Ведро по имени Каро

Tucket the Bucket final

ОЗВУЧКА

General American

.

Received Pronounciation

.

Русский

.

Санскрит

.

Хинди

Китайский

Полагая, что рассказ написан изначально на английском (хотя судя по фамилии автора, это не очевидно), мы обсудим именно английский вариант.
Каково общее впечатление? Автору браво! Восхитительный продуманный сюжет, сбалансированная наполненность событиями и действующими персонажами, драматическая развязка с позитивным мета-сообщением: «страдания в нашей жизни временны». Это на самом деле гениальный детский рассказ. Сам был бы счастлив писать такие.
Озвучка в General American безупречна по произношению. Если вы знаете тонкости фонетики, то легко можете улавливать все типичные для американского английского сандхи, о которых не говорят в школе. Просто потому, что в Российской школе фонетикой английского не занимаются. Как не занимались в советской. Но мы вот сейчас ставим моему студенту произношение, поэтому разбираем самые глубокие тонкости. К счастью, в наши дни по английскому языку можно найти практически любой материал. Важно лишь уметь отличать шлак от действительно ценного. Единственное замечание: диктор читает слишком быстро. В рассказе The Turtle’s Flute скорость чтения у женщины была идеальная. Здесь у мужчины – избыточная.
И всё было бы ничего, если бы мы с вами были носителями английского языка и перед нами стояла задача просто наслаждаться произведениями на нём. Но, увы, для изучающих английский как второй язык материал подобный этому подспорьем быть не может. Именно поэтому я позволил себе высказать недовольство формой реализации идеи, заложенной в самом канале BookBox.
Давайте задумаемся: мы вообще зачем читаем иностранную литературу? Разумеется, если мы владеем языком на уровне B2, C1, C2, мы можем читать просто в своё удовольствие. Но и в этом случае чаще всего адаптированную литературу. Того же Конан Дойля в пересказах. Хотя рассказы О. Генри осилить можно. Позадавав вопросы к его синтаксису…
А вот в остальных случаях мы читаем иностранную литературу в рамках освоения иностранного языка. И это – ключевой момент, который мало кто осознаёт. Перед обучающимся при чтении стоит две базовые задачи.
Задача раз: начитать лексику. Опыт многих показывает, что лишь ребята с эйдетической памятью способны запоминать пресловутые пятьсот флешкарт. Все остальные запоминают иностранные слова в ходе их регулярной актуализации. И вот этой цели актуализации слов и служат читаемые нами тексты.
Задача два: научиться находить в тексте изученные синтаксические модели языка. Сама по себе теория той или иной модели (скажем, модели Present Progressive Tense) в уме не приживается. Её нужно нарабатывать на уровне навыка узнавания и интерпретации. Т.е. а) уметь находить и б) знать, через какие параллельные модели переводить на русский (или какой у вас там mother tongue).
Если мы читаем вслух, то можно поставить ещё третью задачу: выработку произношения.
И, согласитесь, специфичность стоящих перед обучающимся задач не может игнорироваться при подборе материала для занятий.
Однако здесь мне придётся нас всех расстроить: несмотря на созревшую нужду в грамотно составленных текстах, по которым можно было бы последовательно повышаться в языке, таковых текстов просто нет.
И это подтвердят вам полиглоты со стажем. Я знаю закрытые сообщества полиглотов, в которых они берут популярные тексты на разных языках и… делают под себя грамотные переложения.
Что значит «грамотные переложения»? Набор выживальщика в любом языке – пятьсот слов. Соответственно, составляется список этих пятиста слов. Затем тексты перефразируются таким образом, чтобы максимально использовать слова итз этого списка выживальщиков. Что этим достигается? Это облегчает тяжкое бремя лазатья по словарям в поисках ненужных слов. А таких полно, о чём мы будем говорить ниже. И студент а) эффективно тратит время на актуализацию реально нужных ему слов и б) может лучше концентрироваться на работе с синтаксисом.
Однако если вы встанете в позицию обычного писателя, даже детского, то внезапно обнаружите, что детскому писателю нет никакого дела до проблем иностранцев, пытающихся изучать его родной язык. Он прекрасно знает, что его рассказ будет читать ребёнку мама, способная пояснить всё непонятное. Либо ребенок в начальных классах прочитает его сам, но, находясь в языковой среде, сумеет понять даже то, чего аутсайдеру (человеку со стороны) понять не дано ввиду отсутствия подключки в эту самую языковую среду.
И я решил один раз наглядно показать всем желающим, о чём идёт речь. Итак, напомню, что в английском – шесть уровней освоения языка от A1 до C2. При этом школьная программа, усвоенная в полном объёме, даёт человеку на выходе владение английским на уровне A2. Т.е. мы можем, запинаясь выражать примитивные мысли, нужды, потребности, а также понимать собеседника, предварительно попросив его говорить помедленнее. Это значит, что и материалы должны соответствовать уровню A2.
Если мы посмотрим на объём текста, то всё в пределах нормы – 400 слов соответствует уровню Beginner, т.е. как раз A2 (до 600 слов включительно).
Но на этом наша радость заканчивается. Дело ведь не только в количестве, но ещё и в качестве. Выше я упоминал про пятисотсловники, коими пользуются полиглоты. В английском слова официально по уровням не разнесены. Но Oxford Dictionary сделал эту работу на свой страх и риск. Они отобрали пять тысяч базовых слов и фразем, позволяющих человеку свободно мыслить на английском. Поэтому любое слово можно проверить на предмет относимости к конкретному уровню. Разумеется, многие слова вообще не нашли себе места под солнцем. Это означает, что они акцидентны, можно прожить и без них, используя синонимы.
Итак, я не поленился и составил словник всего английского текста с разноской слов по уровням сложности. Помимо этого я проанализировал синтаксис языка. Результаты ниже.

СЛОВНИК

A1 (94) a, about, and, as, at, baby, be, begin, believe, best, better, big, bird, but, by, can, day, do, down, even, every, feel, fill, find, finish, for, friend, garden, get, girl, go, good, great, grow, I, in front of, just, happy, hard, have (aux), have, he, hear, help, him, his, in, into, little, look, me, must, not, now, of, oh, OK, one, once, perfect, plant, rain, really, rich, sad, say, she, should, small, so, sometimes, stop, strong, sun, take, that, the, they, time, to, try, under, up, very, visit, wait for, want, water, we, what, when, with, world, you
A2 (21) already, bottom, care, carefully, corner, happily, heavy, himself, hole, inside, nearly, pass, plant (v), protect, smile at, suddenly, throw away, used to, usual, wind, worry
B1 (8) gardener, kick, leave out, soil, spirits, spot, though, tiny
B2 (6) handle, joy, peer, rose, squirrel, useless
C1 (7) bucket, burst, chunk, hose, sigh, swing, toss,
C2 (6) brighten, chatter, chirp, fall off, veranda, wink
Некатегоризованные (17): blink, cheer up, cheerfully, cozy, favorite, fetch, flap, kick around, mutter, proudly, run through, rust, set back, soothingly, splutter, straighten up, Tucket
Фразовых глаголов: 10, включая 7 уровня выше A2.
Слов уровня выше A2: 44, т.е. более 10% от общего числа слов.
Осложнения времён (номера предложений)
Past Perfect (2, 29), Past Continuous (aka Progressive) (24)
Осложнения синтаксиса
Сложносочинённые: (16, 19, 45)
Сложноподчинённые: времени (3, 6, 16, 20, 27, 39), уступки (15), изъяснительное (25),
Пассивы: 9, 11, 14,
Идиомы: What good is (8)
И вот теперь представьте себе ситуацию. Мы на занятии открываем текст и начинаем читать. Доходим до слов peer, burst, hose, sigh, swing, toss, chirp, wink, blink, cozy, flap, soothingly, splutter… И мне просто приходится краснеть. Мой уровень английского – посредственный B2 (у репетиторов чаще всего – посредственный B1). И я имею право не знать эти слова. Более того, я даже где-то глубоко в душе не хочу знать эти слова, поскольку будь оно иначе, я бы их уже где-то встретил и выучил. И вот вопрос: если даже языковед со стажем не может прочитать детский текст, не заглядывая в словарь, то… можно ли всерьёз считать такой языковой материал подходящим для изучения языка на начальных этапах? А рассказ Tucket the Bucket и ему подобные позиционируются именно как материал для изучения языка иностранцами. Увы и ах, эти замечательные сами по себе рассказы оказываются совершенно непригодны в деле самообучения.
И такая проблема – у всех. Почему санскрит так сложно выучить? Потому что не на чем начитывать лексику. А без лексического запаса читать тексты нереально – ползая по каждому слову в словарь, вы больше нервов оставите, чем напереводите. В итоге ты лет десять в час по чайной ложке почитываешь то там, то тут, пока оно однажды – бац! – не выстрелит в строгом соответствии с гегелевской диалектикой: количество затраченного усилия переходит в качество понимания языка. Но много у кого есть эти десять лет на ковыряния?
Я сейчас нахожусь в такой же плачевной ситуации относительно хинди – просто не могу найти грамотно составленных текстов. И об этом планирую даже как-нибудь отдельно поговорить.
И это мы ещё про синтаксис не поговорили. На минутку, ни Past Perfect, ни сложные предложения, ни пассивные модели языка не вводятся в школе даже на третьем году обучения. Т.е. и к концу 4 класса, произучав английский уже три года, ребёнок самостоятельно наш с вами текст не осилит. А если мы читаем этот текст вместе, то я обязан разбирать весь синтаксис. Мне как педагогу придётся либо жевать сопли типа «Не обращай внимания, позже разберёмся», либо пытаться без подготовки выдавать теорию по незнакомым для студента моделям языка. В обоих случаях текст теряет свою привлекательность. В этом смысле мозгодробительно предложение 16: сложносочинённое со сложноподчинённым в роли одного из простых. Вы в своём уме?!
Для сравнения давате посмотрим на пример детского стишка Агнии Барто:
Зайку бросила хозяйка —
Под дождем остался зайка.
Со скамейки слезть не мог,
Весь до ниточки промок.
Посмотрим на него глазами иностранца. Четыре глагольных предложения в прошедшем времени. Три глагола совершенного вида, один – несовершенного (не мог).
Несмотря на кажущийся примитивизм, слова Зайка Ниточка не являются теми формами, которые следует изучать иностранцу. Ему нужны Заяц и Нитка (-и).
Промокнуть до нитки – это идиома. Её значение придётся искать отдельно.
Кроме того, в стихе дважды применён эллипсис: выпущен союз Поэтому, выступающий показателем причинности.
Ну и, ко всему прочему, стих содержит поэтическую инверсию, мешающую выработке чувство языка у обучающегося.
Зайку бросила хозяйка, <поэтому> зайка остался под дождем. <Он> не мог слезть со скамейки, <поэтому> промок весь до ниточки.
Однако и это ещё не всё. На уровне семантики все стихи Барто являются двусмысленными. Всё дело в том, что они актуальны только в виде подписей к иллюстрациям. Но если иностранец читает наш стих в отрыве от сопровождавших его иллюстраций, он даже не сможет понять, о каком-таком Зайке идёт речь, и кто его Хозяйка. Слово Зайка не означает по умолчанию Плюшевый заяц (или тряпичный, но всё равно игрушечный). Зайка – это Зайчик Зайчишка т.е. уменьшительно-ласкательное от Заяц, вид животного. А какая Хозяйка у Зайца-животного? Зайцев не принято содержать дома. Дома содержат кроликов. И потом, почему тогда этот Заяц не смог слезть со скамейки?
И можно реально кукухой тронуться на базе одного-единственного стихотворения. И упаси иностранцев господь взяться читать «Идёт Бычок качается»… Мы их просто не спасём, прояви они рвение в попытке понять смысл.
Вопрос: Думала ли об этих подводных камнях товарищ Барто, когда писала свои вирши для дошколят?
Ответ: Разумеется, нет. Ей не было дела до иностранцев и их проблем непонимания значения голого текста в отрыве от иллюстраций.
И вот точно такая же ситуация – с большинством так называемых детских рассказов. Я этим летом прочитал сказку местного автора под названием «Золотые крылья дракона». Господи боже мой! Он там языком так упражняется, такие распространённые описания каждой малозначимой детали даёт (для искусственного раздутия объёма произведения, разумеется; но об этом мало кто знает)… Количество слов, значения которых я (носитель языка) не знаю, зашкаливает. Но если у того же Мамина-Сибиряка архаизмы – это изюминка, и он им в сносках постоянно приводит значения. То здесь, когда ты пишешь для детей, бравада словом совершенно неуместна. Я даже представить себе не мог, что к обычной детской сказке на 300 страниц у меня возникнет после прочтения такое отвращение. Добавьте сюда скучный сюжет и несоответствие содержания названию.
В нашем случае, к счастью, рассказ великолепен. Мне как читателю – очень понравился. Но как преподаватель языка я не могу быть им доволен.
Что касается санскрита, то текст даже после моего причёсывания получился такого уровня, который я вряд ли порекомендую к прочтению и после десяти лет изучения языка – просто смысла нет. Я испытал особый «прилив восторга» в попытках перевести на санскрит слова handle, squirrel, cozy, cheer up, ceerfully, splutter, kick around, swing… А blinking and spluttering я и вовсе был вынужден выпустить. Спасибо тебе, дорогой автор, что бы мы без тебя делали!
Каюсь, я раньше не понимал подводных камней процесса изучения языков, поэтому мне казалось, что можно читать всё подряд, лишь бы была проза. Нет, выше мы наглядно увидели, что качество языкового материала также бывает разным. А потому крайне желательно иметь тексты адекватного уровня сложности, чтобы процесс обучения был в радость, а не мукой.
Итак, общая идея сказанного: художественная ценность произведения и его методическая ценность в деле изучения иностранного языка – это две большие разницы. Наличие первого не гарантирует наличие второго. Чаще как раз наоборот: высокая художественная ценность достигается, помимо прочего, изощренным языком. С которым на первых порах (лет десять-пятнадцать) лучше не связываться…
Возможно, я несколько сгустил краски. Возможно, меня просто подвыбесила ситуация с хинди. Но как бы то ни было, скрытые от глаз непосвященных языковые реалии мы с вами рассмотреть смогли. А значит, каждый может сделать свои личные выводы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *