Раджа-мартанда 2:31

एषां विशेषम् आह–
Называется आह их же एषां разновидность विशेषम्–
॥ जाति–देश–काल–समय–अनवच्छिन्नाः सार्व–भौमाः महाव्रतम्।
जातिः ब्राह्मणत्व–आदिः। देशः तीर्थ–आदिः। कालः चतुर्दशी–आदिः। समयः ब्राह्मण–प्रयोजन–आदिः।
Класс जातिः= жречество и прочие ब्राह्मणत्व–आदिः। Место देशः= например, священное место (обычно — водоём) तीर्थ–आदिः। Время कालः= например, четырнадцатый день лунного полумесяца चतुर्दशी–आदिः। Внешняя договорённость समयः= например, по прихоти жреца ब्राह्मण–प्रयोजन–आदिः।

Бходжа перечисляет наиболее «святые» элементы класса, места, времени, и просящих персон.

एतैः चतुर्भिः अनवच्छिन्नाः पूर्व–उक्ताः अहिंसा–आदयः यमाः सर्वासु क्षिप्त–आदिषु चित्त–भूमिषु भवाः «महाव्रतम्» इति उच्यते।
Вышеперечисленные पूर्व–उक्ताः не-убийство и прочие अहिंसा–आदयः ограничения यमाः, будучи не обусловлены अनवच्छिन्नाः этими एतैः четырьмя [условиями] चतुर्भिः, и представлены भवाः в любых सर्वासु режимах психики चित्त–भूमिषु, увлечённом и прочих क्षिप्त–आदिषु, зовутся उच्यते «Великим обетом» «महाव्रतम्» इति।

Здесь два прочтения. Я читаю следующим образом: Если ты соблюдаешь перечисленные ограничения всегда и при любых условиях, невзирая на чины, регалии, степень святости места и времени, а также наличие или отсутствие данного кому-то обещания, то такое блюдение зовётся «Великим обетом».
Другой вариант прочтения: эти пять йам являются категорическим императивом для каждого всякого безотносительно обстоятельств. Так, допустим, читает Митра: «They are imperative in all conditions or stages of the thinking principle, ‘irrespective’… of these four conditions… These restraints should be observed with reference to all kinds of being, at every place, at all times, and under every circumstance, without any qualification whatsoever» [Митра: 93]. Однако, в подобном случае вы заносите в конченные грешники и нарушители этого «Великого обета» всех поголовно героев эпических сказаний Древней Индии. Нет ни одной значимой фигуры, в чьей жизни не было бы вопиющих фактов преступления данных запретов. Это во-первых. Во-вторых, мы читаем не трактат дхарма-щастру, а методологию личностного совершенствования с выходом на надличностный уровень. Это личный подвиг конкретной души. О каких обобщениях здесь может идти речь? В противном случае эта сутра становится пустым сотрясанием воздуха, неким сиротливым пожеланием или сожалением Патанжали, выплаканным в виде букв на пальмовом листе.
Читатель волен выбрать любой вариант прочтения, какой ему больше нравится.

तद् यथा–
ब्राह्मणं न हनिष्यामि। तीर्थे न कंचन हनिष्यामि। चतुर्दश्यां न हनिष्यामि। देव–ब्राह्मण–प्रयोजन–व्यतिरेकेण कमपि न हनिष्यामि इति – 1[एवं]123 2[एतद्–]4चतुर्विध–अवच्छेद–व्यतिरेकेण किंचित् [कथंचित्]4 कदाचित् कस्मिंश्चित् अर्थे न हनिष्यामि इति अनवच्छिन्नाः।
Так तद्, например यथा, [зарок]
«ничего किंचित्1 никогда कदाचित् [никоим образом कथंचित्]4 ни ради какой कस्मिंश्चित् цели अर्थे я не न буду убивать हनिष्यामि» इति, необусловленный अनवच्छिन्नाः следующими четырьмя видами оговорок एतद्–चतुर्विध–अवच्छेद–व्यतिरेकेण–

1Более ожидаемо कंचित् «никого».

я не न буду убивать हनिष्यामि жреца ब्राह्मणं;
я никого न कंचन не буду убивать हनिष्यामि в святом месте तीर्थे;
я не न буду убивать हनिष्यामि на четырнадцатый лунный день चतुर्दश्यां;
я никого न कमपि не буду убивать हनिष्यामि, разве что бог или жрец меня не попросят देव–ब्राह्मण–प्रयोजन–व्यतिरेकेण इति।

Одно из самых тяжёлых по построению мест на текущий момент.

एवं सत्य–आदिषु यथायोगं योज्यम्।
То же самое एवं применимо योज्यम् сообразно обстоятельствам यथा–योगं к правдивости и прочим सत्य–आदिषु।
इत्थम्–अनियती–कृताः सामान्येन एव प्रवृत्ताः «महाव्रतम्» इति उच्यते, [न पुनः [परकीय–]परिच्छिन्न–अवधारणम्]-2
Выполняемые без такого рода ограничений इत्थम्–अनियती–कृताः, распространяющие своё действие प्रवृत्ताः предельно एव общо सामान्येन, зовутся उच्यते «Великим обетом» «महाव्रतम्» इति, [но не न पुनः установление пределов с оговорками [परकीय–]परिच्छिन्न–अवधारणम्]-3

Как видим, комментатор ни словом не обмолвился, что это общее правило. Он уточняет, при каких условиях ограничения называются «Великим обетом». Это частный, предельный случай ограничений вообще, на что указывает слово विशेषम् («особый подвид») в первом предложении комментария.
Иначе говоря, хватает силы духа, блюди не взирая на снег и дождь, не хватает – блюди столько, сколько можешь. Это твоя душа, твоё личное дело её спасения.
Кроме того, неплохо учитывать разницу малого отшельника, видящего одного посетителя в неделю, которому ни врать некому, ни сношаться (даже если бы захотел) не с кем, ни воровать не у кого, ни стяжать нечего, кроме редких лепёшек кизяка… И тебе до кучи уже седьмой десяток идёт. «Великий обет» по факту физической невозможности реализовать свои помыслы! И сравните со своим образом жизни. Вы попробуйте говорить правду – и скоро поймёте, что в условиях мирской повязанности вы просто провоцируете девять из десяти ситуаций.
¬– Слышь, баклан, деньги есть?!
– Есть!
— А ну стой!..
Хвать за шкирку… и три часа нудных перетираний…
Не соврал? Не соврал! Но из стакана души слил в тысячу раз больше, если бы либо соврал, либо промолчал.
Я не призываю вас врать. Я делюсь личным опытом. Когда я начинал держать обеты, я имел дело чуть ли не с каждым встречным. И у меня не было никакой крыши. Мне даже толком сказать никто не мог, что такое происходит? Почему, чем больше я упираюсь в обеты, тем сильнее меня мир мордует?
Однажды вы поймёте, что любой зарок делает вас вкусным. Поэтому Христос говорит иначе: Да, да, нет, нет. А всё что свыше – от лукавого. А Воин – тот и вовсе ситуационен, непредсказуем даже себе.
Поэтому если у вас нет крыши, будьте готовы, что безразборчивая яма-нияма обернётся адом.
«Истина Доброта Терпение»… Ребята, а вы чо хнычете, что ваших единоверцев мучают? Вы же подвизались терпеть – вот и терпите!
Никто не должен знать содержание твоего внутреннего договора. Иначе ты становишься уязвим.
Если прп. Серафим чудом выжил, будучи отмордован двумя душегубами, если чудом спасся Иоанн Кронштадтский, которого уже насадили на перо, то на каждого такого чудом выжившего – десятки невинно загубленных. Их потом сделают великомученниками. Некоторых. Но вряд ли им от этого легче.
Куда скатилась Индия с ахимсой? Почему теперь этот «категорический императив» пересматривается? Да потому что ребята уже устали постоянно сидеть под чьим-то игом. Непротивление злу насилием? И вы вправду верите, что Мохандас Ганди провернул великое дело освобождения своей страны? Не смешите! Он был просто лейблом, рекламным буклетом. Дела решались совершенно другим путём.
Терпилово вообще никак с духовностью не связано. Тут я под духовностью больше понимаю духовитость. Когда русский народ берёт что под руку попадётся и идёт защищать Родину. Вот это – духовность. Если бы её ещё не терять в мирное время, цены бы нам не было…
Как на внутреннем уровне мы говорим свои жёсткие «Нет» совращающим помыслам, так и на внешнем адекватными средствами не соглашаемся с тем, что нам предлагает мир. Расскажите мне о другой духовности, если знаете, но такой, чтобы на неё хотелось равняться, а не просто под кофе с молоком на ночь почитать. Чтобы по ней хотелось жить, а не только поохать тридцать секунд… И тогда я с готовностью поменяю своё мнение на лучшее. Но пока я ничего лучше найти не сумел.
В общем, приглашаю всех к дискуссии, обмену опытом, если хотите, на предмет экстремального практикования тех или иных обетов в миру. А то у нас мир крашеных фасадов: все, сука, ходят на семинарах одно и то же блеют, а вечерами в подъездах молоденьких мальчиков трахают…
Так и хочется сказать: вы либо крест снимите, либо трусы наденьте…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *