НС+НБ 1.1:1 или зачем нам логика? Ч. 1

Вступление переводчика
Я бы очень хотел рассматривать предметы предельно глубоко. Однако, этому есть ряд объективных и субъективных препятствий. По большей части непреодолимых.
К первым я отношу принципиальную неспособность современного обывателя работать с информацией. Поэтому попытка читать много и глубоко набивает его голову непрожеванной кашей. Кроме того, это время. А времени нынче ни у кого нет. Собой и душой занимаются по остаточному принципу. В перерывах между выпил – закусил — в койку.
Ко вторым – отсутствие у меня достаточного владения языком санскрита, чтобы можно было вот в таком разжёванном виде давать того же Вачаспати Мищру. То есть, интеллектуалов высшего ранга. К слову, мне не известен ни один западный перевод текстов Мищры, выполненный неиндийцем. Ну, потому что есть вещи, которые объективно непреодолимы. Если даже вы сейчас начнёте читать русских философов, то обнаружите расслабленность ума по причине невоспринимаемой наукообразности речи. А теперь прибавьте к этому ещё и разницу языковых и исторических культур. Плюс отсутствие в России специалистов, с которыми бы всерьёз можно было консультироваться о чём-то, превышающем уровень Йога-сутр или Хатха-йога-прадипики.
Поэтому я решил руководствоваться принципом «лучше меньше, да лучше».
Что читать по ньяе?
Ньяя-сутры. Глава первая, раздел первый. Там всего сорок одна сутра. Вот если этот раздел вычитать полностью с комментариями, больше там читать нечего. Для наглядности: комментарий В.Мищры к первым двум сутрам всего сочинения занимает одну десятую часть, то есть что-то около ста страниц всего издания. В остальных разделах и главах идёт рассмотрение частных вопросов и споры с инакомыслящими. К нашей реальности это не относится. Пока.
Ньяя-бхашья. Автором считают Ватсьяяну, того самого, который сочинил «Кама-сутру». Слог довольно лёгкий для комментария. Вьясе с его «Йога-бхашьей» учиться и учиться. К сожалению, доступный мне экземпляр текста издания начала 20 века а) набран нечитаемым шрифтом и б) содержит кучу явных опечаток, жутко затрудняющих перевод.
Ньяя-варттика. Более поздний трактат, выписанный Уддйотакарой в связи с нападками буддийских логиков Дигнаги, Дхармакирти и прочих. Очень объёмный и проблемный по содержанию.
Ньяя-варттика-татпарья-тика. Текст Вачаспати Мищры. Читать очень сложно, поскольку изданий со сквозным включением всех комментируемых текстов (а это три названные ранее) нет. И не предвидится.
Ньяя-коща. В девятнадцатом веке был выпущен толковый санскритско-санскритский словарь логики. Очень хорош для уяснения специфической терминологии.
Первые два текста есть в русском переводе Владимира Кирилловича Шохина. Очень высокого мнения о нём как о человеке. Однако с академической подачей материала не согласен. Как и с множеством сомнительных мест в переводе. Впрочем, даже с недостатками, его перевод выглядит гораздо сильнее, чем классика жанра – английский перевод интеллектуала Ганганатхи Джха. Последний, похоже, очень хотел показать себя, а не текст. Что вылилось в «перевод по мотивам».
Поэтому для первичного знакомства с содержимым или даже для дискуссии по поводу предлагаемых нами формурировок я настоятельно рекомендую ознакомиться с указанным выше отрывком в переводе В.К. Шохина.
Вот, пожалуй, и всё. Что сможем, то разжуём и проглотим. Что не сможем, то понадкусываем.
Сутры пришлось метить красным цветом.

Ватсьяяна. Ньяя-бхашья

प्रमणतः अर्थ–प्रतिपत्तौ प्रवृत्ति–सामर्थ्यात् अर्थवत् प्रमाणम्।
Познавательная деятельность प्रमाणम् значима अर्थवत्, поскольку действенность целеполагания प्रवृत्ति–सामर्थ्यात् имеет место в случае изучения объекта अर्थ–प्रतिपत्तौ в ходе познавательной деятельности प्रमणतः।
प्रमाणम् अन्तरेण न अर्थ–प्रतिपत्तिः, न अर्थ–प्रतिपत्तिम् अन्तरेण प्रवृत्ति–सामर्थ्यम्। प्रमाणेन खलु अयं ज्ञाता अर्थम् [उपलभ्य, तम् अर्थम्] अभीप्सति1, जिहासति2 वा। तस्य ईप्सा–जिहासा–प्रयुक्तस्य समीहा «प्रवृत्तिः» इति उच्यते। सामर्थ्यं पुनः अस्याः फलेन अभिसंबन्धः। समीहमानः तम् अर्थम् अभीप्सन्, जिहासन् वा, तम् अर्थम् आप्नोति, जहाति वा। अर्थः तु सुखं सुख–हेतुः च, दुःखं दुःख–हेतुः च।

1Дезидератив от अभि+5√आप्
2Дезидератив от 3√हा

Без अन्तरेण познавательной деятельности प्रमाणम् не[возможно] न исследование предмет[ности] अर्थ–प्रतिपत्तिः, без अन्तरेण исследования предмет[ности] अर्थ–प्रतिपत्तिम् не[возможна] न результативность деятельности प्रवृत्ति–सामर्थ्यम्। Только खलु после того как конкретный अयं субъект ज्ञाता воспринял उपलभ्य объект अर्थम् в ходе познавательной деятельности प्रमाणेन он желает заполучить अभीप्सति или वा старается избегать जिहासति тот तम् объект अर्थम्। Стремление समीहा такого तस्य подгруженного желаниями получать или избегать ईप्सा–जिहासा–प्रयुक्तस्य зовётся उच्यते «мотивированность» (или «целеполагание») «प्रवृत्तिः» इति । В свою очередь पुनः её अस्याः действенность सामर्थ्यं это связь अभिसंबन्धः с результатом फलेन। Целеустремлённый समीहमानः, желающий заполучить अभीप्सन् тот तम् объект अर्थम्, или वा избавиться [от него] जिहासन्, получает आप्नोति либо वा избегает जहाति тот तम् объект अर्थम्। Объект अर्थः же तु – это удовольствие सुखं и च источник (букв. причина) удовольствия सुख–हेतुः, страдание दुःखं и च источник страдания दुःख–हेतुः।

Обратите внимание на использование найяиками слова प्रवृत्तिः в нетипичном значении. Точнее, возможно, мы чего-то недопонимаем глобально, но здесь вот прямо сказано, что речь идёт не о деятельности как таковой, а о намерении реагировать так или иначе, о целеполагании и прочих, прочих ментальных узорах, внутренних программах.
Какую практическую ценность несёт нам этот отрывок? Он говорит о важности работы с мотивациями. Мы должны учиться инвентаризировать свои целеполагания и отдавать себе отчёт в том, куда, когда и с какими целями идём. И тогда походы в гипермаркет или торгово-развлектельный центр больше не будут заканчиваться головными болями и упадком сил, вызванными перерасходом потока внимания на нулевые шкале мотивации объекты.

सः अयं प्रमाण–अर्थः अपरिसंख्येयः, प्राणभृत्–भेदस्य अपरिसंख्येयत्वात्। अर्थवति च प्रमाणे प्रमाता, प्रमेयं, प्रमितिः – इति अर्थवन्ति भवन्ति।
[И] такая вот सः अयं предметность познавательной деятельности प्रमाण–अर्थः неисчислима अपरिसंख्येयः в связи с неисчислимостью अपरिसंख्येयत्वात् индивидуальных особенностей живущих प्राणभृत्–भेदस्य। А च при осмысленной अर्थवति познавательной деятельности प्रमाणे становятся भवन्ति преисполнены смысла अर्थवन्ति следующие इति – субъект познания प्रमाता, объект познания प्रमेयं [и] результат познания प्रमितिः।
– कस्मात्?
– Почему कस्मात्?
– अन्यतम–अपाये अर्थस्य अनुपपत्तेः।
– Потому что при отсутствии любого из них अन्यतम–अपाये явление अर्थस्य неустановимо अनुपपत्तेः।
तत्र यस्य ईप्सा–जिहासा–प्रयुक्तस्य प्रवृत्तिः, सः प्रमाता, सः येन अर्थं प्रमिणोति, तत् प्रमाणम्, यः अर्थः प्रमीयते तत् प्रमेयम्, यत् अर्थ–विज्ञानं सा प्रमितिः, चतसृषु च एवं–विधासु अर्थ–तत्त्वं परिसमाप्यते।
Из них तत्र
субъект познания प्रमाता – тот सः, у кого यस्य подгружённого [предпочтениями в виде] желаний и отвращений ईप्सा–जिहासा–प्रयुक्तस्य, имеется мотивированность प्रवृत्तिः;
познавательная деятельность प्रमाणम् – то तत्, в ходе чего येन такой [субъект познания] सः «промеряет» प्रमिणोति явление अर्थं,
объект познания प्रमेयम् – то तत् явление अर्थः, которое यः «промеряется» प्रमीयते,
результат познания प्रमितिः – то सा, которое यत् есть распознавание явления अर्थ–विज्ञानं,
и च в таких एवं–विधासु четырёх चतसृषु заключается परिसमाप्यते истина явления अर्थ–तत्त्वम्।
– किं पुनः तत्त्वम्?
– Что किं ещё за पुनः истинность तत्त्वम्?
– सतः च सद्–भावः, असतः च असद्–भावः। सत् «सत्» इति गृह्यमाणं यथा–भूतम् अविपरीतं तत्त्वं भवति। असत् च «असत्» इति गृह्यमाणं यथा–भूतम् अविपरीतं तत्त्वं भवति।
– Бытие च सद्–भावः в случае сущего सतः, и च небытие असद्–भावः в случае не-сущего असतः। Сущее सत्, охватываемое गृह्यमाणं как «сущее» «सत्» इति в соответствии с данностью यथा–भूतम्, становится भवति неизвращённой अविपरीतं истиной तत्त्वम्। И च не-сущее असत्, охватываемое गृह्यमाणं как «не-сущее» «असत्» इति, в соответствии с данностью यथा–भूतम्, становится भवति неизвращённой अविपरीतं истиной तत्त्वम्।

Несмотря на предложенную интерпретацию слова तत्त्वम् как «то, что есть на деле», подобный перевод в более чем половине случаев будет неуместен. Попробуйте примерить это значение хотя бы для читаемой сутры и вы поймёте, о чём речь. Проблема сводится к тому, что бытийностью мы наделяем только внешнюю предметность. Ну, вот так принято мыслить у людей. Однако, в действительности, любая мысль – сущая. Просто в своём мире. И, следовательно, всё что мы мыслим – сущее в силу самого факта мышления. А иначе скажите мне, как мы могли бы осмыслять невещественные категории сомнения, души,
Эмиссар сказал как-то Кастанеде: идеи не врут, ибо за ложью нет намерения. Попробуйте понять: идея не может представиться какой-то не такой. Это мы её можем принять за что-то другое в силу своих предустановок. Если у вас нет предустановок, то вы не можете заблуждаться. Другое дело, что жить станет тяжелее в разы.
В общем, со словом तत्त्वम् мы выходим на тонкий лёд. Я пробовал переводить словом «таковость», чтобы отражать следующий смысл: соответствие наших представлений тому, каким тот или иной предмет считается большинством. Но, увы, истинная природа вещей, по моему опыту, раскрывается именно через инаковость, когда субъект познания отказывается принимать на веру предлагаемые описания. Поэтому в переводах у меня нет устоявшегося единообразия – слишком много нужно прилагать усилий для подбора максимально точных терминов, слишком долго нужно жить в мире конкретных идей, чтобы они позволили себя назвать правильно. Вы ведь помните, что имя – это адрес. А, я вас уверяю, мало какие идеи хотят, чтобы вы знали их адреса. И поскольку они видят, что я пишу тексты публично, то начинают крутить хвостами. Гоняться за ними мне прыти не хватит…

– कथम् उत्तरस्य प्रमाणेन उपलब्धिः इति?
– Каким образом कथम् у последнего उत्तरस्य [может быть] восприятие उपलब्धिः в ходе познавательной деятельности प्रमाणेन इति?
– सति उपलभ्यमाने तद्–अनुपलब्धेः प्रदीपवत्। यथा दर्शकेन दीपेन दृश्ये गृह्यमाणे तत् इव यत् न गृह्यते, तत् नास्ति। यदि अभविष्यत् इदम् इव व्यज्ञास्यत, विज्ञान–अभावात् नास्ति इति। (एवं प्रमाणेन सति गृह्यमाणे तत् इव यन् न गृह्यते, तत् नास्ति। यदि अभविष्यत्1 इदम् इव व्यज्ञास्यत2, विज्ञान–अभावात् नास्ति इति।) तद् एवं सतः प्रकाशकं प्रमाणम् असत् अपि प्रकाशयति इति। सत् च खलु षोडशधा व्यूढम् उपदेक्ष्यते।

1, 2Точные грамматические формы устанавливать было лень, перевёл по смыслу. Что-то навроде кондициалиса, похоже. Встретил впервые, если честно. Будет время и настроение, пороюсь в справочниках.

– Вследствие его [фактической] невоспринимаемости तद्–अनुपलब्धेः, в условиях सति [потенциальной] воспринимаемости उपलभ्यमाने, как при наличии светильника प्रदीपवत्।
Например यथा, когда зримое दृश्ये окидывается [взором] गृह्यमाणे наблюдателем दर्शकेन со светильником दीपेन, то तत् इव, что यत् не न схватывается गृह्यते, то तत् не существует नास्ति। Если यदि бы इव было अभविष्यत्, оно इदम् бы распознавалось व्यज्ञास्यत, при отсутствии распознавания विज्ञान–अभावात् не существует नास्ति इति। (Аналогично एवं когда सति нечто охватывается गृह्यमाणे познавательной деятельностью प्रमाणेन, то तत् इव что यन् не न улавливается गृह्यते, то तत् не существует नास्ति। Если यदि бы было अभविष्यत् оно इदम् इव бы распознавалось व्यज्ञास्यत, при отсутствии распознавания विज्ञान–अभावात् не существует नास्ति इति।) Вот एवं так तद् познавательная деятельность प्रमाणम्, «освещающая» प्रकाशकं сущее सतः, «освещает» प्रकाशयति также и अपि не-сущее असत् इति।
सत् च खलु षोडशधा व्यूढम् उपदेक्ष्यते। तासां खलु आसां सद्–विधानाम्–
И च сущее सत् же खलु шестнадцати видов षोडशधा будет выписано उपदेक्ष्यते отдельно व्यूढम्। Среди тех तासां вот खलु самых आसां видов сущего सद्–विधानाम्–
1.1:1
प्रमाण–प्रमेय–संशय–प्रयोजन–दृष्टान्त–सिद्धान्त–अवयव–तर्क–निर्णय–वाद–जल्प–वितण्डा–हेतु–आभास–छल–जाति–निग्रह–स्थानानां तत्त्व–ज्ञानात् निःश्रेयस–अधिगमः
В результате познания сути तत्त्व–ज्ञानात्
1) познавательной деятельности (प्रमाण),
2) объектов познания (प्रमेय),
3) сомнения (संशय),
4) помысла (प्रयोजन),
5) примера (दृष्टान्त),
6) матчасти (सिद्धान्त),
7) элементов умозаключения (अवयव),
8) разсуждения (तर्क),
9) подтверждения истины (निर्णय),
10) обсуждения (वाद),
11) спора (जल्प),
12) препирательства (वितण्डा),
13) мнимой обоснованности (हेत्वाभास),

14) обмана (छल),
15) самоопровергающих ответов (जाति),
16) мест опровержения (निग्रह–स्थानानि),
– отыскание высшего блага निःश्रेयस–अधिगमः
निर्देशे यथा–वचनं विग्रहः। च–अर्थे द्वन्द्व–समासः॥
Разбор विग्रहः [будет] в соответствии с порядком слов यथा–वचनं при перечислении निर्देशे। Сложное слово вида द्वन्द्वः द्वन्द्व–समासः в присоединительном значении च–अर्थे।

द्वन्द्वः может помимо прочего указывать на некое единство एकीभावः входящих в него основ. Чтобы исключить такое прочтение, толмач уточняет: в нашем случае перечисление однородных самостоятельных основ (копуляция).

प्रमाण–आदीनां तत्त्वम् इति शैषिकी षष्ठी।
Суть तत्त्वम् познавательной деятельности и прочих प्रमाण–आदीनां – это इति родительный падеж षष्ठी по остаточному принципу शैषिकी।

Здесь нам намекают на правило षष्ठी शेषे [Па 2.3:50], согласно которому, роп используется во всех остальных случаях, прямо не поименованных в грамматике.

तत्त्वस्य ज्ञानं निःश्रेयसस्य अधिगमः – इति कर्मणि षष्ठ्यौ।
Познание ज्ञानं сути तत्त्वस्य, отыскание अधिगमः высшего блага निःश्रेयसस्य – это इति два родительных षष्ठ्यौ в отношении дополнений कर्मणि।

Здесь речь идёт о разборе двух сложных слов: तत्त्व–ज्ञानम् и निःश्रेयस–अधिगमः। Оба относятся к подвиду षष्ठी–तत्पुरुषः, где роп взят в отношении дополнения (объекта действия). То есть, при переводе в глагольное словосочетание в действительном залоге мы получим глагол плюс дополнение: तत्वं जानाति, निःश्रेयसम् अधिगच्छति।

ते एतावन्तः विद्यमान–अर्थाः। एषाम् अविपरीत–ज्ञान–अर्थम् इह उपदेशः। सः अयम् अनवयवेन तन्त्र–अर्थः उद्दिष्टः वेदितव्यः।
Таковы вот ते एतावन्तः представленные категории विद्यमान–अर्थाः। Рассмотрение उपदेशः в данном месте इह имеет целью их एषाम् неизвращённое познание अविपरीत–ज्ञान–अर्थम्। И оно (рассмотрение) सः अयम् должно пониматься वेदितव्यः в целом अनवयवेन как прямо упомянутая उद्दिष्टः цель сочинения तन्त्र–अर्थः।
आत्म–आदेः खलु प्रमेयस्य तत्त्व–ज्ञानात् निःश्रेयस–अधिगमः। तत् च एतत् उत्तर–सूत्रेण अनूद्यते इति। हेयं तस्य निर्वर्तकं हानम् आत्यन्तिकं तस्य उपायः अधिगन्तव्यः इति एतानि चत्वारि–अर्थ–पदानि सम्यक् बुद्ध्वा निःश्रेयसम् अधिगच्छति।
И впрямь खलु от понимания сути तत्त्व–ज्ञानात् «себя» и прочих आत्म–आदेः объектов познания प्रमेयस्य – обретение высшего блага निःश्रेयस–अधिगमः। И च то же самое तत् एतत् повторно затрагивается अनूद्यते в следующей сутре उत्तर–सूत्रेण इति। То, чего следует избегать हेयं, вызывающее продолжение निर्वर्तकं этого तस्य, окончательное आत्यन्तिकं избавление हानम्, средство реализации उपायः этого तस्य, требующее постижения अधिगन्तव्यः – вот इति эти एतानि четыре चत्वारि столпа блага अर्थ–पदानि как следует सम्यक् осознав बुद्ध्वा, лицо изыскует अधिगच्छति высшее благо निःश्रेयसम्।

Вычленение четырёх столпов-целей вызывает некоторую трудность, потому что грамматически у нас пять элементов. И нужно умудриться понять, какой из них к какому выступает приложением. Посмотрите у Шохина его вариант. Я перевёл अधिगन्तव्यः отдельным столпом, имея в виду требующую постижения душу.
Вот Варттика на это место (предельно простая после вычитки):
हेयं= दुःखम्। तस्य किर्वर्तकम्= अविद्या–तृष्णे धर्म–अधर्मौ इति। हानं= तत्त्व–ज्ञानम्। उपायः= शास्त्रम्। अधिगन्तव्यः= मोक्षः।
Как видим, Удйотакара насчитал пять, каждому дав некое пояснение. Но у Ватсьяяны как-то получилось четыре. В общем, тёмное место.

– तत्र संशय–आदीनां पृथक् वचनम् अनर्थकम्। संशय–आदयः यथा–संभवं प्रमाणेषु, प्रमेयेषु च अन्तर्भवन्तः न व्यतिरिच्यन्ते इति।
В таком случае तत्र отдельное पृथक् перечисление वचनम् сомнения и прочих संशय–आदीनां лишенно смысла अनर्थकम्। Сомнение и прочие संशय–आदयः в зависимости от происхождения यथा–संभवं являются включёнными अन्तर्भवन्तः в акты познавательной деятельности प्रमाणेषु и च объекты познания प्रमेयेषु, не न отделимы [от них] व्यतिरिच्यन्ते इति।
– सत्यम् एतत्। इमाः तु चतस्रः विद्याः पृथक्–प्रस्थानाः प्राण–भृताम् अनुग्रहाय उपदिश्यन्ते यासां चतुर्थीयम्1 आन्वीक्षिकी न्याय–विद्या। तस्याः पृथक्–प्रस्थानाः संशय–आदयः पदार्थाः तेषां पृथक्–वचनम् अन्तरेण अध्यात्म–विद्या–मात्रम् इयं स्यात् यथा उपदिष्टः।

1Грамматически категория рода не согласована ни с чем.

– Это एतत् верно सत्यम्। Однако तु इमाः ради блага अनुग्रहाय живущих प्राण–भृताम् преподаются उपदिश्यन्ते четыре चतस्रः науки विद्याः, разнесённые порознь पृथक्–प्रस्थानाः, из которых यासां четвёртая चतुर्थीयम् – метафизика आन्वीक्षिकी или наука ньяи न्याय–विद्या। разделы पदार्थाः, начиная с сомнения संशय–आदयः являются её तस्याः самостоятельными разделами पृथक्–प्रस्थानाः, без अन्तरेण их तेषां перечисления порознь पृथक्–वचनम् она इयं стала бы स्यात् всего лишь наукой о Высшем Я अध्यात्म–विद्या–मात्रम्, как यथा уже представленное (в Упанишадах)1 उपदिष्टः।

1Не смог понять общий смысл, посмотрел переводчиков. Не вижу прямой взаимосвязи, но по смыслу подходит.

तस्मात् संशय–आदिभिः पदार्थैः पृथक् प्रस्थाप्यते।
Поэтому तस्मात् она выносится प्रस्थाप्यते отдельно पृथक् темами पदार्थैः, начиная с сомнения संशय–आदिभिः।
– तत्र न अनुपलब्धे, न निर्णीते अर्थे न्यायः प्रतते1, किं तर्हि?

1В нашем издании непереводимая опечатка. Правильно должно быть प्रवर्तते।

– В таком случае तत्र ни न к невоспринимаемому अनुपलब्धे, ни न к утверджённому निर्णीते явлению अर्थे ньяя न्यायः не предназначается प्रवर्तते, что [же] किं тогда तर्हि?
– संशयिते अर्थे। यथा उक्तं «विमृश्य पक्ष–प्रतिपक्षाभ्याम् अर्थ–अवधारणं निर्णयः» इति। विमर्शः, संशयः, पक्ष–प्रतिपक्षौ = न्याय–प्रवृत्तिः; अर्थ–अवधारणं निर्णयः1 = तत्त्व–ज्ञानम् इति। सः च अयं «किंस्विद्?» इति वस्तु–विमर्ष2–मात्रम् अनवधारणं ज्ञान–संशयः प्रमेये अन्तर्भवन् एवम् अर्थम् पृथक् उच्यते।

1В тексте ошибочно значилось непереводимое निर्णस्त॰।
2Должно быть –विमर्शः–

– К явлению अर्थे, вызывающему сомнение संशयिते। Как यथा [будет] сказано उक्तं «Подтверждение निर्णयः – это точное определение явления अर्थ–अवधारणं после критического размышления विमृश्य над двумя противоположными мнениями पक्ष–प्रतिपक्षाभ्याम्» [1.1:41] इति। Критическое осмысление विमर्शः, сомнение संशयः, противоположные точки зрения पक्ष–प्रतिपक्षौ = это и есть применение логики न्याय–प्रवृत्तिः; а точное определение явления अर्थ–अवधारणं, подтверждение निर्णयः – это и есть «познание сути» तत्त्व–ज्ञानम् इति। И च такое вот सः अयं сомнение в понимании ज्ञान–संशयः есть неопределённость अनवधारणं, ничто иное как критическое исследование предмета वस्तु–विमर्श–मात्रम् «Что же это на самом деле किंस्विद्?» इति। Будучи охвачено अन्तर्भवन् в объекте познания प्रमेये, в силу указанного мотива एवम्–अर्थम् оно перечисляется उच्यते отдельно पृथक् ।

Обратите внимание: логическое мышление и здравомыслие в целом зиждется на умении сомневаться. Если вы не сомневаетесь, вы не будете осваивать инструментарий снятия своих сомнений. Такова обыденность.
Сомнение снимается самопознанием. Поэтому косвенно служит единственным истинным мотивом духовных поисков. И тогда я могу сказать каждому из вас словами Кришны:
अज्ञान–संभूतं हृत्–स्थं ज्ञान–असिनात्मनः। छित्त्वा एनं संशयं योगम् आतिष्ठ, उत्तिष्ठ। Отсекши мечом самопознания это пребывающее в сердце сомнение, рождённое неведаньем, укрепи отрешенность [и] поднимайся [уже. Пора воевать!]
То есть, понятно, да? Если вам не повезло проскочить жизнь в полупьяном от вечного похмелья, невменяемом от угара страстей состоянии, то нужно подбирать инструменты, чтобы с трезвой головой браться за свою жизнь, разгребая то, что уже наворочено и готовя место для выполнения серьёзных стратегических задач. Или вы сюда говном в землю лечь пришли?
Здесь логически связная часть комментария заканчивается. Поэтому прервёмся. Дальше будет детальное рассмотрение структурных элементов логики. Возможно, кому-то уже одного этого будет достаточно для постижения сути. Ибо чтобы ходить, не нужно читать теорию ходьбы: вы встаёте и идёте. Падаете, поднимаетесь и снова идёте. Это вопрос приложения усилий. А не количества прочитанных текстов. Ибо нам с вами их всё равно не вычитать, я не всесильный и время не резиновое.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *