Неизбежно уходят со временем…

अवश्यं यातारः, चिरतरम् उषित्वा अपि, विषयाः।
वियोगे कः भेदः, त्यजति न जनः यत् स्वयम् अमून्?
व्रजन्तः स्वातन्त्र्यात् अतुल–परितापाय मनसः,
स्वयं त्यक्ताः हि एते शम–सुखम् अनन्तं विदधते।

śikhariṇī
σ: (1) चिरतरम् उषित्वा अपि, विषयाः अवश्यं यातारः। (2) यत् जनः स्वयम् अमून् (विषयान्) न त्यजति, <तत्> वियोगे कः भेदः? (3) स्वातन्त्र्यात् व्रजन्तः <विषयाः> मनसः अतुल–परितापाय <भवन्ति>। (4) स्वयं त्यक्ताः हि एते अनन्तं शम–सुखं विदधते।
अवश्यं (adv) Неизбежно; यातारः (P periphr. fut. 3 pl от 2√या) Уйдут; चिरतरम् (adv) (На) очень долгое время; उषित्वा (ger от 1√वस्) Побыв Задержавшись; अपि (pcl) Даже; विषयाः (N pl от m विषय) Вещи 2 Блага цивилизации; वियोगे (L sg от m वियोग) В расставании; कः (N sg m от det किम्) Какая; भेदः (N sg от m भेद) Разница; त्यजति (P pr 3 sg от 1√त्यज्) Выбрасывает; न (pcl) Не; जनः (N sg от m जन) Человек; यत् (cj) Что; स्वयम् (adv) Самостоятельно; अमून् (A pl m от pron अदस्) Их; व्रजन्तः (N pl m от adj व्रजत्; prap от व्रज्) Уходящие; स्वातन्त्र्यात् (adv) По своему усмотрению; अतुल–परितापाय (D sg от m ~परिताप; kd अतुलः च सः, परितापः च, तस्मै) К несравненной अतुल боли परितापाय; मनसः (G sg от n मनस्) Для ума; स्वयम् (adv) Самостоятельно; त्यक्ताः (N pl m от adj त्यक्त; ppp от 1√त्यज्) Выброшенные; हि (pcl) Определённо; एते (N pl m от pron एतद्) Они; शम–सुखम् (A sg от n ~सुख; kd शमः एव सुखम्, तम्) Блаженство सुखम् умиротворённости शम; अनन्तं (A sg n от adj अनन्त) Бескрайнее; विदधते (Ā pr 3 pl от वि–3√धा) Даруют.

Неизбежно уйдут, пусть и долго побыв <с нами>, вещи. В разлуке <с вещами> какая разница, выбрасывает не человек что самостоятельно их (что человек не выбрасывает их самостоятельно)? Уходя по своему усмотрению, <они доставляют> неизмеримую боль сердцу. Самостоятельно выброшенные, несомненно, они даруют бескрайнее блаженство успокоения.

Перед нами – пример непереводимого текста. Его непереводимость кроется в затасканности санскритской лексики. В данном случае сквозной темой выступает понятие विषयः. Беда в том, что слово многозначно (у Апте – 17 значений, причём перечислены далеко не все), а контекст не позволяет выбрать с определённостью одно из многих значений. Следовательно, мы не можем толком понять, о чём именно идёт речь.
Если мы откроем Медини-кощу (14й век), то обнаружим там для विषयः значения, собранные воедино из разных мест На́ма-лин̇га-нигханту (10й век):
विषयः गोचरे, देशे, तथा जनपदे अपि च।
Лексикограф приводит три значения: Область чувственных данных (गोचरः), Любая местность, территория (देशः), Заселённая/обжитая область (जनपदः). Общим для всех значений является Область. Это и есть первичное денотативное значение слова विषयः. Все остальные – так или иначе производны от него.
Амара приводит ещё одно значение: विषयः आश्रये, которое современные редакторы правят на आशये. Признаётся, что речь идёт об Убежище Укрытии. Медини́ не включает это значение в свой корпус, полагая его, по всей видимости, неактуальным. Строго говоря, примеры на данное значение найти действительно сложно.
Теперь давайте попробуем подставить в переводе вместо выбранного нами «Вещи» все приведённые значения.
а) Неизбежно уйдут, пусть и долго побыв <с нами>, чувственные данные.
Значение некорректно, поскольку регистрируемые чувствами сигналы извне носят мимолетный, моментарный характер. Поэтому их невозможно предицировать способностью оставаться долго. Следовательно, это не наш случай.
б) Неизбежно уйдут, пусть и долго побыв <с нами>, местности.
Семантический абсурд ввиду категориальной несовместимости. Местность является недвижимостью, уйти никуда не может.
в) Аналогично обстоят дела с Населёнными территориями и Убежищами.
Таким образом мы видим, что ни одно из зафиксированных ранними лексикографами значений в данном контексте не подходит. Что это означает? Это означает, что автор пользовался более поздней лексикой. То есть, по меньшей мере данный стих написан на базе лексики, оформившейся позднее 14 века. А раз всю Центурию приписывают одному автору, то и она целиком составлена позднее 14 века. Теперь достаточно свериться с датировкой эпохи Бхартрхари (5й век н.э.), чтобы понять: либо грамматист Бхартрхари не имеет отношения к данному сборнику стихов, либо он жил минимум на десять веков позднее. Либо оба являются вымышленными персонажами, что вряд ли, поскольку имя Бхартрхари не входит в круг мифологем (как в случае с тем же Вьясой), а потому им сложно «прикрыться» анониму.
Только в новое время, в трактате по логике под названием «Сиддха́нта-мукта́вали́» мы находим нужное нам значение: विषयः भोग–साधनम्. Слово विषयः определяется как Орудие чувственного удовольствия. Поэтому с богословской позиции это будет любой Мирской соблазн или искус. Но это же самое глазами самих мирян становится Благами цивилизации, т.е. сонмом вещей второй (рукотворной) природы. Кто читает меня давно, тот мог заметить, что в зависимости от своей позиции в рамках того или иного дискурса я читаю слово विषयः либо обличительно как Соблазн, либо нейтрально как Вещь. В последнем значении оно идеально переводится лексемой Shit из американского сленга в значении «Офигительная вещица».
Я поднял три санскритских комментария на данную эпиграмму (два опубликованных, один – из рукописей). Наиболее точно исследуемое нами слово глоссирует Кршнаща́стри́: विषयाः भोग्य–पदार्थाः Используемые вещи.
В попавшемся на глаза английском переводе значится Sensual pleasures, что всего лишь доказывает, насколько непросто разгадать санскритские лексические ребусы. Но такого значения за словом विषयः никем не зафиксировано. Это ошибочное понимание переводчиком синонима भोगः, который в ряде случаев может также означать Утилитарную вещь.
Поскольку все остальные значения для слова विषयः являются а) ещё более поздними и б) узкоспецифическими (не поддерживаются нашим контекстом), то методом исключения мы установили тему эпиграммы – человеческий вещизм.
Теперь присмотримся к стилистике текста. По типу речи мы имеем дело с рассуждениями. Но не просто рассуждениями, а оформленными в поэтическую форму. Поскольку любые рассуждения – это субъективные мысли конкретного человека, важно их чётко для себя уяснить. Поэтому мы их переведём, предложение за предложением, из поэтической формы в прозаическую с экспликацией (явным выражением) присущих рассуждению логических связей.
1 Неизбежно уйдут, пусть и долго побыв <с нами>, вещи.
Поэт констатирует прописную истину, поэтому для её выражения правильнее использовать так называемое «настоящее банальное время».
Вещи могут оставаться с нами достаточно долго, но в конце концов всё равно уходят.
2 В разлуке какая разница, что человек не выбрасывает их самостоятельно?
Это фигура речи под названием риторический вопрос. Риторический вопрос не предполагает ответа адресата. Напротив, он прикрывает собой утверждение говорящего. В данном случае автор утверждает, что не видит разницы между тем, что вещь уйдёт со временем сама, и тем, что человек сам от неё избавится на опережение. С предложением 1 данное находится в отношении дополнительной конъюнкции, можно взять союз При этом. И действительное сообщение будет иметь следующий характер:
При этом в расставании с вещами нет никакой такой разницы, препятствующей человеку избавиться от них самостоятельно.
3 Уходя по своему усмотрению, <они доставляют> неизмеримую боль сердцу.
Диалог из фильма «Матрица»:
– И не переживай из-за вазы.
– Какой вазы?
– Да, вот этой.
– Извините.
– Я же сказала, не переживай.
– Кто-нибудь из ребят ее починит.
– Откуда вы знали?
– Ууу… Потом тебя будет мучить вопрос, а разбил бы ты эту вазу, если бы я ничего не сказала?
Когда у нас внезапно что-то рушится, ломается, изнашивается, безвозвратно выходит из строя, то такая утрата любимой игрушки доставляет сердцу нестерпимую боль.
Здесь мысль в тексте выражена достаточно явно. По своему усмотрению можно заменить на Когда им заблагорассудится или Без предупреждения.
Понятно, что автор применяет в данном случае приём олицетворения, наделяя вещи душой, способностью оставаться и уходить по своей воле. Поскольку раньше автор намекал, что не видит принципиальной разницы между избавлением от вещей самостоятельно и принудительно, то сейчас происходит в некотором смысле подмена тезиса: разница есть, но она оказывается вовсе не в пользу сохранения вещей при себе.
4 Самостоятельно выброшенные, несомненно, они даруют бескрайнее блаженство успокоения.
Данное предложение находится в отношении противления с предложением три, поэтому можно добавить союз Тогда как или А.
Итак, что мы получили?
1 Вещи могут оставаться с нами достаточно долго, но в конце концов всё равно уходят. 2 При этом в расставании с вещами нет никакой такой разницы, препятствующей человеку избавиться от них самостоятельно. 3 Более того, уходя по своему усмотрению, они доставляют неизмеримую боль сердцу. 4 Тогда как будучи выброшены самостоятельно, они несомненно даруют бескрайнее блаженство успокоения.
Вот мы и уяснили с максимальной однозначностью позицию автора. Остался последний, самый важный шаг работы с текстом – дать оценку чужим мнениям.
Обратите внимание, что в повествовании доминирует объективизм, в описании объективизм смешан с субъективизмом, а в рассуждении доминирует субъективизм. Т.е. любое рассуждение – это дело вкуса. Но чтобы дело до вкуса дошло, этот вкус должен быть развит. Иначе речь должна вестись о безвкусице. Безвкусице мыслей.
Первое суждение касается преходящего характера любых вещей. С ним сложно спорить, поскольку оно подтверждается личным опытом каждого. Более того, бренность (अनित्यता) является одним из базовых свойств Матрицы, поэтому уходящие вещи – это вполне естественно.
Второе суждение представляет собой типичный пример забалтывания. Нам предлагают сравнивать процесс утраты вещи в двух случаях: когда вещь ушла сама (кружка разбилась) и когда от вещи избавились намеренно (швырнул в сердцах кружку в стену и разбил). Тем самым автор как бы нам пытается навязать идею того, что в обладании вещью главным является конечная разлука с ней. Но это ведь не так. Обладание вещью имеет прикладной, статусообразующий, эмоциональный аспект.
Автомобиль – это средство комфортного передвижения. Роскошный дорогой автомобиль – это обязательный атрибут занимаемой социальной должности. Любимый автомобиль – моя прелесть – это источник положительных эмоций от факта его обладания. Разумеется, не у всех. Разумеется, не всегда. Но всё же.
Ну и самое главное, вещизм – это часть человеческой культуры. Чтобы быть человеком общественным, нужно иметь вещи. Хотя бы какие-то, хотя бы сколько-то. Но обратите внимание: автор не ведёт рассуждения в плоскости человеческой избыточности, не обсуждает патологическую тягу отдельных индивидов к накопительству, т.н. плюшничество. Нет, вопрос ставится очень остро: вещи рано или поздно уйдут, так зачем этого дожидаться, давайте избавимся от них до того, как они избавятся от нас.
Логика примерно следующая: если я боюсь, что моя жена со мной разведётся, то мне нужно самому подать на развод, успеть её опередить, чтобы она не причинила мне боль.
Далее автор усиливает мотивацию, используя всё тот же излюбленный трюк фокусника – отвлечение внимания. Он не ведёт речь о той пользе, которую способны дарить мирские блага, а фиксирует внимание адресата на деструктивном воздействии утраченной случайно вещи на психику бывшего обладателя. Таково содержание третьего суждения.
Наконец, четвёртым суждением автор использует противопоставление и создаёт мнимый контраст ситуации добровольного отказа от вещей. Дескать, такой отказ приводит к обретению блаженства умиротворённости. Мнимым данный контраст является ввиду того, что противоречит фактам: отказавшись от шубы, я буду испытывать физические страдания на промозглом морозе; разбив кружку, я буду испытывать муки, прихлёбывая свежесваренный кофе из ладошек.
Логика автора нелепа в своей наивности. Если следовать ей, то бессмысленно
– начинать танцевать, поскольку любой танец однажды закончится;
– заправлять утром кровать, поскольку вечером снова придётся её расправлять;
– прибираться в доме, поскольку всё равно снова намусорим;
– чистить зубы, потому как новая порция пищи снова сделает их грязными;
– встречаться и знакомиться с людьми, ибо любая встреча рано или поздно обернётся разлукой;
– наконец, просто жить, потому что всякому живущему предуготована смерть.
Можно допустить, что в определённом контексте, имея совершенно конкретного адресата, данная эпиграмма имела бы смысл. Однако в нашем случае нижний контекст совершенно однозначный – равнодушие, или пофигизм (значения слова वैराग्यम्), вынесенное в название цикла.
Достаточно воспользоваться золотым правилом нравственности, чтобы понять: нам подсовывают дурнопахнущий вздор. Если все люди последуют совету автора, то человечество перестанет существовать. Уйдёт культура, уйдёт цивилизация, уйдёт социум. Но это – неотъемлемые атрибуты Человека как матричной роли. Следовательно, исчезнет сама роль. И? Какова альтернатива? Променять всё это ради бескрайних балдежков умиротворённости? Но мы должны понимать, что сама фраза Бескрайние балдежки умиротворённости – это ничто иное как эвфемизм. На деле она обозначает смерть. Только сырая могила обеспечивает бескрайние балдежки умиротворённости в этом мире. И не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы это понять. А раз так, то нас скрыто зовут на тот свет раньше времени.
Бросается в глаза также и лицемерие автора. Предположим, что он реализовал свой идеал, избавился от вещей. В таком случае у него на руках должно было остаться бескрайнее блаженство покоя. И больше ничего. А что по факту? А по факту он продолжает интересоваться другими людьми, выискивать в них проблемы. Именно в ходе такой озабоченности другими единственно и могла родиться данная эпиграмма. И это совершенно естественно: будучи существом социальным, человек подсознательно желает жить среди себе подобных, интересуется себе подобными. Но тем самым автор собственноручно подрывает авторитетность своих суждений, показывает их несостоятельность.
Автора можно было бы понять, если бы эпиграмма имела чётко очерченный круг адресатов: монахи, иноки. Им по роли положено обходиться малым количеством вещей. И на то есть свои причины. Но! Текст содержит максимально общую формулировку जनः Человек, подразумевающую под собой любого представителя вида Homo Sapiens Sapiens.
В контексте любого человека можно было бы разделить чаяния поэта, касайся они чрезмерного потреблядства. Но и для подобного прочтения текст не содержит ни единого маркера.
Своей огульностью, категоричностью, наивностью и манипулятивностью эпиграмма являет собой образчик изощрённого словоблудия, облачённого в изысканные поэтические формы.
Поскольку лингвистический анализ сей пишется 30 декабря 2020 года, то давайте под конец разбора сделаем для себя в рамках затронутой поэтом темы некие прагматические выводы.
Будучи людьми, мы обязаны – хотя бы частично – разделять общечеловеческую культуру, обязаны в той или иной степени сохранять причастность к социуму, строить отношения с себе подобными и пользоваться типичными для актуальной нам культуры вещами.
Ценность межличностных отношений – в тех эмоциях, которыми они одаряют наши сердца, пока продолжаются, а вовсе не в том, что однажды они кончатся.
Ценность вещей и вещиц – в облегчении нашего жизнебытия, в структурировании нашей личности, в тех эмоциях и переживаниях, которые мы испытываем к ним в процессе эксплуатации.
Да, порой (и очень часто) нас несёт. Мы обрастаем объективно ненужным хламом. Новый год – подходящее время отобрать те вещи, которые с нами объективно уже попрощались, и помочь им сменить место жительства, отправив в утиль. Это позволяет расчистить место для чего-то нового. Но даже в этом акте жертвоприношения мудростью будет испытывать к отжившим свой век вещам благодарность. Благодарность за то, что они с нами были.
Иногда бывает полезно запустить любимой кружкой в стену, освободиться от накопившегося негатива, очиститься, чтобы дальше идти без бремени прошлого. Поэтому пусть нас не пугают осколки посуды несбывшимся праздником, нет худа без добра.
Смысл танца – в самом танце. Парадоксальным образом и смысл жизни – в самой жизни. И тогда всё оказывается гораздо проще, чем нам пытаются внушить мудрецы и поэты. Но чтобы понять эту истину, порой требуются годы и десятилетия усердных поисков.

Сердечно поздравляю своих близких и далёких читателей с наступающим Новым 2021 годом!
Желаю своевременно провести ревизию и взять с собой в дальнейшее плаванье лишь то, что действительно достойно быть причастным к вам. И пусть на смену осколков и обносков отжившего себя хлама придёт что-то стоящее, тёплое, душевное.

2 комментария

  1. Татьяна

    С Новым годом, Радим! Спасибо что разделил его с нами. Спасибо за посты и поддержку в это непростое время💓

    Ответить
  2. ХХ

    Очень важно, кто адресат текстов (и поэтому так сложно писать на широкую аудиторию или, тем более, «в вечность» тем, кому не наплевать, как будет понято написанное).

    Да, «потреблядство», как и любой перебор – имеет ряд негативных последствий. Но ты знаешь… вряд ли верно учить быть аскетом, например, того, чья душа десятки жизней была нищей и впервые дорвалась до возможности познать и насладиться материальным. Или учить не обжираться того, кто впервые дорвался до чашки вкусного горячего супа после концлагеря, например.

    Очень важно, кто адресат. И вещи… они еще дают возможность создавать и поддерживать свой кусочек мира таким, в каком жить хорошо тебе и близким. Ну, трудно «выйти из зоны комфорта» тому, кто в этой зоне и не был-то никогда.
    Например, женщина может с детства жить в очень стесненных условиях (одежда только отданная кем-то до старших классов школы, а потом свое – но самый минимум). И тогда, если она лет в 35, наконец, дорвется до возможности наряжать себя… она может и год, и два потратить на «безумный шоппинг», скупая и порой выбрасывая скупленное – пока поймет, что ей на самом деле надо. И тогда сможет обходиться не многим, но быть элегантной, радуя и себя, и взор окружающих. А если ругать и долбить и не позволять – это и за 10 лет не закроется, только намотается клубок обид, вины и боли. Речь, конечно, о ситуации, когда она сама себе на это «безумное потребление» зарабатывает, а не с кого-то требует. Это важный момент.

    Или мужчина, много жизней то аскет, то кормилец других, дорывается до возможности ходить по ресторанам и напитывать себя вкусами, видами, возможностями там, где был уже голод. Да пусть наестся! И если не осуждать – велик шанс, что таки наестся.

    Или человек, утомленный общением постоянным в социуме и большой семье – ему не надо объяснять ценность уединения, он о ней мечтать может. И будет стремиться.. тоже, пока не насытится своей тишиной.

    А того, кто тишиной уже пресытился, лишать социума тоже неверно, тем более, «зомбируя мозги отшельничеством».

    Я наверное очевидные вещи пишу. Но вот говорят, что «детей нельзя баловать вещами». А я смотрю на некоторых детей, которым с детства давали достаточно, но не заваливая подарками, а давая выбрать спокойно из изобилия магазинов желаемое. Так они не становятся жадными, а наоборот – в какой-то момент приходят к состоянию «спасибо, мне уже так хорошо, мне лишних вещей не надо». И находят именно то, что делает их жизнь комфортной и приятной – и это, делающее хорошо, берегут. И не гонятся за лишним не от «промывки мозгов», а от напитанности. И они лучше среднего из этого своего состояния понимают, чем других порадовать можно (вот к нг тема с подарками была актуальна). Выбирают подарки не из своих проекций (такое, что свои бы дыры закрыло), и не из жадности (как бы дешевле отделаться), а из тонкого понимания, что человека достроит/порадует. Тут нам раненым-травмированным только смотреть и (завидовать – зачеркнуто) радоваться за них и учиться.

    С наступившим тебя! Хорошего года и танца!

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *