Когда приходят боги

Есть вещи, раскрытию которых противостоит структура этого мира. Не потому что он злой. А потому что… это как с образованием: на каждом уровне своя подача материала. А теории великих физиков могут понять вообще считанные единицы в мире.
Боги приходят и начинают заниматься тобой только тогда, когда ты начинаешь безкорыстно заниматься другими. Пока ты занимаешься собой, ты находишься в парадигме жизни демонов. Поэтому альтруизм – это на самом деле предельный эгоизм.
Я уже не раз говорил, что в этом мире всё делается шиворот-навыворот. Я могу показать на пальцах, каким образом получается выворотка из одного пространства в другое. Но для этого нужно собирать видеоконференцию. Очень грубо и ненаглядно можно сказать вот как: одна и та же плита перекрытия в многоквартирном доме является полом для квартиры сверху и потолком для квартиры снизу. В этом весь фокус. Ладно, проехали.
«Священные писания» выставляют идеалом личное спасение. И для этого предлагают изолироваться от общества физичски. Вспомните наставления Кришны в Гите: пусть отшельник выберет уединённое место, сядет поудобнее, соберёт глазки в кучу на кончике носа, сделает Меня своим пределом и сидит так постоянно…
Я не так давно начал изучать христианство. Да и то с подачи соратника. Но успел уже кое-каких агиографических сочинений понасмотреть. И замечаю одну и ту же вещь: любой уединяющийся попадает в окружение чертей. Да такое, какое в миру ему не снилось. Я тогда спросил у ангелов: а почему так? Они ответили, что в уединении нет возможностей расти быстро. Это очень медленный путь. Человек не имеет привычки взнуздывать себя и поэтому со временем вместо развития просто начинает деградировать до уровня бомжа. Для развития сознания нужно топливо. Таким топливом может быть опыт. В миру опыт есть. В малом отшельничестве – нет. Черти с одной стороны принудительно взнуздывают таких отшельников, с другой стороны, пытаются способствовать их возвращению в мир. Но поскольку поколениями монахов всё это заклеймлено как проделки лукавого, то подвижники обычно скрипят зубами, но терпят дальше. И тогда однажды уже миру приходится ломиться в хижину уединившегося. Как было с тем же прп. Серафимом Саровским, к которому народ валил со всей царской России.
Если ты уединяешься ради себя, то… кому ты такой нужен? Девять к одному, что ты взращиваешь в душе диавола. Как же ты будешь душу свою растрачивать ради Христа? Нет ведь ни малейшего повода…
Ситуация коренным образом меняется, когда ты начинаешь заботиться о других. Тогда ты переходишь в парадигму ангелов. Они тебя видят по вибрациям твоего ума, они признают тебя за своего и начинают помогать. Настолько же безкорыстно, насколько помогаешь ты. И отходят, если замечают корысть.
А скатиться в корысть можно в любой момент. Здесь нужна привычка отслеживать себя. Поэтому не нужно сетовать, что боги нас покинули. Вместо этого нужно проверить, не утратили ли мы свою божественность.
Невозможно вот так взять и с рождения делать всё правильно. Это только в прилизанных жизнеописаниях существа рождаются реализованными. Писатели таких бульварных романов, сами того не ведая, приносят вреда больше, чем пользы. Они создают превратное представление в умах толпы. В итоге каждый думает: ааа, ну так он вон какой особенный, мне такое в этой жизни не светит…
Если вспоминать количество встреч с населением потусторонних миров, то с чёрными их раза в два-три больше. Были периоды, когда они шабаш у меня в квартире закатывали, а я запирался в спальне, прятался под несколько одеял и трясся от страха, не зная, что делать. И Сатану видел, и Деву Марию с младенцем на руках, и Ваджрасаттву, и Кришну, и множество божеств, чьих имён вы не знаете и знать не должны…
Но какой в этом толк? Увидеть, чтобы что? Само лицезрение божества никакой пользы не несёт. Опять же шанс того, что вы начнёте себя считать исключительным, гораздо выше, чем шанс проникнуться идеей загадочности этого мира.
Поскольку я был в добровольном изгнании три года, то могу сравнивать качества внутренней работы. И вот что я вижу. При затворничестве у тебя действительно открывается канал в тонкое. Но поскольку твои помыслы не очень чисты (ты ведь ищешь личного спасения), то притягиваешь кучу чертей. И они начинают из потоков информции высшего уровня сплетать чудаковатые узоры, представляя их твоему сердцу в извращённом виде. В итоге я умудрился охаять всё, до чего только рука дотягивалась. Потому что во всём был какой-то подвох. А всего-то лишь – неспособность сложить из фрагментов целостную картину.
И совсем другой режим включился, когда я, преодолевая внутреннее сопротивление своей человеческой (биологической) природы, начал пробовать делиться крупицами мудрости. Сначала меня учили правилам подачи материала. Когда правила были усвоены, то пошло содержание. Вот тут мне поплохело. Представьте плевок на поверхности шарика под названием Земля. И на этот плевок начинают подавать информацию вселенского уровня. Причём, не так, как это было при личной изоляции и самообучении, когда отдельные прозрения перетасованы между собой и дают на выходе какуют то белиберду. Нет, идёт огромный пакет, который как бы зависает голограммой над твоей головой и ты можешь по частям рассматривать эту целостную непротиворечивую картину. В состоянии, когда сердце пусто, ты недоступен чертям. Они не могут сбить и перемешать идущие образы. В итоге ты видишь вещи чисто. Но ты получил к ним доступ только потому, что решил помогать другим. И боги решили помогать тебе, поскольку ты (сам того не подозревая) оказался в их команде.
Это основная проблема всех прибившихся к духовности: мы тянемся к свету и думаем, что это круто. Но по сути в таком режиме мы никто иные как пожиратели света. Прервитесь на этом месте… Дайте себе время ощутить глубину прочитанного. Если вы смотрите на солнце, значит, вам нужно его сияние. Значит, у вас нет своего. А тогда вы – полярность по отношению к источнику света. То есть – Тьма.
Секрет того, как оказаться на стороне Света, сводится к тому, чтобы начинать светить. Это всего лишь пункт вашего внутреннего договора. А дальше равняться в этом деле на светоносные сущности.
На высшем уровне ты светишь постоянно, поскольку раскачал поляризацию и подключился к линии высокого напряжения. Пока этого не произошло, на личностном уровне нужно учиться выбирать, когда, где и как светить. Но склонность, тенденция к этому должна быть. Правда, вы очень быстро заметите, что особо светить некому. И это будет одним из самых тяжёлых открытий. Тогда в дело пускается искусство жить вопреки.
Намерение – это семя. Я могу ошибаться с переводом термина карма-ащая. Он вполне может оказаться не намерением. Но даже абстрагируясь от философии йоги, беря во внимание то, что я наблюдаю многие годы, можно сказать: намерение – это семя. Какое намерение лежит за вашими деяниями, таков будет и их плод. Опытные агрономы духа по намерению знают, что у кого вырастет. Даже вы, наковыряв спелых семечек из яблока и начав смотреть на них пристально, можете поймать образы взрослых цветущих и плодоносящих деревов. То же самое с намерениями: они выглядят энергоинформационными сгустками. И дальше начинают прорастать в саду нашей души уже без нашего особого участия. Вот вам и карма. А поскольку времени на их произрастание требуется много, то вы уже и помнить не будете, когда очередной сорняк заплодоносит.
Видя загодя такие расклады, я много раз пробовал указывать конкретным товарищам на кривость намерений. Без-по-лез-но. Мнение соседки бабы Маши для него гораздо важнее. А баба Маша сказала, что вот так и так. В примерно половине случаев ещё тебя начнут жизни учить. А сбивки и искушения были, есть и будут у всех. Помните, как Христос на Петра рявкнул: «Отринь от меня, Сатана! о земном думаешь, не о вечном». Но здесь уже ничего не поделаешь: каждому приставляют того наставника, на которого у него хватает заслуг, и ровно до тех пор, пока эти заслуги не истощились. Кому-то хватает только на бабу Машу.
У нас семья многодетная. А это богами признаётся подвигом. Потому что вот, дескать, люди осознанно решили жить жертвенно, взвалили на себя бремя содержания аж троих детей. И тогда они приходят и начинают складывать благоприятные условия. У отца после рождения третьего дела резко пошли в гору. На ровном месте. И через пару лет он стал одним из крупнейших бизнесменов города. Но поскольку внутренней работы при этом никакой не осуществлялось, деньги шли на кутеж, семья содержалась по остаточному принципу, то очень скоро боги начали сворачивать лавочку. Тогда в работу включился я. К тому времени у меня уже было чем включаться, накопил за годы практики. И пока я поддерживал его бизнес своим прямым участием, удавалось сводить концы с концами. Но, раз за разом указывая на ошибочность выбранной им политики, стратегии и тактики, я видел только осоловелые, как бы извиняющиеся глаза: «Ну прости, сын, я не могу иначе!»
Я предупредил его, что однажды он обнаружит себя всеми заброшенным и когда ему действительно потребуется помощь, он не получит её ни от кого из тех, кого сегодня считает друзьями. Потому что этот урок уже тогда формировал свои контуры…
На вызревание ушло что-то около пяти лет. Он вышел из бизнеса, купил квартиру в облцентре, остаток денег ввалил в ремонт. И в итоге остался в чужом городе, брошенный всеми так называемыми друзьями и отвыкший вкалывать за годы развязной жизни. То есть, непригодный ни на что. И только заслуги щедрости (он всегда всех кормил, поил, содержал) позволяют ему сводить концы с концами в совершенно невероятных формах. Там, где для этого нет никаких предпосылок.
Вот именно длительность вызревания плодов делает любые предупреждения надуманными в глазах слушателя. Поэтому рано или поздно приходится смиряться и с этим: пока не спрашивают прямо, не лезь со своими правдами. У каждого своя правда, свои уроки. Каждый лучше знает как надо.
Но, как бы то ни было, боги приходят тогда и только тогда, когда мы начинаем жить жертвенно, когда мы начинаем светить, то есть включаем режим отдачи. И уходят, когда мы ищем корысти. Таков мой личный опыт. Возможно, у вас он другой…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *