Йога-анущасана 2:44

स्वाध्यायात् इष्ट–देवता–संप्रयोगः
От молитвословия स्वाध्यायात् – контакт с избранным божеством इष्ट–देवता–संप्रयोगः

Был период, — подозреваю, что у многих переводчиков он и не проходит, — когда я пытался «подстраивать» переводимые тексты под свои ожидания. В данном случае я передёргивал слово स्वाध्याय॰।
В первом прочтении я переводил его как само(स्व)обучение(अध्याय). А во втором, с нарушением правил сандхи раскладывал как सु+अध्यायः «прилежное обучение».
Но все мои потуги, имеющие под собой хоть какое-то обоснование, меркнут перед лицом варианта, предложенного сыном Кришнамачарьи, господином Десикачаром:
[5:58] «Размышления, развитые до высочайшей степени, приближают человека к высшим силам, и это способствует пониманию наиболее сложного».
[Комментарий] «Чем эффективнее мы мыслим, тем лучше мы понимаем свои слабости и свою силу. Мы обучаемся нивелировать наши слабости и максимально использовать свою силу. И тогда нет предела нашему пониманию».
Остальные переводы поднимать лень. Этот просто был уже набран в черновиках, поэтому бросился в глаза.

Понятие स्वाध्यायः ключевое, поскольку входит в три составляющих क्रिया–योगः [см. 2:1].
Вьяса приводит следующее определение:
स्वाध्यायः= प्रणव–आदि–पवित्राणां जपः, मोक्ष–शास्त्र–अध्ययनं वा।
«Свадхьяя स्वाध्यायः= это начитка जपः очистительных молитв, начинающихся с «Ом» प्रणव–आदि–पवित्राणां, либо वा изучение текстов, посвящённых освобождению मोक्ष–शास्त्र–अध्ययनम्।»

Как мы видим, «главный» толмач не знает точного понятия, которое передаётся словом स्वाध्यायः। Есть такая практика оправдывать все эти альтернативные прочтения (वा, अथवा и т.п.) гениальностью комментатора, который видит вещи под разными углами. Я не покупаю такое. Это в поэзии приемлимо. Но не в точных дисциплинах.
Объясните мне, каким образом изучение науки освобождения может привести (в случае успеха) к лицезрению избранного божества? Здесь нет никакой взаимосвязи. Поэтому альтернативное прочтение Вьясы неприемлимо в силу системного толкования и служит аргументом против того, что Вьяса и автор коренного текста – одно и то же лицо.
Бходжа категоричен и более точен в определении:
स्वाध्यायः= प्रणव–पूर्वाणां मन्त्राणां जपः।
«Свадхьяя स्वाध्यायः= начитка जपः молитв मन्त्राणां, предваряемых «Ом» प्रणव–पूर्वाणाम्।»

Обратите внимание, у Вьясы प्रणव–आदि–पवित्राणां при буквальном прочтении предполагает смысл: «очистительных молитв, например, ‘Ом’». А речь же идёт о том, что «Ом» выступает открывающим слогом молитвы.
Поэтому‍, точно установив объём, я выбрал для स्वाध्यायः русское слово «молитвословие», то есть творение молитвы по кругу.
Но и это ещё не всё. Если предположить, что коренной текст у нас достаточно древний, то слово स्वाध्यायः обязано обозначать начитку наизусть ведийских гимнов. Не просто мантр, а полных гимнов. Которые в большинстве случаев как раз посвящены тому или иному божеству. И это божество и можно считать इष्ट–देवता данного гимна.
Последнее, правда, с трудом вяжется с общей концепцией «вычищения ума» от осложнений संस्कारः। А заученные наизусть сборники Вед – это целое осложненьище! Даже если взять какую-то одну семейную книгу.
Следующая претензия имеется к обоим интеллектуалам: В.Мищре и В.Бхикшу. Ловко ребята отделались सुगमम् «легкодоступно для понимания». Ну хорошо, я, рискуя показаться невменяемым, задам простой вопрос: какую роль играет лицезрение безплотной сущности, пусть и «желанной», в контексте целей и задач практики отрешения? Я всю голову сломал, пытаясь найти ответ на этот вопрос. И очень надеялся на помощь хоть кого-то из комментаторов… Пока ни намёка. Какие будут идеи у мыслящей части читателей?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *