение на кажется) однозначным, нам даже в голову не придёт его учить заново.
В санскрите च имеет четыре базовых значения. Одно из этих базовых значений – дополнительная конъюнкция (अन्वाचयः). В этом значении च является аналогом частицы अपि.
Но и это ещё не всё. По смыслу дополнительная конъюнкция возможна при наличии доминирующего по значению однородного члена.
Хрестоматийный пример из санскритских грамматик:

भोः, वटा, भिक्षाम् अट, गां आनय। Слышь, щегол, ты милостыню пособирай, да корову заодно приведи.

В данном случае попрошайничество – это основное задание адресату. Ну а если получится, то по пути невзначай ещё и корову в хлев обратно загони. А если не получится, то не беда, она сама дорогу знает.
Так вот, на деле доминирующий однородный член может отсутствовать. И тогда вся модель внезапно оказывается аналогом приведения частных случаев, которые в русском языке метятся союзами В том числе В частности. Это, кстати, одно из распространённых значений частицы अपि (разумеется, отсутствующее в Санскритско-русском словаре).
Ввиду отсутствия в высказывании (2) показателя тождества, аналогичного इति (мог также быть например एव), и с учётом вышесказанного значения частицы च Дополнительная конъюнкция мы получаем следующую модель:

रूप–रस–गन्ध–स्पर्शाः, … प्रयत्नः … – गुणाः

На русский язык данная фраза переводится по следующему шаблону:

Атрибутами गुणाः, в частности च, являются…

Что на деле сказано? Автор приводит частные случаи Атрибутов, но при этом не исчерпывает весь объём класса गुणः, точнее даже не пытается этого сделать. Частица च, в свою очередь, оказывается показателем так называемого открытого перечня, который содержит в себе в том числе и неупомянутые единицы.
Как мы только что увидели, замена одной-единственной частицы इति на च при сохранении в остальном схожей синтаксической модели принципиально меняет смысл сказанного.
Признаюсь честно, не понимая этой разницы, я в своё время всерьёз заклеймил Пращастапа́ду, который на основании вышеприведённой च расширил перечень Атрибутов в своей Пада́ртха-дхарма-самграхе.
Увы, языковая материя сложнее и глубже, чем нам может казаться. И сколько бы мы ни учились, всегда остаются слепые пятна, гарантирующие нам недопонимание читаемого текста.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *