Букет сказок. Хризантема шестая

कश्चित् दरिद्रः वृद्धः, वनात् काष्ठ–भारम् आनयन्, अतिश्रान्तः, क्वचित् वृक्ष–तले उपविष्टः, खिन्नः, उवाच–
– अहो अतिदुःखितः अस्मि। कदा मे मृत्युः आयास्यति?
अथ तावत् अकस्मात् तस्य समीपे भयंकर–मुखः मूर्तिमान् मृत्युः उपस्थितः, उवाच च–
– कथय, आयातः अस्मि किं कथयसि?
ततः सः भय–भीतः उवाच–
– अहो न किमपि, केवलम् अमुं भारं मे शिरसि स्थापय इति।

* * *

किंचित् दुःख–हतः पूर्वं मृत्युं वाञ्छति मानवः ।
दैवात् मृत्यौ समायाते ततः दूरं पलायते ॥
जीविताशा दुरत्यया

Словарь
अतिश्रान्तः= स्थगितः।

Художественный перевод Р.Навьяна

Однажды нищий старичок, неся вязанку хвороста из лесу, у комелька какого-то присел в изнеможеньи. И с болью в голосе промолвил:
— Боже мой! Я сыт страданьями по горло. Ну когда? Когда за мною смерть уже прибудет?
И тут как тут, нипочему, буквально за соседним пнём, нарисовалась тётя Смерть. Страшна лицом и телесами. И молвила:
– Поговори, поговори! Ну вот я, тут! Чего хотел?
А он в ответ, штаны смочив, давай вилять своим хвостом:
— Я чё? Да я ничё, нормуль. Ты просто мне над головой вязанку подсоби поднять…

* * *

Слегка хватив сперва невзгод,
душа мечтает про свалить.
Сведи судьба лицом к лицу
С костлявой – дёру дашь в кусты.
Жажда жизни непреодолима.

«Чтобы стать воином, человек прежде всего должен полностью осознать свою собственную смерть. Но простое беспокойство в связи с возможностью умереть ничего не дает. Поэтому необходима отрешенность. Тогда идея неизбежности смерти становится безразличной. Только мысль о смерти может дать человеку отрешенность, достаточную для того, чтобы принуждать себя к чему бы то ни было. Но это – не страстная жажда, а молчаливая страсть, которую воин испытывает к жизни и ко всему, что в ней есть. Он знает, что смерть следует за ним по пятам и не даст ни за что зацепиться, поэтому он пробует всё, ни к чему не привязываясь» (Карлос Аранья Кастаньеда)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *