Щанкара на БГ 2:11

Дата первой публикации: 31.01.2015
Исправленная редакция: 31.10.2019

श्री–भगवान् उवाच–
अशोच्यान् अन्वशोचः त्वं,
प्रज्ञा–वादान् च भाषसे।
गत–असून्, अगतासून् च
न अनुशोचन्ति पण्डिताः॥

σ: त्वम् अशोच्यान् अन्वशोचः, प्रज्ञा–वादान् च भाषसे। गतासून्, अगतासून् च पण्डिताः न अनुशोचन्ति।

щрӣ-бхагавāн увāча
ащочйāн анващочах твам,
пражн̃ā-вāдāн ча бхāшасе.
гатāсӯн, агатāсӯн ча
на анущочанти пан̣д̣итāх..
Кр̊шн̣а:
Ты расплакался из-за тех, кто не находится в плачевном состоянии. А речи премудрые пересказываешь. Не скорбят знающие [ни] по усопшим, ни по здравствующим.
न शोच्याः अशोच्याः भीष्म–द्रोण–आदयः; सद्–वृत्तत्वात्, परमार्थ–[स्व]-аरूपेण च नित्यत्वात्।
Бхӣшма, Дрон̣а и прочие являются ащочйāх не заслуживающими оплакиваний, потому что а) ведут себя достойно и б) являются вечными в форме Абсолюта.
तान् अशोच्यान्, अन्वशोचः अनुशोचितवान् असि– «ते म्रियन्ते मद्–निमित्तम्। अहं तैः विनाभूतः। किं करिष्यामि राज्य–सुख–आदिना» इति।
По ним, ащочйāн не заслуживающим оплакиваний, анващочах ты расплакался: «Из-за меня они умрут. Разлученный с ними, что я буду делать с тем же царством и комфортом?»

#В отрывке присутствует инвертированная синтагма, косвенно оправдываемая целями толкования коренного текста. Всё же правильно ставить слова автора после прямой речи:

«бла-бла-бла» इति अनुशोचितवान् असि.

На это указал даже Āнанда Гири.#

त्वं प्रज्ञावतां बुद्धिमतां वादान् च वचनानि च भाषसे
вāдāн ча и суждения; пражн̃āват премудрых; твам ты; бхāшасе декламируешь.

#Толмач незаметно подменяет коренной текст: вместо основы пражн̃ā Премудрость он читает пражн̃āват Наделённый премудростью. Т.е. в тексте атрибутивная синтаксическая связь: Премудрые суждения, а у Щ. получается посессивная связь: <подслушанные на стороне> Рассуждения премудрых. Сделано это в целях последующего обоснования глупости Аржуны. Если же Речь премудрая, то оценка Кр̊шн̣ы будет входить в прямое противоречие с оценкой Щ. Подобная подтасовка фактов в санскритской комментаторской традиции – общее место.#

तत् एतत् मौढ्यं, पाण्डित्यं च विरुद्धम् आत्मनि 1[दर्शयसि] 2[दर्शयन्]б(2) उन्मत्तः इव, इति अभिप्रायः।
Подтекст таков: Ты, словно безумец, демонстрируешь в себе такой антагонизм глупости и учёности.
यस्मात् गतासून् गतप्राणान्, मृतान्; अगतासून् अगतप्राणान् जीवतः न अनुशोचन्ति पण्डिताः आत्मज्ञाः। पण्डा आत्म–विषया बुद्धिः येषां, ते हि पण्डिताः, «पाण्डित्यं निर्विद्य» इति श्रुतेः।
Потому что пан̣д̣итāх реализованные; на анущочанти не оплакивают; гатāсӯн испустивших дух, умерших; ча и агатāсӯн, не испустивших дух, живых. Дело в том, что пан̣д̣иты – это те, у которых есть пан̣д̣ā мудрость относительно себя, о чем свидетельствует щрути «пāн̣д̣итйам нирвидйа» [БАУ 3.5:1].

#Приём придания коренному тексту глубинного смысла посредством подмены понятий. Понятно же, что кшатрий Аржуна воспринимает лексему пан̣д̣ита в её обывательском значении Учёный Знаток. Но нет, нужно выкопать из самой из задницы мира неочевидное значение и втиснуть его в свой комментарий.
Если учесть, что «Щ.» — это бренд наподобие «Дарья Донцова», под которым пишет (до сих пор) целый коллектив плодовитых авторов по всей Индии, то наработать развитую картотеку блудливых цитат на все случаи жизни не составит труда. Причём, в условиях информационной войны иначе просто невозможно. Допустим, такой же «идеологический штаб» имеется у Гаудия-вайшнавов, в котором активисты с пеной у рта выискивают цитаты для опровержения выдвигаемых оппонентами возражений и претензий на отдельные постулаты их догмата веры. Такая же петрушка была в лоне философии марксизма-ленинизма, когда за добытые из каких-то потаенных трудов, принадлежащих перу отцов-основателей, чуть ли не Героя страны давали.
Короче говоря, если вы эту кухню изнутри не знаете, то неизбежно принимаете всё за чистую монету, в том виде, как вам подают, то есть абсолютно некритично. И пополняете собой нестройные ряды восторженных фанатов этой идейной макулатуры: Смирнова, Серебрякова, Семенцова, Тихвинского и т.д. Вопрос: чего ради?
Давайте посмотрим на более широкий контекст цитаты.

तस्मात् ब्राह्मणः, पाण्डित्यं निर्विद्य, बाल्येन तिष्ठासेत्। बाल्यं च, पाण्डित्यं च निर्विद्य, अथ मुनिः। अमौनं च, मौनं च निर्विद्य, अथ ब्राह्मणः।

Проблема заключается в том, что निर्विद् – это очередная полисема санскрита. Щ. читает её как Узнать без остатка. Однако более распространённое значение – Разочаровыться. Причём, у Апте имеется только последнее, правда с несколько иным оттенком: To be dissatisfied or disgusted with (with instr.). Согласно лексикографу, निर्विद् управляет твопом. У нас – вип, что порождает сомнения.
Если же мы возьмем предложенный Щ. вариант перевода для निर्विद्य (निःशेषं विदित्वा), то выяснится, что он вообще не клеится в контекст:

बाल्यं च, पाण्डित्यं च निर्विद्य, अथ मुनिः। Изучив без остатка и состояние силы <осознания>, и трансцендентное знание, затем – Молчальник.

Как можно изучить без остатка состояние силы? Это вообще о чём?! Данный перевод сделан с опорой на мнение самого Щ. Я перевёл совершенно иначе:

बाल्यं च, पाण्डित्यं च निर्विद्य, अथ मुनिः। Покончив и с ребячеством, и с учёностью, затем – молчальник.

Здесь совершенно очевидные коннотации на уровне Сценариев. Сначала мы умничаем, набираемся первичной информации. Затем мы синтезируем эту информацию в озарение, становимся, строго по завету Христа, как дети, отбрасывая весь хлам накопленных данных. Живём в миру просто, беззаботно. Затем удаляемся в свои катакомбы, где практикуем прямую работу с умом, устанавливаем личную связь с Богом. Ну и дальше становимся богоносами (брāхман̣). Такова моя личная интерпретация отрывка. Разумеется, в обоих случаях мы должны сделать скидку на архаичный язык БАУ, который в принципе звучит как язык первоклассника.
Возможности проверить практику словоупотребления в рамках всего памятника БАУ нет, поскольку данные три вхождения निर्विद् – единственные на весь текст.
В итоге получается циклическая ссылка: Щ. в комментарии на Гӣту ссылается на отрывок, который в свою очередь сам не является настолько однозначным, чтобы мог выступать аргументом в пользу мнения толмача (как и опровергнуть его, впрочем).
Самое главное: в данном отрывке нет ни единого признака, указывающего на какое-то особое значение слова पाण्डित्यम्. Оно вполне себе переводится первичным значением Учёность.
Так, отвлеклись. Возвращаемся к комментарию Щ.#

परमार्थतः तु नित्यान् अशोच्यान् अनुशोचसि। अतः मूढः असि। इति अभिप्रायः॥
Подтекст следующий:
С абсолютной точки зрения, однако, ты оплакиваешь вечных, не находящихся в плачевном состоянии. Поэтому ты – глупец.

#Когда речь идёт о каких-то мировоззренческих, глобальных вещах, важно понимать следующее: любой говорящий вещает нам из аквариума целостной картины мира. Своей ли выстраданной или коллективной (которая нынче в моде) – не важно. Важно, что сказанное вяжется с контекстом, известным одному ему.
Дальше. Когда комментатор берётся толковать мировоззренческий текст, он не озадачивается восстановлением картины мира автора. Тем более, что в отношении санскритоговорящих мыслителей это просто технически невозможно. А в Гӣте, как я многократно повторял, вообще сборная солянка из взаимоисключающих картин мира, которыми текст нашпигован намеренно для расширения целевой аудитории, потенциально способной принять нового божка.
Но это ведь не всё. Комментатор ничем не отличается от автора; он точно так же вещает нам насчёт исходного текста из аквариума собственной картины мира. И если хронологически между текстом и комментатором лежит хотя бы одно поколение, то будьте уверены, эта картина мира уже существенно модифицирована.
Только вот с комментатором всё гораздо сложнее. Коренной текст худо-бедно представляет собой некое единство мысли (с поправкой на статус информационного оружия, разумеется). И хотя бы некие контуры КМ автора в нём проследить – в принципе – возможно. Но ведь комментатор свою КМ вообще отдельно не излагает. Он её подаёт под соусом вскрытого смысла коренного текста! И подаёт ситуационно, мазками там и сям, где и насколько текст позволяет.
К чему это приводит? К невозможности критически воспринимать позицию комментатора. Возьмите того же «Щ.» (как бренд). Под этим именем не написано ни одного доктринального текста, в котором мировоззрение было бы сведено в упорядоченную законченную систему. Почему? Ответ очевиден. Сделай ребята такой текст, дискутировать с ними стало бы проще простого. А пока текста нет, пока нет перечня тезисов, которые отстаивает та же адвайта-веданта, всегда можно включить режим забалтывания и уйти от темы, если вдруг у кого возникнут вопросы и возражения.
Наконец, третье. Я как читатель воспринимаю сказанное что автором, что толмачом, из аквариума собственной картины мира. И кроме меня этой КМ не знает толком никто. И она явно конфликтует что с авторской, что с комментаторской.
Я уже не говорю про читателя со вшитым по умолчанию мировоззрением материалиста, которое в принципе является непреодолимым препятствием для серьёзного изучения духовных идеологий.
Вся эта бодяга рассчитана на обывателя. Отличие обывателя – в догматическом типе мышления. Я любые суждения либо принимаю на веру, либо не принимаю на веру. По ряду субъективных факторов. Как правило, вследствие расположения или неприязни к автору суждений. Всё просто. Никакого тебе внутреннего анализа. И я, заметьте, не говорю ,что это плохо. Я прекрасно понимаю, что задачи мирянина лежат в совершенно иной плоскости. Ему просто расточительно выделять серьёзный ресурс внимания на критическое осмысление входящего потока информации. Всё что он может – выбрать себе источник, внушающий доверие. Возможно, кому-то это прозвучало демагогией, но если вы сами занимались поиском Знания, то обязаны знать, что этот процесс не оставляет ресурсов ни на что другое. Т.е. Путь Знания лишает тебя любых других путей, лишает мирской жизни. Если повезет найти своё Знание раньше, чем отправился к праотцам, то, возможно, ещё и поживёшь под ним в миру. А иначе – это тотальное самопожертвование ради самой возможности мыслить свободно, самостоятельно, не соглашаться с чужими мнениями, если они беспочвенны. И эта возможность сама по себе – достаточная награда.

Если же мы примем во внимание, что «Щ.» — это бренд адвайта-веданты (АВ), то станет совсем кисло. Дело в том, что философия АВ зиждется на полном безрассудстве. Это даёт ей гарантию несокрушимости. Рассудок её не может понять, поэтому не может начать критиковать. Т.е. вам нужно предварительно стать видящим, научиться читать первичный код уровня Программ, чтобы вы всерьёз могли использовать разум против безумца Щ. Впрочем, сам Щ. может оказаться первым в ряду идейных противников воззрения АВ. Ведь как мы помним идеологии – это главное информационное оружие. И идеологи могут яростно понимать, что их детище служит утилитарной цели структурировать толпу в социуме, разводить биомассу по отдельным загонам. А все эти поповские сказки – всего лишь развесистая клюква для привлечения электората на свою сторону. На самом же деле

Мама, нас обманули!
На небе лишь только звёзды…

Понятно, что я сгустил краски, качнув маятник в противоположную крайность. Но иногда это сделать душеполезно.

Итак, держа в уме задачу оценивать конкретные языковые высказывания в контексте хоть какой-нибудь КМ, мы и попробуем проанализировать данный отрывок.
Если не уподобляться толмачу и не включать домысливание, то коренной текст не содержит глубоких мыслей. Он выдвигает тезисы, подлежащие последующему обоснованию. Как то
* Воины, отдающие свою жизнь за свой или чужой шкурный интерес, не заслуживают оплакивания. Что собравшиеся с честью умереть, что уже умершие на поле брани.
* Учёные (а может, вслед за Щ. — посвященные) – это циники, которым нет дела ни до живущих, ни до ушедших.
Второй тезис, если память не изменяет, из рассмотрения незаметно исключат. А вот первый найдёт какое-никакое обоснование.
В отношении второго, при желании, можно найти стойкие параллели с высказыванием Христа: «Пусть мёртвые хоронят своих мёртвых» [Лк 9:60] и с изречением Лао-цзы: «Небеса [и] Земля лишены человечности, принимая всё сущее за жертвенное чучело» [Дао дэ цзин, чжан 5].
Возможно, вам покажется странным, но истинная духовность соседствует с абсолютной бессердечностью, безжалостностью. К кому и в чём вы собрались проявлять сердечность и жалость? Пикселам на экране монитора по поводу круговерти поляризующих матричных сил, вечных по природе? Ну глупо же, право. Если вы преодолели человеческую форму, то присущие человеку эмоции остаются доступными вам, но вы сами и решаете, нужно ими пользоваться в рамках вашей социальной роли или можно обойтись без них. Я могу быть абсолютно беспощадным именно потому, что нет того, кого нужно бы щадить. Но поскольку мы на сцене театра, я могу сыграть бесподобную нежность, божественное сострадание. И вы уревётесь от умиления и восторга.
Со временем вы привыкаете смотреть на Программы и Сценарии внутри и вовне себя. Люди отходят на второй план. Взаимодействие с ними оказывается вторичным той ролевой расстановке, в рамках которой происходит общение. Расстановка задаёт мне роль, я её отыгрываю, ибо это – мой Долг. Но если я вижу, что Спектакль окончен, гаснет свет, то по щелчку пальцев выхожу из роли и забываю вас как набор мерцавших пикселов.
Я прекрасно понимаю, как это дико для вас звучит. Но именно с этой позиции вещает автор Гӣты: «Знающие не скорбят [ни] по усопшим, ни по здравствующим».

Вам хочется, чтобы святые были милыми душками, белыми зайками. Поймите одно: это желание голодного зверя насытиться на халяву. И чем сильнее в вас это желание, тем больше шансов, что в отношениях с возвышенной личностью вы раз за разом будете отхватывать люлей.

Собственно, именно из-за существенной разницы восприятия «мира» даже современные богословы призывают обывателей не спешить со своими оценками возвышенных личностей: вам невозможно представить, какой процессинг происходит у них в умах, как они воспринимают то, что вы для себя выбрали считать единственно возможной реальностью. И шаблонами обычных людей их мерить также совершенно некорректно. Может обернуться серьёзной попаболью.

Здесь я вставлю вам отрывок из своего комментария 2012 года:
«Я не хочу в кратком обзоре останавливаться на более глубокой проблеме, но всё же намекну. Вернитесь к сути вопросов Аржуны, вчитайтесь в них. Вы увидите, что его сокрушения касались совершенно других вопросов. Он не скорбит о Бхӣшме, Дрон̣е и прочих… В общем, присмотритесь. Такая незаметная подмена основания обсуждения – крайне распространённый в гите приём. Частично оттого, что сам текст представляет собой мозаику понадёрганных отовсюду несвязных обрывков, частично оттого, что составлялся не за один раз, частично от отсутствия привычки связно мыслить. И это не упрёк, а всего лишь констатация факта.
Мифическое сознание нелинейно, мышление в парадигме мифа в каком-то смысле вневременно, калейдоскопично. Что не мешает ему ощущать свою включённость в бытие».

С позиции 2019 года добавлю всё же ремарку. Не важно, по кому именно скорбит Аржуна. Важно, что он находится в рамках определённой Ролевой расстановки, где его Долг – самоотверженно отыграть свою роль. Если хотел сняться со спектакля, мог сделать это раньше, чтобы тебе успели найти замену. Сейчас уже глупо дёргаться и фонтанировать эмоциями, пусть и основанными на глубокой прозорливости. Назвался кшатрием – вставай в строй, обнажай меч против супостата!

А теперь комментарий. Здесь нам заранее, на упреждение коренного текста, предлагают основания означенных тезисов.
Давайте присмотримся к аргументам.
Воины не заслуживают оплакиваний, говорит Щ., поскольку а) ведут себя достойно и б) являются вечными в форме Абсолюта.
Видите ли вы блудливость мысли толмача? Она базируется на цыганском способе пользования языком. Достойно ведут себя совершенно однозначные белковые персонажи в шлемах, доспехах, стоящие на колесницах по ту сторону Курского поля. Они действуют в рамках жёсткой Ролевой расстановки, поэтому совершенно не заслуживают причитаний в свой адрес. Ради этой роли они сюда и явились. Собственно, если вы усвоите эту ключевую для жизни в социуме идею ролей, тогда сможете понять, допустим, следующее. Домашние животные приходят сюда тоже в рамках конкретной Ролевой расстановки и знают, что их ждёт (ибо это – часть роли). Поэтому эмоциональные нюни вегетарианцев из разряда «коровку жалко» являются формой их помраченного эгоизма, не позволяющего им понять, что каждый в мире находится строго на своём месте и выполняет свой Долг. Если курицы нафиг никому нужны не станут, их просто в мире не будет. Как и коров, лошадей, коз, овец. Сама возможность им отыграть роль обусловлена параметрами того общечеловеческого спектакля, в рамках которого такая роль и прописана. Не нравится есть мясо? Не ешь. Но не надо забивать себе и другим голову своими помраченными представлениями о реальности.
Итак, в первой части Щ. вполне себе состоятелен. Хотя даже эту идею я принимал несколько лет, поскольку Ролевые расстановки начал видеть относительно недавно, года четыре назад, да и то без глобальных обобщений.
Но вот дальше происходит просто вынос мозга читателя ногами вперёд. Нам заявляют, что эти самые белковые организмы, откликающиеся на имена Бхишма, Дрона и проч., одновременно являются вечными в форме Абсолюта!
Сначала остановимся на плане выражения. Языком недопустимо пользоваться таким образом, чтобы у вас один Знак (слово) указывал одновременно на два совершенно разных референта (объекта реальности). Впрочем, Абсолют не является референтом, объектом реальности. Он – идея в голове комментатора. Но даже в этом случае: две разных идеи не могут выражаться посредством одного и того же Знака. Кроме того, в речевой коммуникации важно соблюдать языковые конвенции. Имена собственные с очевидностью ассоциированы и у говорящего, и у слушающего с конкретными биологическими особями вида Homo Sapiens. Пытаться подразумевать под этими именами некую вечную форму Абсолюта – это и есть то самое безумие, о котором я предупреждал ранее применительно ко всему воззрению АВ. Дело в том, что если однажды вы тронулись умом, то дальше вам уже не помочь. Вы можете умело «женить» что угодно с чем угодно. И в искусстве перверсии вам не будет равных. Я в это до последнего не верил, пока не угодил в тесные отношения с таким человеком. Вы даже представить не можете, что творится с психикой, когда тебе упорно выдают чёрное за белое и обвиняют в несуществующих грехах…
Итак, на плане выражения Щан̇кара бесстыже нарушает договоренности относительно правил пользования языком как способом коммуникации. Он неприкрыто передёргивает понятия, подкладывая под слова любой смысл, какой ему нужно. И вся эта тряхомудия, недостойная называться философией, выглядит как некий ментальный онанизм интеллектуального задрота. Помноженный на всю раннеиндийскую философию он даёт нам зловонный запах интеллектуального гедонизма, когда определённая группа прошаренных сумасшедших выясняла заочно, кто из них выдумает более заковыристый способ взорвать мозг своему читателю.
Если же мы поднимемся на план содержания, то обнаружим у толмача порок логики, именуемый апасиддхāнта или Попрание собственного догмата. Разумеется, никакого догмата здесь не прописано. Поэтому читая только комментарий заподозрить порок невозможно. Нужно на берегу быть знакомым с воззрением АВ, чтобы понимать, что с чем не склеивается.
Итак, популярность АВ связана с тем, что вся её философия сводится к двум тезисам:

Мир – труха.
Истина – Бог.

Все мирские феномены объявляются иллюзорными, лишенными реальности. За ними всеми стоит один и тот же Бог. Богом (санскр. – брахма) в АВ именуется Матрица. Поэтому АВ – это ещё одна форма массовой сам̇сāрной религии. Собственно, если вы видите, что какое-то верование является массовым, можете быть уверены, что оно сам̇сāрное. Но вот обратное не обязательно верно.
АВ для чайников: пикселы экрана монитора способны визуализировать всё многообразие форм, образующих виртуальную реальность мира компьютеров. Пикселы совокупно абстрагируются и получают имя «брахма». Они наделяются свойством всемогущества. А все порождаемые с их помощью феномены, разумеется, оказываются иллюзией, то есть нереальны. Мы не будем сейчас устраивать разнос этой дребедени, поскольку читаем Гӣту, а не АВ.
Так вот, для АВ Бхӣшма, Дрон̣а и прочие воины – это несуществующие иллюзии. Это некий образ (рӯпа), которому наблюдатель дал имя (нāма). Поэтому такие единицы опыта именуются нāмарӯпа. Если вы смогли сдвинуть свою точку сборки в позицию АВ, то сможете понять: невозможно быть одновременно иллюзорной нāмарӯпа и при этом «вести себя достойно». Ибо эти суждения относятся к разным картинам мира. Вы не можете описывать реальность сразу, одновременно с двух точек зрения. У вас всего одна точка сборки! Когда вы даёте такие описания, актуальные для разных уровней реальности, вы одним только этим разжижаете мозг читателю.
Наконец, последнее. Никакие бхӣшмы, дрон̣ы и прочие не обладают вечностью в форме Абсолюта. Абсолют лишен предикатов. Там нет форм и имён. Совершенно очевидно, что когда мы говорим о человеке как носителе определённого имени, то он для нас мыслится конечным. Даже если мы вспоминаем ушедших, то ассоциируем их с неким прошлым, а не с вечнонастоящим. В этом и заключается апасиддхāнта: в вечности глазами АВ нет места для нāмарӯп, ибо «все места в холодильнике заняты бегемотиками», единственный вечный – это недифференцированный Бог. Поэтому попытка сделать бхӣшму, дрон̣у сотоварищи вечными является Попранием собственного догмата.
В защиту Щ. отмечу, что он вынужден нести эту ересь. Дело в том, что следующей щлоке этой же дичью будет грузить читателя сам Кр̊шн̣а. Поэтому нужно заготовить почву, чтобы семена прижились. Чем и занят комментатор. Позже останется лишь победоносно вздёрнуть нос вверх: «Ну! А я вам о чём говорил?! Вот, даже Бхагавāн ведёт речь об этом же самом!»
Обратите внимание: чтобы вывести толмача на чистую воду, мне потребовалось знание логики ведения диспута. Если вы раннеиндийскую теорию спора не изучали, то в принципе не владеете матчастью, позволяющей вам читать всю эту демагогию в безопасном режиме. Мне, допустим, пришлось предварительно перевести все профильные разделы Нйāйа-сӯтр вместе с бхāшйей.
На этом месте в ранних комментариях был огромный кусок, посвященный тонкостям определения категорий «бытие» и «сознание», ведь именно с ними связывает свои суждения Щ. Но сейчас я считаю, что сказанного более чем достаточно для уяснения всей картины.
Вместо этого давайте разберём ещё несколько ключевых моментов из комментария.
Первое, что бросается в глаза: эмоционально окрашенная оценка пропонента, коим здесь выступает Аржуна. Сначала Щ. именует его мягко «словно безумец», но заканчивает комментарий прямым диагнозом: «ты – глупец». Пока я не столкнулся лично с таким механизмом, он мне даже в глаза не бросался. Но в действительности перверсия в запущенной степени – это вынос на своего собеседника своих личных свойств. Будучи сам глупцом, ты начинаешь «вымещаться» на других, называя их таковыми. Нам нужно понимать следующее:

Человек низшего порядка обсуждает личности.
Человек среднего порядка обсуждает факты.
Человек высшего порядка обсуждает идеи.

Когда Щ. нам даёт эмоциональные оценки личности Аржуны, он тем самым показывает уровень своего развития. Понятно же, что в тексте Кр̊шн̣а таких оценок своему другу не даёт. Даже в виде подтекста (который так несложно высосать из пальца, было бы желание).
Причём, обратите внимание на аргументацию вывода про глупость Аржуны. Она строится на маразме: «С абсолютной точки зрения, однако, ты оплакиваешь вечных».
Оборот «с абсолютной точки зрения» — это НЛПшная уловка. У индивидуального сознания нет и не может быть никакой абсолютной точки зрения (или точки зрения Абсолюта или позиции Абсолюта или Абсолютного смысла, не важно, как вы переведёте парамартхатах). И сам оборот – это инъекция снотворного в мозг некритически мыслящего читателя. «Ах, оказывается, есть какая-то абсолютная точка зрения! А я просто с ней ещё не знаком, я же такой дремучий!» И всё, дальше ты можешь нести любой вздор, который этот дремучий заглотит.
Понятно, что и это – меньшее зло по сравнению с позицией Кр̊шн̣ы, который далее по тексту начинает сам вещать от лица Абсолюта. До такой неприкрытой борзоты не доросла ни одна другая массовая религия. Этот НЛП-трюк оказался крайне удачным и позже был растиражирован в пурāн̣ах, где от имени Абсолюта вещали всякие разные божки.
На самом же деле с позиции этого вашего Абсолюта никаких бхӣшм, дрон̣, кр̊шн̣, аржун не было, нет и не будет. Но ведь невозможно вести диалог двух индивидуальных сознаний при таком восприятии. Павлик, которому стало неинтересно играть за своего персонажа, идёт гулять на улицу. В игре его нет, и там ровным счётом ничего не происходит. Он выключил в себе дуальность «я – образы на экране монитора». То же самое с позицией АВ: она предполагает совершенное безразличие к всей мирской движухе. С одной существенной разницей: вам некуда встать и выйти погулять. Именно поэтому вы и оказываетесь в конце концов безумцем.
Я прошу простить мне моё сегодняшнее многословие. Но, думаю, ранние читатели помнят, что у меня свои счёты с АВ в целом и Щ. в частности. И я бы хотел быть краток, да не получается. Тем более, что вскрытие механизмов манипуляции вашим сознанием – это в принципе дело из разряда невозможных. Тринадцатый подвиг Геракла, так сказать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *