Патогенез буддизма. Часть 5

Кучер Чханда возвращается и сообщает отцу Сиддхартхи пренеприятнейшее известие. Тот собирает своих советников и отправляет делегацию в составе советника и семейного жреца, натасканного в вопросах религии, с целью возвратить чадо под крышу дома своего. Этому посвящена первая часть девятого акта.

Далее Ащвагхоша показывает своё непонимание значения слова «дхарма». Описывая обращение семейного жреца, увещевающего Сиддхартху за возврат домой, он заставляет его произнести следующее:

जानामि धर्मं प्रति निश्चयं ते परैमि ते अच्याविनम् एतम् अर्थम्।
अहं तु अकाले वन–संश्रयात् ते शोक–अग्निना अग्नि–प्रतिमेन दह्ये॥

Я знаю जानामि твою ते решимость निश्चयं по प्रति поводу религии धर्मं, понимаю परैमि, что это एतम् твоё ते стремление अर्थम् неуклонно अच्याविनम्। И всё же तु от твоего ते несвоевременного अकाले сокрытия в лесу वन–संश्रयात् я अहं горю दह्ये огнём скорби शोक–अग्निना, сопоставимым с настоящим огнём अग्नि–प्रतिमेन॥

9:14 Я знаю твою решимость по поводу религии, понимаю, что это твоё стремление неуклонно. И всё же от твоего несвоевременного сокрытия в лесу я горю огнём скорби, сопоставимым с настоящим огнём.

Я здесь перевёл слово «дхарма» धर्म как «религия» исключительно из удобства вашего понимания. Вообще слово धर्मन् происходит от 1√धृ Поддерживать. В пределе это информационная составляющая конкретной системы. То есть, правила, на основе которых система отстраивает и поддерживает самою себя. Так ответьте себе на вопрос: где, в каком месте программного кода может быть правило самотерминации своих активных элементов? Любые элементы-подсистемы, коими являются, в частности, люди, не появляются чтобы сгинуть. Это только у пресытившихся и уставших от жизни царевичей такое в голове может появиться. А глазами надличностной системы каждая клеточка, каждый из нас рождается для какой-то своей функции. И в зависимости от уровня развитости эта функция может для нас переопределяться. И выполняя функцию, мы автоматически оказываемся на своём месте, в своей тарелке и обретаем единственно доступное человеку счастье. Всё, больше ничего. И я эту простую идею, выдвинутую моим старшим товарищем, знатоком общей теории систем, чуть раньше, развиваю уже более полутора лет.
Поэтому дхармащастры и описывают устройство общества, распределяют обязанности для конкретных единиц. И пока общество традиционно, то есть без отчуждения власти от народа, то есть, когда мэр города пьёт пиво в обычной городской забегаловке и здоровается за руку с каждым горожанином, вот до этих пор вся структура работает более-менее без сбоев, поскольку в сознании всех единиц надличностной системы есть ощущение «мы». Но как только отдельная группа людей отчуждается от народа, происходит раскол на тех кто выше и тех кто ниже. И стойкое ощущение, что мы не вместе.
По сути, этот квантовый скачок неизбежен на определенной стадии разрастания общества. Однако, его можно воспринимать как всего лишь образование над-надличностной системы. И тогда несложно понять, что в рамках действующей государственной надстройки люди обязаны были сохранять общинный образ жизни. И те народы, который умудрились сохранить традиции проживания коммунами, они имеют чудовищно высокую пассионарность по сравнению с русским народом, который не вступится за своего, даже если у него на глазах будет происходить убийство. Тут каждый «моя хата с краю». И это чудовищно страшно. Всем до пизды, каждый занят каким-то своим ложновеликим делом, а по сути, кроме мелочной корысти никаких помыслов и не встретишь. Бывают, конечно, исключения. Но они лишь подтверждают правило. Ведь собирательный образ русского человека, висящий в матрице, вы никуда не денете. А он, в свою очередь, есть результирующая образов каждого из нас, та самая средняя температура по больнице…
Поэтому единственная дхарма – это осознание своего функционала в рамках надличностной системы и жизнь сообразно этому функционалу. Естественно, в текущих условиях это окажется адом. Потому что неподвижное инертное болото материи тьмы, никак не откликающееся на информационные сигналы, передаваемые по системе, раскачать не получается. В итоге это как заржавевший несмазанный часовой механизм, в котором потуги одной шестеренки крутиться блокируются отсутствием таких потугов у других. Понятно сравнение?
Что делать? Начать с себя. Сделать себя голограммой неотступно рабочей системы. Начать с близких: помочь им стать активными частичками в общем танце. Только так: мыслить глобально, но действовать локально. И заранее смириться с тем, что ничего не получится. Потому что, напомню, в режиме танца ничего не может получиться. Танец – это действие, кроме самого действия никакого результата в нём нет.
А мы же живём опутанные какими-то безпочвенными ожиданиями. Ах, сменится власть, заживем. Ах, примут такой-то закон, заживем. Ах, пенсии увеличат. Ах то, ах сё!.. Ау!!! Разуйте глаза шире! Посмотрите трезво на то, что происходит в мире: нет ни единого повода для ожиданий. И дальше два варианта: либо такое понимание вас высадит наглухо, либо мобилизует. В первом случае вы проживёте остаток своих дней, поскуливая и негодуя. Во втором – начнёте танцевать.
Поэтому давайте договоримся раз и навсегда: дхарма и эскейпизм – это принципиально разные вещи. Методика безболезненной замены вышедших из строя, оттанцевавших единиц может считаться частью дхармы. Но даже в этом случае не является самоцелью. Учитесь смотреть на происходящее глазами целого, глазами системы. Это существенно сменит ваши приоритеты по жизни, позволит поменять и стратегию её проживания, и качество наполненности.
Вспомните Пандавов. Они пришли, делов наделали, натанцевались, а потом пошли к Баренцеву морю себя ушатывать в сибирских снегах. И падали один за другим точь в точь как это описано у Ману. Но сначала – отслужили Высшему. И это главное.
В конце концов, откройте Гиту, в которой Кришна напоминает Арджуне, в чём должна заключаться дхарма кшатрия – править, защищать подданных, вести сражения с неприятелями и т.п. Это и только это могло быть дхармой Сиддхартхи.
У буддистов Дхармой с заглавной буквы именуется Закон Будды. Это подмена понятия. Здесь «Будда» использован как повод, как стержень для собирания новой системы. А правила такого собирания – Законом, Дхармой. Но по сути ничего не поменялось. Это снова система и правила её самоорганизации. Отсюда все эти уставы для мирян, для монахов, куча мелочных предписаний, изучить которые не хватит жизни. Как, кстати, и современное светское законодательство. Вы задумайтесь: юристы специализируются на отдельных отраслях, потому что всё законодательство знать и отслеживать невозможно. А люди? Им еще предполагается жить по этим законам! Да это уму не постижимо. Законы должны быть интуитивно понятны, впитываться с молоком матери и поддерживаться традициями, обычаями. Да, энтропия будет. «Мама, а зачем мы у рыбы хвост по брюхо отрезаем, когда запекать её готовимся?» Но это в любом случае поправимо: пришёл видящий, отследил перекосы, поправил. Другое дело, что в обществе должно быть общее понимание системности, общинности. Т.е. мы должны быть готовы встраиваться. А не отсиживаться в сторонке. У меня в голове тьма идей, в теле чудовищное количество наработанных навыков. Но я год за годом ищу, но не могу найти живых людей, с которыми бы это можно было не то что воплотить в жизнь, а хотя бы начать обсуждать…

Давеча на форуме прочитал, что Дхарма (буддийская) помогает побороть страдание (духкху). Да разве же ж?! Как раз буддийская Дхарма её и навязывает в виде первой «благородной» истины. Для чего? Чтобы потом стоически преодолевать? Да ну бросьте! Кто вам сразу мешает жить в гармонии с миром, служить ему и получать награды? Только неспособность осознать себя в контексте того места и тех условий, в которых вы оказались.
Лирическое отступление окончено. Возвращаемся к тексту. Дальше интересное выражение:

न च एषः धर्मः वने एव सिद्धः पुरे अपि सिद्धिः नियता यतीनाम्।
बुद्धिः च यत्नः च निमित्तम् अत्र, वनं च लिङ्गं च हि भीरु–चिह्नम्॥

И च неверно, что न эта एषः дхарма धर्मः установлена सिद्धः только एव для леса वने, в городе पुरे тоже अपि заключён नियता успех सिद्धिः анахоретов यतीनाम्। Здесь अत्र условием निमित्तम् [выступают] разум बुद्धिः च да च рвение यत्नः, а च лес वनं и च цацки (знаки отличия) लिङ्गं по сути हि – примета труса भीरु–चिह्नम्॥

9:18 И неверно, что эта дхарма установлена только для леса: в городе тоже заключён успех анахоретов. Здесь условием [выступают] разум да рвение, а лес и цацки [монашеское одеяние, метка на лбу и т.п.] по сути – примета труса.

Уместно спросить: мудрец, если ты настолько прозорлив, каким тебя выписывает автор, то где ты был, когда мальчиком нужно было плотно заниматься? Ведь именно богословы, жрецы выступают идеологами в традиционном обществе. Именно они отвечают за то, чтобы особи вступали в половозрелую пору с рабочей операционной системой, без глюков.
Но в целом мысль жреца находится в полном соответствии с тем пониманием дхармы, которое мы выписали стихом выше. И это меня порадовало. Ибо очень часто я встречаю непонимание из разряда: дядя, а ты кто такой будешь? самый умный что ли? И ты как дурак вынужден доказывать своё право на высказывание авторитетного мнения. А свора шакалов пытается ловить тебя в мелочах, только и ждёт, когда акела промахнётся. Они же не понимают, что концептуализация – это безупречность ключевых тезисов. А детали должны дорабатывать узкие специалисты. Потому что освоение системного знания сопряжено с чудовищными времязатратами. Особенно на фоне попыток выдавать промежуточные результаты на сторону. И естественно, что приходится все сферы знания делить на те, где ты уходишь в детали и на те, где ты имеешь общее представление. Но я уже говорил, и повторюсь, любая картина мира состоит из двух составляющих: объективно отражаемых фактах и домысливания, призванного сделать её непротиворечивой. Потому что иначе вы никогда не соберёте ни одного целостного миропонимания. Ибо их здесь – безконечно-равновеликое взаимоисключающее множество.
Лирику в сторону, обратно к тексту.
Выслушав заявления домашнего жреца, Гаутама остался непреклонен:

अवैमि भावं तनय–प्रसक्तं विशेषतः यः मयि भूमिपस्य।
जानन् अपि व्याधि–जरा–विपद्भ्यः भीतः तु अगत्या स्वजनं त्यजामि॥

Я понимаю अवैमि связанное с семьёй तनय–प्रसक्तं чувство भावं владыки земли भूमिपस्य, особенно विशेषतः то, которое यः по отношению ко мне मयि। И даже अपि понимая जानन्, но तु будучи напуган भीतः болезнью, старостью и смертью व्याधि–जरा–विपद्भ्यः я покидаю त्यजामि свой народ स्वजनम् неизбежно अगत्या॥

9:31 Я понимаю связанное с семьёй чувство владыки земли, особенно то, которое по отношению ко мне. И даже понимая, но будучи напуган болезнью, старостью и смертью, я покидаю свой народ, без вариантов.

यः в первой строке не согласуется в падеже с भावम्, хотя по смыслу они связаны.
अगत्या в наречном значении «inavoidably» взял из http://www.spokensanskrit.de.
Если бы я умел читать на санскрите в двухтысячном году и прочитал этот текст на трезвую голову со сдёрнутой с глаз пеленой восторженности, то никакого буддизма в моей жизни бы не было. Я искал ответы на вопросы о смысле жизни совершенно с другими мотивами: чтобы было чем поделиться с другими, поскольку видел, как немощно и беззубо живут те, кто меня окружают. И меня не интересовали вопросы болезней, старости и смерти. Однако, я болею, старею и трижды умер. Но почему-то даже всё это не сделало меня психическим инвалидом, сводящим счёты с жизнью.
Однако, если бы не было буддизма у меня, то не было бы этих текстов у вас. И ещё не известно, что хуже.

1[यदा च गर्भात् प्रभृति प्रजानां वधाय […] नुबधाय मृत्युः।]а
2[यदा च गर्भात् प्रभृति प्रवृत्तः सर्वाषु अवस्थासु वधाय मृत्युः।]б
कस्मात् अकाले वन–संश्रयं मे पुत्र–प्रियः तत्र भवान् अवोचत्॥

2[И च когда यदा начиная с утробы गर्भात् и далее प्रभृति во всех सर्वासु состояниях अवस्थासु смерть मृत्युः активничает प्रवृत्तः во имя [нашего] уничтожения वधाय,]б то почему же कस्मात् в таком случае तत्र вы भवान्, испытывая приязнь к отроку पुत्र–प्रियः, сказали अवोचत्, что моё मे сокрытие в лес वन–संश्रयं несвоевременно अकाले॥

9:37 И когда начиная с утробы и далее во всех состояниях смерть активничает во имя [нашего] уничтожения, то почему же в таком случае вы, испытывая приязнь к отроку, сказали, что моё сокрытие в лес несвоевременно?

Вы не умеете анализировать, иначе бы заметили, что эта программа осмысления бренности своебытия имеет кучу выходов в мир помимо сознания Гаутамы.
Вот небезызвестная группа «East-17» пела в одной своей песне: «Born to live, we live to die…». А в историческом романе Роберта Ши, посвящённом средневековой Японии, есть фраза, изреченная молодым героем сразу после прохождения процедуры инициации во взрослую жизнь, в ходе которой он вынужденно смирился со смертью: «Жить – значит быть обреченным». Если вы выставите фильтр, то найдёте и многие другие примеры этому.
Однако, в отличие от Гаутамы, домашний жрец уже прошёл инициацию смертью и знает, о чём говорит. А самому Сиддхартхе только ещё предстоит понять, какую чушь он несёт, пытаясь найти противоядие против программы, которая и составляет всё его естество. Я ещё раз повторю мысль: со смертью подрастающее поколение в традиционном обществе знакомят самым непосредственным образом. Либо же снимают страх перед ней, давая идее позитивное наполнение, делая её желанной и освобождающей. В обоих случаях это развязывает руки к полноценной жизни, к полноценному танцу.
Другое дело, что в современном мире дикие неугодны. Диких невозможно «доить», предварительно не окультурив. Поэтому людей намеренно держат в состоянии аморфной инертной биомассы. А потом ещё приходят клоуны и радуют нас своим обетом вечного возвращения на благо нашего же спасения. Ни один видящий не подпишется под такое, понимая параметры данного места и его текущее состояние. И нужно быть в чудовищной авидье, чтобы родить институт бодхисаттв. Либо же иметь скрытые намерения, стоящие за ним. Хотя какие уж «скрытые», если они видны как на ладони…
Народ ведь не просто так бежит в поселения, в усадьбы. Только один нюанс: вы бежите с кривой мотивацией. Вы ни черта не понимаете, как зарождаются, развиваются и почему умирают системы. И в итоге за двадцать лет идеи мы не видим ни одного достойного результата, чтобы, посмотрев на него, мы бы сказали: «Да, ребята молодцы, мы тоже так хотим!» Огромнейший букет неосмысленных проблем, на фоне которого зазывные ролики, на которых натужно томные девицы в расшитых сарафанах с мешками под глазами рассказывают нам о пользе сыроедения и о технике стирки белья ногами, выглядят катастрофической антирекламой. Всё что можно делать не так, люди делают не так. Это факт. И ваши потомки проклянут вас за это. Не абы какие, а ваши личные дети. Ровно в тот момент, когда поймут, что мама с папой вырастили их на обочине жизни, в изоляции от чувственного опыта, не набрав который вы никогда не сможете стать полноценным и самодостаточным. Ну это так, небольшое ответвление мысли. А вообще тему нужно, конечно же, развивать детально.
Итак, жрец сказал Гаутаме, что человек обязан жить, раз уж родился. А тот, нося в сознании фигуру страха перед собственной кончиной, оказывается неспособным осмыслить услышанное. Это, кстати, характерно для всех нас: невозможно учиться на чужом опыте. Опыт каждый набирает свой, с нуля. А вот индуцироваться об других можно. И если бы это произошло, если бы Гаутама загодя получил фигуру позитивного отношения к смерти, то… не было бы буддизма. Но, вы же помните, что его папа сделал всё для того, чтобы буддизм появился: в садах даже опавшую листву поутру убирали, чтобы принц не видел ни малейших примет увядания. Естественно, жизнь в такой иллюзии, жизнь с ощущением своей вечности рано или поздно должна была выйти боком. Она и вышла.

भवति अकालः विषय–अभिपत्तौ, कालः तथा एव 1[अभिविधौ]а 2[अर्थ–विधौ]б प्रदिष्टः।
कालः जगत् कर्षति सर्व–कालान्, 1[अर्चार्हके]а 2[निर्वाहके]б श्रेयसि 1[नास्ति]б 2[सर्व–]аकालः॥

Несвоевременность अकालः бывает भवति при наборе [острых] ощущений विषय–अभिपत्तौ, именно एव таким तथा указывается प्रदिष्टः время कालः для правил мирского процветания अर्थ–विधौ। Время कालः тащит कर्षति мир जगत् в любые времена सर्व–कालान्। Для выполняемого निर्वाहके блага श्रेयसि времени कालः нет नास्ति॥

9:38 Несвоевременность бывает при наборе [острых] ощущений, именно таким указывается время для правил мирского процветания. Время тащит мир в любые времена. Для выполняемого блага времени нет.

अभिविधौ как наречие означает «inclusively» (включительно), но используется только у Панини в «Восьмикнижии» (3.3:44; 5.4:53). अर्थ–विधिः в хинди означает «гражданское право». Я остановился на втором чтении.
Слово श्रेयस् означает «лучшее», «благо», но подразумевает «Высшее благо». Это один из способов кодирования позитивного отношения к смерти: её объявляют высшим благом, назначают конечной целью и делают желанной, освобождающей. Однако, Гаутама себе на уме и будучи лишён системного воспитания в данном вопросе (папа воспрепятствовал), он, как и все вы, нагружает идею мокши каким-то своим, ему одним ведомым смыслом. А смысл этот задаётся текущим уровнем развитости системного мышления. И когда ты жизнь толком ещё не осмыслял, то в голову всякая дурь лезет. Это уже мой личный опыт, а также то, что я постоянно вижу у других.
Просто задумайтесь на минутку, и вы поймёте, что мир – это сборище одержимых. Чтобы захотеть съездить в Таиланд, вам нужен либо кто-то там побывавший и поделившийся своим «вау!», либо зазывные агитки турагента с шикарными фотографиями и провоцирующими слюновыделение описаниями. То есть, у вас хотя бы есть какие-то примерные загодя сформированные ожидания. Однако, здесь все рвутся к некой мокше, понятия не имея, что же это такое. Мокша по определению билет в один конец. То есть никто вам не может ничего о ней сказать в силу самого определения ее как явления необратимого. Тогда какое у вас может быть о ней представление и ожидание? Вот и получается, что это «поди туда не знаю куда, добудь то не знаю что». И все идут. И разумеется, никто не приносит. Ибо если ты не понял, чего ищешь, то как ты можешь это найти?
Масла в огонь подливают толпы ряженых со слащаво-заискивающими улыбками на лице, которые отыгрывают свой номер и создают лживую видимость возможности обретения мокши. Вы либо распрощаетесь с жизнью (оставив тело или оставив рассудок, что по сути одно и то же), либо поймёте, что это – уловка для ума. Третьего тут не дано. В этом смысле религия – ключевое препятствие на пути к полноценной жизни: она отбирает у вас единственное, что есть, не давая взамен ни-че-го.

राज्यं मुमुक्षुः मयि यत् च राजा तत् अपि उदारं सदृशं पितुः च।
प्रतिग्रहीतुं मम न क्षमं तु लोभात् अपथ्य–अन्नम् इव आतुरस्य॥

А च что यत् царь राजा желает избавиться मुमुक्षुः от царства राज्यं в мою пользу मयि, так это तत् अपि щедро उदारं и च подобает सदृशं для отца पितुः। Но तु для меня मम принять प्रतिग्रहीतुं не न приемлимо क्षमं, как इव для больного आतुरस्य из жадности लोभात् несъедобную пищу अपथ्य–अन्नम्॥

9:39 А что царь желает избавиться от царства в мою пользу, так это щедро и под стать для отца. Но принять для меня неприемлимо, как для больного из жадности [принять] несъедобную пищу.

Смотрите, какая интересная вещь. Вот Гаутама отказывается взять на себя обязательства за других, считая, что это подобно приёму вредной пищи. Но проходит с десяток лет и он оказывается во главе разросшейся общины, принципиально ничем не отличающейся от царства. И вот он один в один в той самой роли, которую сейчас признаёт неприемлимой. Это ещё раз нам показывает степень категоричности и несмышлёности суждений молодого царевича. И это вовсе не повод для упрёков. Мы его и не упрекаем. Ибо в таком же положении оказывались миллионы до, миллионы после.
Однако, те аргументы будущего Будды, которые жизнь «поправила» и «уточнила», проповедники нам до сих пор выдают за непогрешимые. Или вы не в курсе про аргумент сладкого торта с вкраплениями навозной жижи? Так они описывают характер мирского удовольствия, отбивая (пытаясь отбить) к нему всякое влечение. И до сих пор некому было поставить их на место, указав, что одновременное переживание горя и счастья технически невозможно. Поэтому в худшем случае речь можно вести о вкусном слоёном наполеоне, который запивается горькой микстурой. И даже в этом случае, вспомнив ранее выдвинутый лесниками тезис «страдание – корень дхармы», мы можем сказать, что такое запивание призвано улучшить усвоение сладости. Но когда вы ищете истину, не имея фильтров критического мышления, то заглатываете любые аргументы, даже самые несостоятельные. И вместо просветления оказываетесь в ещё более глубоком помрачении. Потому что раньше хотя бы пытались разобраться, а сейчас ошибочно начали считать, что всё поняли и деда мороза за бороду держите. Увы, таковы реалии нашего мира.

कथं नु मोह–आयतनं नृपत्वं क्षमं प्रपत्तुं विदुषा नरेण।
सोद्वेगता यत्र मदः, श्रमः च पर–1[]а2[]бपचारेण च धर्म–पीडा॥

Как कथं же नु для мудрого विदुषा человека नरेण приемлемо क्षमं принять प्रपत्तुं царствование नृपत्वं, принадлежащее к сфере [неконтролируемой] глупости मोह–आयतनम्, где यत्र [присутствует] нервозность सोद्वेगता, пьянство मदः и च измождение श्रमः, а также च попрание дхармы धर्म–पीडा посредством нарушения прав других पर–अपचारेण॥

9:40 Как же для мудрого человека приемлемо принять царствование, принадлежащее к сфере [неконтролируемой] глупости, где [присутствует] нервозность, пьянство и измождение, а также попрание дхармы посредством нарушения прав других?

По поводу «как же» мы ответили выше: когда это твоё место, ты обязан его принять, как принял пост настоятеля общины.
По поводу глупости. Вся жизнь может считаться глупостью. Но как только вы с этим согласитесь, то крыша начнёт медленно, но верно сползать в сторону кладбища.
Нервозность – в связи с необходимостью постоянного решения административных задач. И да, это выматывает и приводит к измождению. И чтобы отвлечься, эти ребята не прочь побаловаться интоксикантами.
В разночтении «1» выражение पर–उपचारेण переводится как «посредством услужения другим». Я всю голову сломал, чтобы попытаться хоть как-то объяснить: как же это служение другим затмевает дхарму? Этот мир – площадка, где все знающие только и делают, что служат, нарабатывая свой небесный чин. А все незнающие растрачивают былую славу, пребывая в забвении своей истинной природы. Поэтому когда мне говорят, что услужение другому затмевает дхарму, у меня внутри когнитивный диссонанс. В общем, по этой причине я выбрал второй вариант чтения. Либо же придётся признать, что Гаутама совершенно невменяем в своих представлениях о дхарме. А делать этого мне не хочется.
Посмотрите фильм «Сквозь снег» (Snowpiercer). В нём показана одна и та же реальность, но глазами голытьбы и глазами правящего класса. У каждого своя правда, и только побывав в обоих ролях ты можешь трезво оценивать ситуацию. В начале прошлого века куча оппозиционных партий «знали», как вывести царскую Россию из кризиса. Однако, когда предоставилась возможность проявить свои «знания», то все оказались наповерку обычными мародерами. И только большевики умудрились, не имея никакого опыта управления, положить этому безпределу бывших союзников конец.
Мир не терпит громких заявлений. Особенно когда они касаются тех, кто по определению неподвластен твоей воле. Танец – это единственное, за что вас не спросят. Потому что он утверждает только величие текущего момента, никому ничего не обещая. Однако, именно этим и делает жизнь переполненной до краёв. А любые обещания рая на земле рано или поздно приводят к свержению обещателей. И водружению на их место новых, таких же обещателей. Я бы мог кучу примеров привести, однако это неизбежно втянет в мой внутренний круг такие силы, с которыми у меня нет никакого желания вступать в противодействие.

जाम्बूनदं हर्म्यम् इव प्रदीप्तं विषेण संयुक्तम् इव उत्तम–अन्नम्।
1[ग्राह–आकुलं च स्थितं […] रम्यं व्यसनाश्रयं च॥]а
2[ग्राह–आकुलं च अम्बु इव सारविन्दं राज्यं हि रम्यं व्यसन–आश्रयं च॥]б

Воистину हि царство राज्यं доставляет усладу रम्यं и च таит смертельную опасность व्यसन–आश्रयं, будто इव золотой जाम्बूनदं дворец हर्म्यम्, охваченный пламенем प्रदीप्तं, будто इव изысканное кушанье उत्तम–अन्नम्, смешанное संयुक्तम् с ядом विषेण, 2[и च будто इव вода अम्बु с кувшинками सारविन्दं, кишащая пираньями ग्राह–आकुलम्॥]б

9:41 Воистину царство доставляет усладу и таит смертельную опасность, будто золотой дворец, охваченный пламенем, будто изысканное кушанье, смешанное с ядом, и будто заводь с кувшинками, кишащая пираньями.

ग्राह – любая опасная тварь, обитающая в воде и способная укусить человека. Обычно крокодилы, акулы, водные змеи. Но почему бы не пираньи?
Общая патетика сравнения такова: жить страшно, поскольку от этого умирают. И это ничуть не преувеличение: именно это нам и говорит премудрый Гаутама. Или вы тут видите какой-то другой смысл? Кстати, эта аргументация в среде проповедников весьма распространённая. Кришнаиты ею пользуются в хвост и в гриву. Ну а толку? Да, мир всякий разный, бывает страшный, бывает ласковый. Так это место поляризации для неопределившихся, для таких, как мы с вами. Вы как собираетесь определяться, если у вас не будет выбора между экстремумами? Что это за безальтернативный выбор бы был?
Вы читали «Маугли»? Шикарный миф, просто невероятно волшебный. Ну а поставьте себя на место главного героя. И вы поймёте, что никакого волшебства бы не было. Почему? Потому что ваш подход к страшному миру и подход Маугли – это два разных подхода.
Шаман у Серкина живёт в приполярье. Один. И обладает кучей сверхспособностей. Периодически наведывается в город и живёт обычной жизнью. Для гармонизации. А поставьте себя на его место. Да ваших останков бы никто никогда не нашёл. А условия – одни и те же. Один и тот же «золотой дворец, объятый пламенем».

Судя по пометке Коуэлла к данному стиху, последующие пятнадцать стихов на санскрите утрачены и сохранились только в китайском переводе. Однако, в тексте с BCST имеются десять дополнительных стихов, некоторые из которых мы вычитаем.

वरं हि भुक्तानि तृणानि अरण्ये तोषं परं रत्नम् इव 1[उपगुह्य]а 2[उपगृह्य]б
सहोषितं श्री–सुलभैः न च एव दोषैः अदृश्यैः इव कृष्णसर्पैः॥

Так что हि лучше वरं в лесу अरण्ये употребляемые в пищу भुक्तानि травы तृणानि, словно इव подбирая उपगृह्य в них तोषं высшую परं драгоценность रत्नम्, но च точно एव не न обитающий सहोषितं с пороками दोषैः, заурядными для мирского процветания श्री–सुलभैः, будто इव с невидимыми अदृश्यैः гадюками कृष्णसर्पैः॥

9:43 Так что лучше в лесу употребляемые в пищу травы, как если бы в них была скрыта высшая драгоценность, но точно не сосуществование с пороками, заурядными для мирского процветания, будто с невидимыми гадюками.

Почему सहोषितम् в винительном, не ясно.
कृष्णसर्पः – особый вид змеи, а не «чёрная змея». Но чаще всего в текстах упоминается как некий собирательный образ. Поэтому перевёл по смыслу. Невидимые, поскольку ползают в густой траве.
Деепричастие उपगुह्य читается как «упрятавши, укрывши». Альтернативное чтение имеет больше смысла. Оно и выбрано.
Ничего нового не сказано, это подытоживание той недалёкой позиции, что была изложена Гаутамой и проанализирована нами выше.

Давайте прервёмся, потому что девятый акт насыщен препарирующими жизнь суждениями, а современный читатель, как мне подсказывают, больше тысячи знаков за раз осилить не способен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *