Раджа-мартанда 2:9

अभिनिवेशस्य लक्षणम् अह–
Объявляется अह определение लक्षणम् зацепки за жизнь अभिनिवेशस्य–
॥स्व–रस–वाही विदुषः अपि तथा–रूढः अभिनिवेशः
पूर्व–जन्म–अनुभूत–मरण–दुःख–अनुभव–वासना–बलात् भय–रूपः समुपजायमानः «शरीर–विषय–आदेः मम वितोगः मा भूत्» इति अन्वहम् अनुबन्ध–रूपः सर्वस्य एव आकृमेः ब्रह्म–पर्यन्तं निमित्तम् अन्तरेण प्रवर्तमानः अभिनिवेश–आख्यः क्लेशः॥
Так называемая зацепка за жизнь अभिनिवेश–आख्यः – это обременение क्लेशः, возникающее समुपजायमानः в форме страха भय–रूपः под воздействием психического отпечатка о переживании страдания, связанного со смертью, пережитой в предыдущем рождении पूर्व–जन्म–अनुभूत–मरण–दुःख–अनुभव–वासना–बलात्, день за днём अन्वहम् имеющее форму стремления अनुबन्ध–रूपः «Пусть не будет मा भूत् моей मम разлуки वियोगः с телом, чувствами и прочим शरीर–विषय–आदेः», इति появляющееся प्रवर्तमानः совершенно एव у каждого सर्वस्य, от букашки आकृमेः до Бога-Творца ब्रह्म–पर्यन्तं, безо всяких к тому предпосылок निमित्तम् अन्तरेण॥

Пробовал писать автобиографию. В ней отдельная глава называется «Моя Смерть». Там я рассказываю личный опыт переживания смерти и то, в каких формах она рыскает где-то неподалёку. Так вот, первые разы я спокойно принимал факт своей неминуемой смерти. Точнее, наличествующую возможность того, что это случится вот уже сейчас. Точнее, ну вот уже – случилось…
Был у нас в кружке адвентистов один товарищ. Пригласил как-то к себе в офис. «Ты, — говорит, — как я вижу, идейный и что-то понимающий. Расскажи мне, что меня ждёт после смерти. Жутко я боюсь умирать!»
Я тогда ещё подумал, что в религию идут именно те, кому страшно умирать. Они ищут себе укол обезболивающего в виде обещания

Но ты не бойся,
Мальчик мой,
Не бойся..

Однако, моя статистика показывает, что всё наоборот. К духу тянутся те, кому хочется вырваться за пределы этой маяты. И они на уровне идеи готовы всё бросить и свалить, даже не имея опыта внетелесной жизни.
С другой стороны, те, в ком нет сердечного биения, они вообще не размышляют о проблеме жизни и смерти.
Остаться хочется вовсе не ради себя. Потому что ради себя как раз нужно уходить, уперевшись в потолок индивидуального развития. Остаться хочется лишь потому, что «Ещё не всё сделал!» А вот как сделаю, так с чистой совестью отпущу вожжи упряжки своей судьбы.
Возможно, мой опыт наблюдений однобок. Однако, я не нахожу вовне того субстрата, на который указывает комментатор. Ни у животных, ни у деревьев, ни у кого – нет зацепки за жизнь. Они будут сражаться за право продолжать существовать, но на уровне мысли безпочвенных страхов не имеют.
Такой страх есть у людей. У некоторых. Это особое положение точки сборки, настрой на определённую частоту радиоприёмника. И как следствие – такая форма раздоя. Потому что мощнее раздоя на энергию страха может быть только раздой на энергию любви. Ну а из страхов страх за свою жизнь – самый самый. Но, повторюсь, это просто одно из положений вертушка радиоприёмника, одна из выставленных радиочастот. Она может сделать жизнь полнейшим адом и легко свести с ума. Это я подтверждаю. Но на зубах или с помощью знающего выставляется другая текущая частота вещания и душа начинает «смотреть другие мультики».
Тогда почему из всех доступных человеку страхов в перечень обременений вошёл именно страх смерти? Для оформления законченного логического построения. Смотрите:
Шаг первый. Я начинаю ошибочно нагружать вещи ложными представлениями, принимаю себя за того, кем не являюсь. На втором шаге набор таких нагрузок образует самство или личность. Это позволяет мне отпочковаться от моего Истока. На следующей стадии я как существо отпочковавшееся (то самое осколочное состояние бытия словами Яжнявалькьи) испытываю проблему экзистенции. Почему? Да, блин, потому что я не планировал своего воплощения. Точнее, не я его планировал. А раз я не планировал, то плана у меня на эту жизнь никакого нет и быть не может. Поэтому на третьем шаге я начинаю искать опоры для своебытия вовне. Формирую предпочтения и начинаю утешаться обо всё, что мне нравится. Меняя это «всё» как дама перчатки. На четвёртом шаге у меня образуются отвращения, что-то мне либо приедается, либо не нравится с первого разу. Наконец, апофеозом является пятый шаг, на котором я вхожу в раж подобной маяты и очень боюсь, что это однажды закончится. Хотя опыт всех окружающих говорит в пользу неминуемости такого финала.
Вот такова логика в изложении философов от йоги. Такова судьба любого блудного сына. У которого два пути. Либо вернуться и покаяться, либо сгнить в духовной нищете и мирской маяте.
Дело ведь не в самом мире. Он ни хорош, ни плох. Дело в том, от чьего имени мы в этом мире проявляемся, инструментом в чьих руках служим.
Во-первых, смерть не является переживанием страдания. Она освобождающе освежающа. Во-вторых, доказать, что твоё воспоминание связано именно с твоей прошлой смертью, не-воз-мож-но. Если вы знакомы со строением своей психики, то должны понимать, что под этим «воспоминанием» может крыться всё, что угодно. В-третьих, когда конкретная программа теряет органическую форму выражения в плотном, она испытывает досаду и разочарование. Примерно такое, как испытывает заядлый геймер, когда его героя в очередной раз подстрелили. Может взять клавиатуру и одарить с размаху того, кто лишил её этой самой формы. Но это при условии, что смерть оказалась внеплановой, преждевременной. Когда «Не всё ещё сделал!» И досада здесь именно от недоделанности и необходимости вернуться и доделать в следующий раз. Вот почему нужно умудриться упахаться и доделать всё уже в этот раз…
А вы что думаете по поводу страха смерти и зацепки за жизнь? Есть ли они у вас в душе? Были ли раньше?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *