Логика предметная. Некоторые общие соображения

Текст, посвящённый формальной логике, был написан довольно-таки давно. Выйти на более серьёзные вещи всё не было повода. И вот такой повод возник в лице БАУ. Очередной пример, который ничего не доказывает, и кроме охов-вздохов насчет поэтичности не имеет никакой практической ценности, заставил меня перебороть свою природную лень и засесть за ньяю.
Контекст. Вот то, что упускаем мы все. Постоянно. Мы вешаем рули от спорткатов себе на стену и восхищаемся ими, понятия не имея, для чего эту штуку предполагалось использовать.
Есть множество предубеждений в наших головах, выступающих предпосылками путаницы. Одно из таких предубеждений сводится к следующему. Мы опрометчиво считаем, что все и всегда мыслят так же, как мыслим мы, ибо иначе мыслить просто невозможно. Согласитесь, что это так? И до некоторой степени это практично. Ибо выясннять особенности мышления каждого, с кем вступаешь в контакт, слишком энерго- и времязатратно.
Допустим, я подхожу к продавцу помидор на рынке. «Откуда, дядя?» «Фкусный, слаткый памидор. Бери, нэ пажалэешь». И мне до одного места, почему этот пассажир такой невменяемый. Я либо сам оценю помидоры, либо пойду в другое место.
Но когда дело доходит до духовных текстов, нам и самим оценить сложно, и другого места нет. И тогда незнание контекста оборачивается непониманием сути. Ладно если вообще ничего не понял. Но чаще бывает, что мы успеваем что-то там своё домыслить. А потом годами молимся (это не про вас, разумеется).
Проблема теологического дискурса имеет общий характер для любой религии и теософии. Крутится она главным образом вокруг невозможности выразить невыразимое.
Скажите, как я могу описать вкус маракуйи? Как я могу на словах доказать вам, что в середине января кенийская маргинелла выпускает огромные чёрные цветки, похожие на тромбон? Как я могу словами выразить музыку сфер, которую слышу в тишине?
Чувствуете контур? Язык – это предельно ограниченный способ обмена знаниями. Я уже писал, но повторюсь, самые большие озарения проходят не через обезличенные слова, а через личностный контакт. Тогда вы оказываетесь в парадигме чужого психического опыта. Ровно настолько, сколько свободного ресурса есть в вашей психике.
Ну хорошо, маракуйю я могу дать вам попробовать. Маргинеллу – заснять на видео или фото с выставленной датой. Музыку – записать нотами, предварительно изучив теорию.
А вот теперь Бог. Его не попробовать на вкус, не сфотографировать, не сыграть на баяне. Никак. Но ведь как-то о нём нужно вести беседы. Потому что сомы варится много, вечера длинные, вштыривает на долгие часы. И о чём мы с вами будем у костра трещать? Естественно, нужен кто-то с подвешенным языком. Вспомните, в детстве особо ценились ребятишки, умевшие рассказывать. Анекдоты, страшные истории и проч… Это пища для ума, особого свойства. И беседы о боге – такая же пища. Плюс, если все жевали одни и те же пейоты, то это сравнимо с тем, как мы съели по маракуйе. Мне не нужно описывать вкус. Я могу что угодно приплетать, вы всё равно имеете личный опыт и не впадёте в заблуждение, оценивая степень моей поэтичности.
Но, увы, сому мы сейчас с вами не сварим. И после тонн прочитанных книг я даже не уверен, что хотел бы оказаться в том мире, куда уводит древнеиндийская сома. Даже на время трипа. Заведомого бэд трипа.
Это первое, о чём хотелось бы сказать.
Второе. Знакомы ли вы с теорией доказывания? Думаю, как минимум пара человек – более чем. А теперь я взобью ваш мозг блендером и скажу, что доказать ничего никому не-воз-мож-но.
– Тогда чем мы занимаемся в суде?
– Психотактикой. Формируете фигуру в психике конкретного судьи. В законе это называется «личное убеждение», на основании которого выносится решение. А то, какие судья подложит под своё убеждение доказательства, определяется выставленным фильтром. Это как с известными двойными рисунками, на которых можно видеть либо один, либо другой сюжет. Но оба сразу невозможно. Так и судья. Сначала убеждение, затем убеждение работает фильтром, который отбирает нужные доказательства для мотивировочной части решения.
Однажды мне судья после процесса заявила: «Знаете, я три раза меняла мнение по вашему делу». Более чем характерное признание.
Продолжать рассмотрение проблематики вглубь я не буду. Нет повода. Но просто имейте в виду: мы никому ничего не доказываем, мы убеждаем друг друга. А убеждение – это не логика, это психическое давление, агрессия, внушение – что угодно, только не сухие факты (в существовании которых есть огромное сомнение).
Когда мы перейдём к собственно предметной логике, я попрошу вас держать в уме моё пока голословное утверждение.
– Тогда как же все друг друга понимают? Каждый раз подпадают под психическое влияние?
– Ценный вопрос. Нет. Мы уже живём в коллективном сновидении. Тысяча и одно предубеждение уже загружены в нас. Нас не нужно каждый раз заново убеждать, что земля крутится вокруг солнца, хотя каждый день личный опыт показывает обратное. Вдумайтесь: обратное! Но нас заставили верить в то, чего никто никогда не видел. А просто предположил.
Нет, это не редукционизм. Это попытка найти здравый смысл. Здравый смысл говорит мне о том, что в условиях нехватки ресурса внимания его имеет смысл направлять на непосредственно окружающую нас предметность, а не на фантазирование по поводу теории струн и волн Болинджера. Я ещё раз повторюсь, нет истинных или ложных описаний: есть описания разной степени эффективности. Поэтому именно с этой точки зрения предлагаю оценивать любые доводы. Что они нам дают? Чем обогащают нашу жизнь? И позволяют ли быть более эффективными? Не ракетостроение, однако. Прагматизм.
Вот представьте, сколько поколений осмысляло Солнце восходящим и заходящим, сколько аллюзий на эту тему у разных народностей составлено. И колесница из двенадцати коней, и разные лики в зависимости от силы припекания. Всё это было частью гармоничной Картины Мира, Картины Мира, — внимание! – базировавшейся на данных предметно-чувственного опыта. Это единственное, что у нас есть. Именно предметно-чувственный опыт принадлежит к сфере условно общего опыта. Потому что переживания, видения, откровения – всё это сфера сокрытого.
И вот когда люди начинают строить свои КМ на основании чужих фантазий, это становится страшно. Потому что раз за разом в психику идут команды о том, что объективная действительность, регистрируемая по каналам восприятия, не является для сознания значимой. Ибо более значимыми оказываются выдумки и верования.
В итоге рассудок отключается. За ненадобностью. Атрофия. Как в случае сидячего образа жизни атрофируются мышцы, так в случае неиспользования разума он выходит пшиком из ушей.

Поэтому, когда и если мы будем изучать предметную логику, то важно помнить, что под логикой понимается принятая за норму в данном историко-культурном контексте форма здравомыслия. И вовсе не обязательно, что она является такой для нас. Просто потому, что мы живём уже в совершенно другом сне, в совершенно другом мифе. Который диктует свои собственные правила, загадывает свои собственные загадки.

Вот почему важно сначала определиться, ради чего вы живёте. А потом подбирать подходящие инструменты. А иначе это как поход в музей. Сходил, глаза попродавал, вышел и через час всё забыл. Потеряв день своей драгоценной жизни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *