Нилакантха на YS 3-11 и 4-23 (черновик)

Это тот отрывок из его комментария на Гиту 6:25, о котором я упоминал на прошлом занятии. Перевёл и немного подискутировал. Что любопытно, толмач на самом деле вскрывает какое-то подозрительное противоречие в тексте YS.

तथा, एवम्–उपरतं मनः आत्मनि स्वरूपे संस्था स्थितिः यस्य, न तु दृश्ये, द्रष्टरि वा, तत् तथा; आत्म–एकाकारम्; एकाग्रम् इति अर्थः। «द्रष्टृ–दृश्य–उपरक्तं चित्तं सर्वार्थं», «सर्वार्थता–एकार्थतयोः क्षय–उदयौ चित्तस्य एकाग्रता–परिणामः» इति सूत्रितम् ऐकाग्र्यं प्रापयेत्।
Далее, <сделав> остановленный таким образом मनः ум <आत्म–संस्थम्>, т.е. таким, чьё संस्था местонахождениеआत्मनि в собственной форме, а не в объекте или субъекте; принявшим образ одного себя; т.е. эка́гра. <Другими словами,> он должен приобрести айка́грью, предписанную следующими су́трами: «द्रष्टृ–दृश्य–उपरक्तं चित्तं सर्वार्थं» [YS 4:23], «सर्वार्थता–एकार्थतयोः क्षय–उदयौ चित्तस्य एकाग्रता–परिणामः» [YS 3:11].
सूत्र–अर्थः तु। «अहम् इदं पश्यामि» इति अनुभवे हि द्रष्टा, दृश्यं दर्शनं च भासते।
Собственно, смысл су́тр. Как известно, в случае ментального опыта «अहम् इदं पश्यामि Я вижу нечто» воображается субъект восприятия, воспринимаемый объект и процесс восприятия.
तत्र दर्शन–भानम् अप्रत्याख्येयम्। अतः «द्रष्टरि, दृश्ये च उपरक्तं चित्तं सर्वार्थम्» इति।
При этом свидетельство процесса восприятия отрицать невозможно. Поэтому «‘Подкрашенный’ субъектом и объектом ум является сарва́ртха».

Не совсем понятен синтаксис द्रष्टरि, दृश्ये च उपरक्तं. Есть подозрение, что автор ведёт речь о чём-то своём.
Слово сарва́ртха без пояснения значения может значить что угодно. Но поскольку лексема сарва означает Всё Каждый, то я не могу понять, о чем идёт речь в YS и у комментатора. Дело в том, что обсуждение не проясняет, какие-такие все подразумеваются термином.

न तु दर्शन–उपरक्तता अपि सर्वार्थतायां गणिता।
Но неверно, что и окрашенность процессом восприятия учитывается в понятии сарва́ртха.
तद्–अभावे चित्तस्य नाश–आपत्तेः।
Потому что при его отсутствии мы получим порок утраты ума.
द्रष्टृ–दृश्य–उपराग–अभावे तु एकार्थं तत् उच्यते, यथा स्वप्ने।
А вот при отсутствии подкрашивания субъектом и объектом он (ум) считается эка́ртха, как в сновидении.

Это популярное в веда́нте, но совершенно надуманное объяснение. Во сне мы также воспринимаем себя и внешние объекты. И это доступно на личном опыте каждому, кто видит сны.
При этом не ясно, в чём суть слова эка́ртха: во сне полно мыслеобразов. О каком-таком одном объекте (вариант значения эка́ртха) идёт речь? Поэтому вынужденно оставил без перевода.

तत्र हि दृश्यं न अस्ति इति पामराणाम् अपि प्रसिद्धम्।
Потому что в нём (в сновидении) объектов восприятия нет, о чём известно даже идиотам.

Уловка под названием «Аргумент к толпе». Но дело всё в том, что автор, явно не понаслышке знакомый с убеждениями идиотов, путает мягкое с тёплым, вступая в конфликт с собственными мыслями. С чего вы взяли, что во сне нет объектов восприятия? Личный опыт показывает, что в нём всё точно так же, как и в бодрствующем состоянии.

द्रष्टा अपि न अस्ति; तदा इन्द्रियाणाम् अभावात्।
И субъекта восприятия тоже нет; поскольку на тот момент (в сновидении) отсутствуют чувства.
«आत्म–इन्द्रिय–मनो–युक्तं भोक्ता»  इति श्रुत्या एव भोक्तृत्वस्य इन्द्रिय–संनियोग–शिष्टत्वात्।
Потому что самими щрути для способности быть субъектом опыта предписано сопряжение с чувствами: «आत्म–इन्द्रिय–मनो–युक्तं भोक्ता Соединённого с телом, чувствами и умом <видящие зовут> ‘Пользователем’» [Катха 3:4].

Толкование основано на передёргивании понятия Индий (чувств). Автор читает их с материальной позиции как органы чувств (глаза, уши и проч.) и на этом основании позволяет себе отрицать их наличие во сне. Если мы откроем Са́нкхья-ка́рику 22, то обнаружим, что индии (чувства) эволюционируют из Ахамка́ры, независимо от материи (бху́та). А потому, разумеется, способны существовать за пределами органического тела.
Причем, автор ссылается на щрути, предполагая, видимо, неспособность безграмотного читателя самостоятельно оценить цитату. Если учесть, что все цитаты в санскритской экзегезе приводятся без ссылок на первоисточники, а гугль появился относительно недавно, то… мало кто вообще поймет, откуда это цитировано. Но мы всё же попробуем.

aइन्द्रियाणि हयान् आहुः,
bविषयान् तेषु गोचरान्।
cआत्म–इन्द्रिय–मनो–युक्तम्
d«भोक्ता» इति आहुः मनीषिणः॥

Чувства зовут конями, ощущения в них – это дороги. Сопряжённого с чувствами, умом и телом проницательные считают «Пользователем».

В данном контексте идёт типичная для упанишад метафоризация «трансцендентных истин». При этом любопытно отметить, что лексема आत्मा читается в предыдущей мантре в значении Сам, Душа, а в данной по смыслу – Тело. И лично я вообще не понимаю, какие далеко идущие выводы можно делать на основании текста с такой плавающей терминологией.
Наконец, метафоризация или даже аллегоризация тех или иных явлений вовсе не тождественна общеутвердительным суждениям и доктринальным тезисам, которые можно было бы принять за догмы. В нашем случае со ссылкой на неких британских учёных (типичная догматическая мулька) текст заявляет, что того, кто сопряжен с телом, чувствами и умом считают «Пользователем» (भोक्ता). Всё. Нигде не сказано, что сопряженность с этим тройственным интерфейсом является обязательным условием вкушения опыта. Цель сообщения в другом: адресату помогают вычленить Себя, разотождествившись последовательно с телом, чувствами, мыслями. Т.е. с формальной точки зрения упанишада не содержит того тезиса, которым нас грузит Нилакантха.
Хорошо. Теперь зайдём с другой стороны. Как мы изолируем в бодрствующем состоянии этого самого Пользователя? Он ведь трансцендентен чувствам. Мы его определяем методом исключения в ходе аналитической медитации: я могу смотреть на тело? Могу. Значит, тело – это не я. Я могу рефлексировать относительно чувств? Разумеется. Следовательно, чувства – тоже не я. Я наблюдаю зримое (поток когниций-мыслей) как сторонний зритель в кинотеатре? Совершенно верно, наблюдают. Вот тот, кто наблюдает мысли – это и есть Сам.
Вопрос: а что принципиально меняется во сне? Ответ: ничего. Я точно так же вижу фрагментарно «своё тело». Я точно так же испытываю чувства. Правда, они другие, потому что на уровне тонких материй (танма́тр) нет полноценных эмоций. Поэтому в са́нкхье они именуются авищеша – безликие. Наконец, я точно также наблюдаю внешние по отношению ко мне мыслеобразы, совершенно точно не считая их собой. Я могу видеть во сне? Это неоспоримый факт: я смотрю какие-то образы. А это и есть функция зрения. Я могу слышать? Могу. Я могу испытывать тактильные ощущения. Да. Во сне сложности обычно только с запахами и вкусами. Но лишь потому, что нам почему то не приходит на ум ужинать в сновидении. А запахи… Гандхарвы поэтому и крутятся в околоземном пространстве, поэтому и притягиваются воскуриваемыми благовониями, что в тонком мире с запахами тяжело: запах – это свойство стихии земли, а там земли кот наплакал. Но это уже детали. Важнее другое: наличие чувств самоочевидно. И оспаривать комментатор может лишь наличие органов чувств: глаз, ушей и проч. В некоторых школах мысли чувства тождественны органам. Но в Катха-упанишаде на этот счёт ничего не сказано. А если учесть, что чувства-индии по тексту прямо сравниваются с лошадьми, то … какие есть основания считать их органическими?
В подобных условиях вы либо крест снимите, либо трусы наденьте. Если во сне Меня (Души) нет, её точно так же нет и в бодрствующем состоянии, ибо разницы принципиально – никакой. Если у читателя будет желание, мы можем эту аналогию продолжить на материале текстов вижня́навады, чтобы уж совсем полностью убедиться в тождестве моделей. А если во сне всё же есть Я Сам, то пример со сновидением утратит валидность в деле обоснования механизма утраты двойственности.
Нам важнее на этом примере обратить внимание на типичный приём словоблудов: использование многозначности слов к своей выгоде. А многозначность – это бич всего санскрита. По сути, можно сказать, что большинство расхожих лексем в санскрите – засижены, заезжены, затасканы. В ходе своего ненормированного словоупотребления они обросли таким чудовищным количеством значений каждое, что теперь там сам чёрт ногу сломит, кто где и что под каким словом понимает, а значит, каждый кулик может легко хвалить своё болото с опорой на один и тот же текст. Потому что если некий знак обозначает не пойми что, это на деле выливается в обратное: он потенциально может значить что угодно где угодно когда угодно! И, что самое важное, – кому угодно. Но вся эта ересь, словно ржа, будет разъедать сердце неподготовленного к этим манипулятивным трюкам искателя. Именно поэтому санскритская схоластика получила от меня ёмкое терминологическое название – цыганщина. Ибо ничем иным она в сути своей не является. Это не значит, что христианская схоластика чем-то отличается. В некотором смысле режим непрерывной инфовойны, на театре военных действий которой мы с вами живем, – это всегда цыганщина. Просто так вышло, что мне пришлось изучать лишь одну линию фронта ведушихся сражений, и я говорю только о том, что мне доподлинно известно…

किंतु द्रष्टृ–दृश्य–वासना–वासितं चित्र–पट–सदृशम् एकं मनः एव अस्ति।
Вместо этого имеется один лишь засиженный ментальными предвзятостями относительно субъекта и объекта ум, похожий на пёстру ткань.

Выглядит так, словно автор уверенно топит за доктрину читта-матры, которую не разделяет ни Йога, ни Ги́та́. Но если в отношении второй всё более-менее понятно, то с Йогой не так всё однозначно, поскольку текст YS (в прочтении YBh) несёт на себе следы позднего брахманизма и выглядит примитивным вбросом, коих брахманы за 17-19 века наплодили превеликое множество, осваивая под себя в рамках информационной войны все популярные учения.

तत् च स्वयंज्योतिषा पुरुषेण भास्यमानं जाग्रद्वत् स्वप्ने अपि द्रष्टृ–दृश्य–उपरागं प्रकाशयति; तद्वासना–वासितत्वात्।
И он, даже в сновидении, как и в бодрствующем состоянии, освещаемый самосветящимся Пурушей, демонстрирует подверженность влиянию субъета и объекта; потому что поражён привычками-лярвами на их счёт.

И неужто это не противоречит сказанному вами же абзацем выше?
Теперь пример со сном становится абсолютно непонятным: если ум способен светить только отражённым светом Пуруши, следовательно, само наличие образов во сне – это доказательство присутствия Пуруши. А он и есть «Пользователь». Тогда что вы пытаетесь нам доказать? Если и во сне на основе фоновых служб (ва́сана́) точно так же отыгрывается деление на субъект и объект познания, то что доказывает сам этот пример? Он мог бы что-то доказать только своей наглядностью. Но раз, как мы выше показали, а вы только что согласились, в сновидении точно так же присутствует субъектно-объектная дихотомия, то доказательственной силой он не обладает. Потому как тезис о виртуальном характере субъектно-объектного деления, отыгрываемом скриптами, требует своего самостоятельного обоснования. В терминах логики он считается убхая-асиддха – не признаваемый в качестве валидного обеими сторонами диспута: вы его признаёте, мы – нет.

एवं सति यदा सर्वार्थतायाः क्षयः, एकार्थतायाः उदयः च, तदा चित्तस्य एकाग्रता–रूपः परिणामः भवति इति।
В подобных условиях эволюция в форме эка́граты бывает у ума в том случае, когда имеет место устранение сарва́ртхаты, и появление эка́ртхаты.

Другими словами, по мнению Нилакантхи, эка́грата́ – это не концентрация на одном-единственном объекте, как общепринято понимать, а ликвидация субъектно-объектной дихотомии. А это, в свою очередь, делает «классическую» йогу придатком вижня́нава́ды. Потому как классический тамошний текст Мадхья-анта-вибха́га с этого как раз и начинается: с отрицания субъектно-объектной дихотомии, которая представляет собой особую выдумку ума. Ну и, что более важно, Пуруше в таком случае просто не остаётся места. Тогда о какой его «кайвалье-изоляции» можно вести речь?

Однако, невозможно отрицать два факта. Во-первых, автор глубоко владеет текстом YS, поскольку сопоставить сутры 3:11 и 4:23 не так-то просто

तत् एवम् «आत्म–संस्थं मनः कृत्वा» इति संप्रज्ञात–समाधिः उक्तः।
Таким образом «आत्म–संस्थं मनः कृत्वा Сделав ум расположенным в себе» – это названа сампражня́та-сама́дхи.

Это – пища к размышлению, если ты ещё не окончательно доработал свой учебный перевод строфы…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *