О ценности перевода как деятельности

– Радим, как Вы считаете, в чём основная проблема современного человека?
– И жить торопится, и чувствовать спешит…
– Что это значит, можете поподробнее?
– Человек, лишённый внутреннего понимания, оказывается заложником тех обстоятельств, в которые попадает. В итоге, рано или поздно, среда начинает вертеть им, как хочет. Предания, авторитеты, мода, реклама… Только вот вы никому не интересны сами по себе. Интересно лишь освоить ваш ресурс.
Поток весёлых картинок настолько мощен, что человек не успевает даже понять, «а чё это только что пронеслося такое?», как уже на помойку новый компьютер нужно выносить из-за очередной пятиядерной революции процессоров.
В итоге человек, пытающийся успеть попробовать всё, что проносится перед его глазами, неизбежно становится поверхностным. Фантиков так много, а руки только две. Да и время не резиновое. Тем более, что большая его часть уходит на добывание средств, чтобы потрогать эти фантики. Дальше самое страшное. Дальше формируется то, что видящие назвали संस्कारः, а мы именуем «привычкой». Ну и всё. Теперь ты такой реактивный и предсказуемый, и покладистый, что с тобой можно делать что угодно.
Частный случай такой поверхностности – неспособность погружаться в чужие идеи. Во-первых, संस्कारः поверхностности. Во-вторых, отсутствие свободной सत्त्वम् для нужной глубины процессинга. Вы читаете книги, чтобы просто чем-то занять руки и голову. Вам важна интрига, напряжённость развития сюжета, острота порождаемых чувств и картинок. Но это всё пустое. Каждый человек всю жизнь по два тире четыре раза в сутки жрёт. Кто-нибудь от этого стал святым? То же самое с чтением ради утешения. Всю жизнь можно читать и куском мяса помереть.
– Позвольте, а переводы-то здесь при чём?
– Перевод как процесс – штука хитрая. Он ставит перед переводчиком необходимость погружения в текст. Причём помимо воли последнего.
– В чём это выражается?
– Сколько занимает время фиксации сознанием одного слова при чтении публицистики?..
– Ну, десятые доли секунды, я думаю…
– Переводчик возится со словом несколько минут, часов, суток, лет. Оно висит у него в психике в качестве активного элемента непознанного. И всё это время подсознание производит над ним те или иные операции. Потому что задача мышления в целом – собрать непротиворечивую и понятную Картину Мира. И в этом ключе оно ему выдаёт одно за другим варианты объяснений проблемы. А как известно из текста Йога-анущасаны, погружение в понимание явления прямо пропорционально вниманию, направленному на этот предмет. Таким образом, переводчик, вынужденно направляя подолгу своё внимание на отдельные слова и выражения, достигает в разы более глубокого понимания, чем читатель чужих переводов.
И это даже при условии, что он «просто грамматист», то есть не стремится особо к постижению смысла. Даже в этом случае он за каждым словом ныряет в словарь, даже в этом случае каждое слово висит в сознании минуту-другую.
Поэтому я и говорю, что перевод ценен как инструмент самостоятельного погружения в тему.
– Есть ли препятствия этому?
– Два. Первое – отсутствие намерения разобраться по жизни в целом. Обычно оно выражается в состоянии сознания «я и сам всё знаю». Второе – отсутствие запаса सत्त्वम्, который, собственно, и тратится на любую психическую деятельность. Правда, тут второе чаще всего является неизбежным попутчиком первого. Дело в том, что человек «сам всё знаю» обычно находится в порабощённом материи состоянии сознания. У него нет мотивации не потому, что он такой особенный, а потому что ему банально некогда. Он обмотан добровольно взятыми на себя обязательствами. Он стал обслуживающим персоналом для своих детей, любимой собаки, дачи, машины, квартиры… То есть он недо-нянь, недо-собаковод, недо-дачник, недо-автослесарь, недо-строитель и так далее.
– Почему «недо»?
– Такое количество функций невозможно осуществлять на достойном уровне в режиме совмещения.
– С чего вдруг?
– Каждое ремесло требует первичного погружения в матчасть. Эта первичность может растянуться на десятилетия. Естественно, никто на это идти не готов. Поэтому соглашаются делать вид, что растят детей, что ухаживают за своими питомцами, что разбираются в машинах, что что-то понимают в садоводстве-огородничестве, строительстве, уходе за собственным телом и так далее.
– И что же делать?
– Зрить в корень.
– Как?
– Искать глубинный смысл происходящего, безжалостно менять на основе найденного смысла карту своих ценностей и следить впредь за уровнем свободного सत्त्वम् в сознании.
– Радим, мы несказанно рады, что Вы согласились дать интервью нашему журналу.
– Да я ничего такого и не сказал ещё… Впрочем, всегда пожалуйста.

6 комментариев

  1. Наташа

    Радим, а можете немного расшифровать — как следить за уровнем सत्त्वम् в сознании?

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *