Щанкара на БГ 2:14

31.01.2015 – дата первой публикации
01.11.2019 – новая редакция

 

– यद्यपि आत्म–विनाश–निमित्तः मोहः न संभवति, नित्यः आत्मा, इति विजानतः, तथापि शीत–उष्ण–सुख–दुःख–प्राप्ति–निमित्तः मोहः लौकिकः दृश्यते। सुख–वियोग–निमित्तः मोहः, दुःख–संयोग–निमित्तः च शोकः।
– Пусть даже в результате осознания того, что Душа вечная, обусловленное уничтожением Души исступление невозможно, всё же наблюдается присущее мирянам заблуждение, вызванное встречей с холодом и жарой, счастьем и горем. Разлукой с удовольствием обусловлена растерянность, а встречей со страданиями обусловлена скорбь.

# मोहः लौकिकः – сомнительная инверсия.#

इति एतत् अर्जुनस्य वचनम् आशङ्क्य, आह–
Предупреждая подобное суждение Аржуны, он говорит:

मात्रा–स्पर्शाः तु, कौन्तेय,
शीत–उष्ण–सुख–दुःख–दाः।
आगम–आपायिनः, अनित्याः।
तान् तितिक्षस्व, भारत॥

σ: <हे> कौन्तेय, मात्रा–स्पर्शाः तु शीत–उष्ण–सुख–दुःख–दाः, आगम–आपायिनः <सन्तः>, अनित्याः। तान् तितिक्षस्व, <हे> भारत‍।

мāтрā-спарщāх ту, каунтейа,
щӣта-ушн̣а-сукха-духкха-дāх.
āгама-āпāйинах, анитйāх.
тāн титикшасва, бхāрата.
Прикосновения материи, однако, сын Кунти, доставляющие жару и холод, удовольствие и страдание, <являются> приходяще-уходящими, непостоянными. Претерпевай их стойко, потомок рода Бхараты.
मात्राः, आभिः मीयन्ते शब्द–आदयः इति, श्रोत्र–आदीनि इन्द्रियाणि।
мāтры (измерители), – поскольку <этимологически> ими регистрируются (измеряются √мā), звук и прочие <данные>, – это слух и остальные чувства.

#Выбрано совершенно неочевидное значение для слова мāтрā.#

मात्राणां स्पर्शाः शब्द–आदिभिः संयोगाः।
мāтрā-спарщāх касания измерителей – это контакты со звуком и проч.

#При данном варианте прочтения мāтрā-спарщāх читается как татпуруша ропа.#

ते शीत–उष्ण–सुख–दुःखदाः= शीतम्, उष्णं, सुखं, दुःखं च प्रयच्छन्ति इति।
Они щӣта-ушн̣а-сукха-духкхадāх поставляют холод, жару, удовольствие и страдание.
अथवा‍‍, स्पृश्यन्ते इति, स्पर्शाः विषयाः शब्द–आदयः। मात्राः च, स्पर्शाः च शीत–उष्ण–सुख–दुःखदाः।
Второй вариант прочтения: спарщāх ‘ощупываемые’, – поскольку <этимологически> это те, которые ощупываются (спр̊щйанте), – то это звук и прочие чувственные данные (вишайа).
И измерители (чувства), и ‘ощупываемые’ (данные) доставляют холод, жару, удовольствие и страдание.

#При данном варианте прочтения мāтрā-спарщāх читается как двандва.
Этимология спарща объективно несостоятельна. С пассивным значением от корня спр̊щ есть лексема спрашт̣авйа. Слово спарща в предлагаемом значении не употребляется. И прикрываться этимологией без опоры на практику словоупотребления – это значит передёргивать факты.
В целом же в данном фрагменте отражено особое воззрение индийцев на природу чувственного опыта. Несмотря на то, что здравый смысл вместе с физикой говорит нам об электромагнитном излучении, идущем из внешней среды и воздействующем на чувствительные рецепторы органов восприятия, у индийцев процедура мыслилась иначе.
Есть человек. Он уподобляется дому. В доме живёт Ум-хозяин. Из дома есть несколько дверей-выходов. Выбираясь наружу через конкретную дверь, Ум становится тем или иным чувством и кормится на лужайке чувственных данных. Выбравшись из уха, Ум кормится на поляне звуков. Выбравшись из глаза, он кормится на поляне видимого спектра ощущений. Выбравшись из носа, Ум оказывается обонянием и кормится на пастбище запахов. То же самое со вкусом и касанием.
Собственно, слово вишайа означает для индийца не Чувственные данные, а нечто вроде Чувственного соблазна. Некоторый массив таких соблазнов мыслится лежащим где-то вне тела, а корова Ума периодически выходит поживиться ими. И в современной санскритологии совершенно нет ясного понимания данного вопроса. Я в свою очередь перевожу с поправкой на воззрения современной науки.
Без знания данной особенности индийских описаний реальности нам очень сложно (да практически невозможно) понять, о чём говорит Щ.
При этом чтение не выдерживает проверку фактами. Дело в том, что ни чувства, ни чувственные данные сами по себе не могут доставлять холод, жару, удовольствие, страдание. Всё перечисленное богатство образуется только при контакте. Однако значения «контакт» в предложенном чтении нет, оно утрачивается. Выглядит такой комментарий отборным графоманством. И лично мне совершенно не ясно, как он мог стать эталоном комментаторской традиции. Видимо, по присказке «Среди слепых и одноглазый – король». Объективно говоря, ковыряться в этом – никакого удовольствия. Особенно если учесть, что самому приходится писать в десять раз больше, чем составляет объем комментария.

Если же вернуться к тексту и отбросить тягу к оригинальности, которой в режиме эпидемии болеют туземные богословы, то текст воспринимается совершенно иначе:

мāтрā-спарщāх – это ‘Касания’ материи.

При этом под Материей здесь подразумевается в том числе электромагнитное излучение воспринимаемого и невоспринимаемого чувствами спектра. Именно Материальный мир касается нас, что более логично. А не мы его. В противном случае получается, что Ум, как несмышлёный ребёнок, раз за разом вылезает из своих дверей, чтобы сунуть пальцы в очередную розетку и испытать удар током. Эдакий малый со склонностями к садомазо. И всё же терпи стойко свой дебилизм, о Аржуна, что сидит в каждом из нас!
На языковом плане Касание здесь фигуративно передаёт идею любого контакта человекосистемы с внешней средой. В узком же смысле касание регистрируется только осязанием.#

शीतं कदाचित् सुखं, कदाचित् दुःखम्। तथा उष्णम् अपि अनियत–स्वरूपम्। सुख-दुःखे पुनः नियत-रूपे, यतः न व्यभिचरतः। अतः ताभ्यां पृथक् शीत–उष्णयोः ग्रहणम्।
Причём холод в одних случаях является удовольствием, в других страданием. Также и жар обладает неустановленной заранее природой. Удовольствие и страдание, в свою очередь, имеют заданную форму, поскольку не имеют девиации (отклонений). Поэтому холод и жара упомянуты отдельно от них.

#Отрывок построен семантически некорректно. Ни холод, ни жара сами по себе не являются ни удовольствием, ни страданием. Это пресные факты внешней реальности. Удовольствие и страдание – это эмоциональная окраска пресных фактов. Эту несостоятельность в одном из списков попытались исправить через разночтение «доставляющие удовольствие» и «доставляющие страдание». Но это ещё хуже, поскольку противоречит коренному тексту, из которого следует, что удовольствия и страдания наряду с холодом и жарой доставляются касаниями Материи.
Содержательно нам говорят, что есть противоположности, чьё воздействие на сознание ситуационно. А есть ещё счастье и горе, которые всегда одинаковы в своих проявлениях. Ибо являются субъективными оценками пресных фактов. Но до этого понимания индийская философия не смогла дорасти.
Перед нами в чистом виде философия сāн̇кхйи о том, что любая внешняя гун̣а способна породить любую внутреннюю гун̣у. И на практике это означает, что поедая благостную травку, вы не можете стать благостным, ибо такой заданности в Матрице не существует.#

यस्मात् ते मात्रा–स्पर्श–आदयः आगम–आपायिनः आगम–आपाय–शीलाः, तस्मात् अनित्याः; [उत्पत्ति–विलय–रूपत्वात्]। अतः तान् शीत–उष्ण–आदीन् तितिक्षस्व प्रसहस्व। तेषु हर्षं, विषादं वा मा कार्षीः, इति अर्थः॥
Поскольку эти мāтры, спарщи и прочие являются āгама-апāйинах преходяще-уходящими, поэтому анитйāх непостоянны; [потому что имеют форму появления и исчезновения]. Поэтому титикшасва претерпевай; тāн их, холод, жару и пр. Иначе говоря, не восторгайся и не расстраивайся на их счёт.

#На плане выражения Щ. неверно решает антецедент. Указательное местоимение тāн (их) указывает на мāтрā-спарщāх (касания Материи), поскольку именно они являются топиком предыдущего отрывка. Но в его толкованиях при таком подходе получается бессмыслица: «Претерпевай стойко органы чувств и чувственные данные». Поэтому он назначает антецедентом зависимые основы в составе сложного слова щӣта-ушн̣а-сукха-духкха-дāх, которые при грамотном составлении текста таковым быть не могут.

Сказанное является ситуационной психической уловкой, имеющей целью отрезвить Аржуну, вернуть ему стойкость. Если же мы данную максиму распространим на всю жизнь, то получим ситуацию абсурда.
Как мы помним, основная цель Игрока при загрузке в Игру – это бхога, чувственный опыт. Его модуляция как раз и обеспечивается посредством ‘касаний’ Материи. Если вы стойко претерпеваете абсолютно все накаты Мира, не порождая отклика, во-первых, вы лишаетесь того самого чувственного опыта, который выступает топливом взросления, а во-вторых, это просто невозможно.
Невозможность доказывается через учение Программ и Сценариев. Попробуйте отыскать воплощенный пример такой безучастности. Даже на уровне художественных персонажей (дистрибутивы) нет совершенно отмороженных «претерпевателей». Тогда откуда вообще взяться Сценарию «непрерывного стойкого претерпевания» накатов Матрицы?
Срывать мой (и ваш) ум с насиженной точки – первейшая задача Матрицы. В противном случае Игра перестанет пользоваться спросом среди Игроков. Поэтому чем больше я пыжусь безучастно претерпевать, тем мощнее в иерархическом плане Программы, которые начинают мной интересоваться. Ибо то, что меня перестало вштыривать от оловянных солдатиков, означает лишь одно: пора менять караул. Как мы помним, на место одних игрушек в жизни всегда приходят другие.
Итак, тезис о стойком претерпевании тёрок с Материей носит ситуационный характер и заточен на отрезвление Аржуны. Глобального общечеловеческого значения он не имеет. В примерно этом же ключе работает отрезвителем китайская пословица: «Дождь не может идти вечно». Подразумевается, что любое ненастье рано или поздно обязано закончиться, ибо такова уж природа мирских феноменов – непостоянство. Рано или поздно вместо дождя пойдёт снег. Шутка.#

2 комментария


    1. Мне в Обществе Ревнителей Санскрита выдали партийное задание. Кроме того, вы не представляете, какое количество русскоговорящих сидит на ведантийском разжиже мозга. Не знаю, кому из них это поможет, но вдруг… Тем более, что из отрывка “Об Атмане” мне осталось перевести один пятистраничный комментарий. И текст будет оформлен в целостный буклет.

      Ответить

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *