Пределы критики

Есть некоторые пакеты, которые я изо всех сил пытаюсь игнорировать. Потому что опасаюсь, что, будучи распакованы и опубликованы, они будут неверно поняты.
Допустим, висит пакет о пределах критики. Тема касается того, почему не получится взять и всех и вся развалить. Но я же загодя знаю, что для постороннего это будет выглядеть как оправдание. Однако когда раз за разом натыкаешься на него во внутреннем объёме, то приходится что-то делать. ВыпЧаисать и не опубликовать – как вариант. Много раз получалось с успехом. Ну, посмотрим.

Сначала общая подводка. Зачем вообще нужна идеологическая критика?
Сам вопрос странный. Никто не спрашивает, зачем нужна литературная критика. Более того, творчество Виссариона Белинского и Дмитрия Писарева изучается даже в средней школе. Никто не спрашивает, зачем нужна критика кулинарная. Путеводители Мишлен составляются с помощью таких вот критиков. Никто не спрашивает, зачем нужна критика в изобразительном искусстве, в поэзии, в музыке и т.д. Но как только речь заходит об идеологиях, облеченных в форму религий, так сразу весится ярлык «холивар» и попытки усмотреть в критике нотки экстремизма.
Дорогие мои, хорошие, это в корне ошибочный подход. Да, срач ради срача на этом поприще встречается на каждом шагу. Но задумайтесь вот о чём: кулинария и искуствоведение – это уровень чувствования. Ты отпробовал ананасы в шампанском, был расцелован, затем строго по северянину схлопотал по морде и был таков. Наутро кроме горечи во рту и гематомы под глазом никаких последствий. А идеология? Вы же живёте с ней денно и нощно! Это же программы управления вами! А как я не перестаю повторять, нет правильных или неправильных описаний (картин мира). Есть более или менее эффективные сообразно стоящим перед человеком целям. А если целей у человека нет, так его и целями снабдят.
И тогда разве не важно, чтобы кто-то с развитым за годы тренировок идеологическим вкусом раскладывал чужие умопостроения по полочкам, делая их прозрачными и понятными? Вы сможете продегустировать кальвадос, если никогда его до этого не пили и вам никто не расскажет, как это правильно делать? Ответ очевиден. Вы заглотите его привычным залпом, поморщитесь, крякнете «ну ниче так сивуха» и дальше упрыгаете. Но в отличие от кальвадоса идеологическая сивуха печенью не расщепляется и с мочой и пóтом не выводится.
Как вы можете сделать выбор в пользу той или иной идеологии, на основе которой строите жизнь, если лично вам никто не объясняет, что она из себя представляет?
Давайте пофантазируем. Вот есть политические партии. У каждой – идеологическая платформа. Выписана программка разной степени разработанности. В идеале программка должна умещаться на одну страничку:

Наши цели
раз
два
три.

Наши задачи
раз
два
три

Наши методы
раз
два
три

Наши принципы
раз
два
три

И тогда вы берёте по страничке от всех идеологов и смотрите, с кем вам по пути. Дальше попритираетесь и поймёте, демагогия это или корабль реально плывёт в нужном направлении. Ибо «по плодам их узнаете их». Тут всё просто.

Но ведь нет таких программок. Нет и не будет. Наоборот: вам будут пудрить мозг увесистыми томиками, которые предлагается изучать по четыре с половиной года. Вас будут «крыть» цитатами из отцов православной церкви, о которых вы знать не знаете и вроде как и не обязаны знать. Вам будут давать толкования мутных слов и мест через санскритские комментарии каких-то затейливых авторов, от которых за версту несёт задорновщиной.

А вопросы ведь простые: ребята, ради чего вы живёте? ради чего вы предлагаете нам вместе с вами жить? ради чего предлагаете умирать?
И если вы проверите идеологии с помощью пробного камня вот этих предельно простых вопросов, то увидите такую нищету, что… что скорее всего не поверите. Как один не самый глупый дядя на форуме сказал: «ага, два с половиной тысячелетия всех устраивало, тут пришёл Радим и начал разваливать!»
Ну, вообще-то всё далеко не так. То, что нам суют в обёртке той или иной единой идеологии, на поверку оказывается чередой разношерстных мутаций. Это как, пардон, с азиатами. Если корейцев от китайцев, а японцев от корейцев мы ещё отличим, то все китайцы для нас всё равно на одно лицо. То же самое с идеологиями. Это кажимое единство. Нет и никогда не было никакого единого христианства. Почитайте Иоанна Дамаскина «О ста ересях в христианстве». Сотни толков имели хождение уже в первые века по рождеству христову. Сотни! Сколько людей, столько мнений.
Антоний Сурожский, персона весьма высокопоставленная в чинах, пишет в книге «Быть христианином» примерно следующее. Наша задача как верующих – стремиться в жизни стать другом Христу!.. Да ладно?! А смысл стремиться стать другом несуществующему в природе персонажу? А почему никому не приходит в голову стать другом Чингизхану, Муссолини, Сократу? Че за бред-то! И какой за этим великий смысл – стремиться стать другом Христу?!!
Или возьмите тибетский буддизм. Старая школа ньингма – это шаманизм толка бон «под прикрытием». Кагью – это махровая йогачара. Гелуг – это мадхьямика. Так это совершенно разные «буддизмы». Китайский буддизм – это мутировавший даосизм. Японский буддизм – это мутировавший синтоизм. А Будда Щакьямуни – это лишь повод для мутаций. Тогда о каком именно буддизме мы говорим? Который разделяет «четыре благородных»? Так чето эстетика дзен не особо разделяет идею «вся жизнь – страдание». Они пытаются изо всех сил протащиться по жизни с чувственным наполнением. Или махаянский бодхисаттва – он что, конченный сазомазо, если даёт обет вечного возвращения ради страданий? Так тогда вы отрицаете четвёртую истину, которая обещает освобождение от страдания. Ну и так далее.
Или веданта. Вы думаете, что современная веданта – это Щанкара? Да ничуть не бывало. Пять тонких тел – это средневековые заимствования Видьяараньи у набиравших силу щактистов. И призваны они были сделать более внятным совершенно несостоятельные построения отца-основателя. Или вот один ведантист изобрел фиолетовую корову и утверждает, что вся читта человека находится у человека в анусе. Обалдеть! А я-то думаю, откуда это поговорка «попой чую!»
Кришнаиты – отдельная песня. Вы в курсе, что «местом, где не светит ни луна, ни солнце, ни огонь» является та самая мокша, то есть абсолютная необратимая смерть? Нет, не в курсе. Вам расскажут, что это расчудесный мир Голоки, куда отправляются все преданные. А на самом деле в Гите Чёрный просто взял и присвоил сотериологические идеи упанишад относительно мокши. А мокша – что у нас такое? Правильно – психическая уловка, превращающая явление смерти из предельно негативного в предельно позитивное и даже желанное.

И вот мы имеем этот невообразимый винегрет чепухи. Вы где-то видели в сети, чтобы вам наглядно объясняли на пальцах, чем именно занимаются носители этих идеологий? Они все выходцы из тех самых «лесников», товарищей, удалявшихся из общества, отжив положенный век в полноте и силе. А лживые идеологии успешно пытаются заманивать в лес молодых и неопытных. То есть лишают людей жизни. Ничего не давая взамен.
Лао-цзы как-то сказал: чем меньше в обществе будет умников, тем счастливее будет жить народ. Номер чжана по памяти не помню, смотреть лень. Так вот, старик чертовски прав. Невообразимое количество людей месит болото чужой безсмыслицы, прожигая впустую свою жизнь. Впу-сту-ю!
Почему я с такой неохотой выписываю своё воззрение? Да потому что дело не в самом воззрении. Дело в … есть музыка, есть площадка. Встали, взялись за руки и пошли водить хороводы. И вам нафиг не нужна будет идеология. Ваша задача – поймать состояние полноты своебытия. Когда вы чувствуете себя живой, действенной клеточкой этого организма Вселенной. А для этого идеология не нужна. Нужен инициатор. Тот, кто позволит вам испытать принципиально иное состояние. Чтобы было с чем сравнивать. А дальше выбирайте: продолжать пудрить мозг чужими воззрениями или танцевать. Не обязательно хоровод. Можно танго. Можно индивидуальный брэйк в кругу группы поддержки.
Если выписывать линейно всё, что я вижу и знаю, мне жизни не хватит. Есть способ проще: затащить и показать другую жизнь. И это будет действеннее тысячи текстов. Ибо, давайте начистоту – писатель из меня дрянной. Я это делаю только потому, что больше некому. Но тяги к философствованию ради поскрипеть мозгами у меня никогда не было. Это суррогат жизни. Жизнь – это живое общение с теми, кто тебе дорог. Это общие цели, задачи, труды и свершения. Это возрождение идеала людей сильных, самодостаточных, могучих, уверенных в своих силах и чутких к Высшей Воле, управляющей их судьбами, а также к своим близким.
«Романтизм», — скажет скептик. Но что плохого в романтизме? Что плохого в любом том, что делает нашу жизнь наполненной и осмысленной? Если мы танцуем романтичные танцы, то какая в этом проблема? Они в любом случае выглядят красивее, чем заунывные зазывы свести счёты с жизнью и «освободиться».

Это была прелюдия.
Теперь возвращаемся к идеологической критике как роду деятельности. Навскидку три основных момента, которые кратко следует озвучить, чтобы стала понятна проблематика.

1. Любая критика в пределе – это субъективная оценка вида «понравилось» — «не понравилось». С той или иной степенью аргументации. И здесь получается вот что: если мне конкретная идеология не понравилась, я вынужден ее «валить», т.е. высвечивать в негативе. Если «понравилось», то я вынужден ее «выстирывать», т.е. высвечивать в позитиве.
Однако, вещи по факту выглядят несколько иначе. Нет абсолютного добра, как и абсолютного зла. Для меня категоричность мышления – признак неразвитости человека.
А раз так, то заданность жанра не позволяет показывать объективную картину. Допустим, мне жутко нравится буддийская абхидхарма. Это списки различных классификаций. Заведомо более пространные, чем 25 таттв санкхьи. Есть, допустим, у Асанги в «Абхидхарма-самуччае» классификация людей по различным основаниям. Шикарная. Никем не переводившаяся на русский, насколько я знаю. Но если я говорю, что мне с буддистами не по пути, то вроде как должен отрицать всё их наследие. Увы, мой подход иной. Я как пчела, летающая от цветка к цветку и собирающая с них нектар. Даже если сам цветок некрасив, если у него колючки, то мне нет до этого дела. Ценное можно и нужно брать. Так развивались все идеологии. Ибо вы не сможете с нуля родить ничего путнего. Мы обязаны делать перепросмотр опыта своих предшественников. Ну, «мы» — громко сказано. Пока этим занят только ваш покорный слуга. Остальные уже «и так всё знают».
Или, допустим, йога. Шикарные психопрактики, позволяющие работать со внутренним объёмом, брать под уздцы энергоинформационные вихри, хлестающие каждого из нас. А без этого вы самодостаточным никогда не станете. Но ведь идеал кайвальи, идеал апаварги – это та же самая «смерть». И вроде как я должен закрыть на это глаза, если высказываюсь в положительном смысле за йогу. Но ведь я уже в первых текстах указал, откуда вышли йогины: сразу честно написал, что это лесники (ванапрастхи), которые ушатывали себя практиками торможения психических процессов в коре головного мозга. Нам оно надо? Нам оно не надо. Мне хватило моего нирвикальпа-самадхи, из которого вообще-то обычные смертные не возвращаются. И я не позволю никому из своих там оказаться раньше положенного срока.
То есть понятно, да? Если я критикую, меня тут же считают противником. Если я высоко ценю, меня тут же считают адептом. А я всего лишь расставляю акценты, которые не отрицают наличия обратной стороны у медали.
Это первое.

2. Ни одна идеология не существует абстрактно. Она представлена в обществе через некую общность разделяющих её индивидов. Будучи идеологически повязаны, они образуют вторичное полевое образование, именуемое в узких кругах «эгрегор». Задача этого полевого образования – защита своебытия. То есть – привлечение и удержание новых бионосителей идеологии. И естественно, что любой высказывающийся против тут же фонит в эфир. Что происходит? Происходит мощное противодействие.
Думаете, почему критика религий редка, а имеющаяся – беззуба и по большей части эмоциональна? Потому что когда существо с высоким уровнем понимания видит расклады, оно трезво принимает решение не вмешиваться. Ну а те, которые дают эмоциональную подачу без глубокого содержания, их как правило уличают в экстремизме и т.п. Книгу в чёрный список, автору грозят пальчиком. Или в кутузку для острастки.
Однако, понимаете, какой парадокс. Независимо от того, к каким целям ведёт конкретная идеология и насколько невыносимой делает жизнь носителей этой идеологии, она всё же выполняет важную функцию в человеческом обществе (сансаре) – она позволяет структурировать человеческую биомассу.
Вот пример. Есть некий ведантист разлива первой половины двадцатого века. Мощный практик. Изучал я его труды – что-то путнее, но куча чудовищных перекосов. И по идее – нужно брать и показывать абсурдность образа мысли. Однако, я ведь знаю и другое. Он сколачивал по миру общины, в них сводил неблагополучных персонажей из самых маргинальных слоёв (бомжи, наркоманы, пьяницы, жульё) и давал им новый стимул жить. Они открывали фермы, производили молоко, выращивали зерно, жили в труде и самоокупаемости. Он становился для них нравственным идеалом, и независимо от конечных целей, независимо от притянутости своих умозрений, делал людей лучше. Кто я такой, чтобы разваливать кривую идеологию, если мне нравятся её плоды? Правильно, никто. Поэтому бью себя по рукам и не пишу ничего на эту тему.
Ну а Абхая Чаранаравинду Бхактиведанту Свами я вообще считаю своим кумиром. Да, такой вот я парадоксальный. Нет, мне не интересен кришнаизм. К слову, я подарил преданным даршан Кришны то ли на второй, то ли на третьей намахатте. Хотелось их порадовать, ушёл в соответствующие слои и выдернул голограмму в пространство конкретной комнаты. Гуруджи так и сказал: «Знаете, сегодня какой-то волшебный день! Мне чудилось, что вот прямо здесь, вместе с нами, танцевали Чайтанья Махапрабху и его вечные спутники». Я уж промолчал, чтобы не портить людям праздник.
Но суть ведь не в том. Были потерянные, никому не нужные дауншифтеры. И Прабхупада находит их и пристраивает. Каждому выдаёт служение. Да это махровый системщик. Если человек оказывается при делах и занят тем, к чему пригоден, так он уже счастлив, причём единственно доступным для человека образом. Ну а то, что после ухода патриарха всё началось курвиться, так… мы должны понимать, что танцы вечными не бывают. Поэтому так было, так есть и так будет всегда. Рано или поздно заканчивается любой танец. Ну и что теперь? Вообще не начинать танцевать?
Понимаете подоплёку, да? Любая идеология выполняет полезную функцию структурирования людей. Да, есть так называемый «предбанник». Вот там люди как бы при делах, хотя на самом деле в систему не встроены. Они как бы сочувствующие. С этими отдельный разговор, потому что их не структурируют, их канализируют. Но опять же – никто ведь им не мешает из предбанника двинуться дальше. Это снова вопрос личного выбора.
Я к чему веду? Какая бы ущербная ни была идеология, если она позволяет собрать народ в «хоровод», она заслуживает уважения. Мы можем по прошествии лет в хвост и в гриву фашизм разносить. Но в нужное время эта идеология сплотила германскую нацию, дала стимул жить немецкому народу. А на фоне безыдейного прозябания это дорогого стоит.
Вы можете честно оглянуться и посмотреть на себя, на свою жизнь. Есть в ней что-то великое? Есть в ней идеалы и устремления? В ней кроме гнилой корысти ничего нет. Однако можете вы быть полезны другим? Абсолютно точно – да. Это всего лишь смена ключевых жизненных установок больше ничего. Смена их и претворение в жизнь. Это не «прочитал, понял, заел бутербродом и дальше пошел». Это освоил и сделал частью своего мировоззрения, элементом своей глубинной мотивации.

3. Наконец, третий момент. Чтобы кого-то критиковать, этому кому-то приходится уделять внимание. Чтобы критиковать качественно и неопровержимо, нужно уделять чудовищное количество внимания. А теперь вспоминаем сутру: वृत्ति–सारूप्यम् इतरत्र। Получается презанятная вещь: чем больше времени я уделяю критикуемому явлению, тем больше им пропитываюсь. Таков закон работы психики. Я ведь не на пустом месте бросил читать «Будда-чариту», меня реально тошнит от вибрационного диссонанса. А под утро, в час перед брахма-мухуртой у меня точку сборки будто силком стягивают в положение «полной щуньяты». И я вам скажу, это то еще удовольствие. Поэтому чем больше я буду критиковать других, тем меньше во мне останется меня. И тут либо быть готовым к тому, что нахватавшись хаотических информаций из разных источников, я перейду в режим самоотрицания, когда мои идеи будут отрицаться теми «хвостами», которые я притянул в стакан за время критики чужих идей. И вот тогда всё, ничего путнего мы уже воплотить не сумеем. Ну или тоже начнём «пуджарить родных богов под буддийские мантры благополучия и процветания».
Это часть общего правила: независимо от того, с каким знаком ты уделяешь внимание явлению, ты всё равно входишь с ним в режим сообщающихся сосудов. И начинаешь обмениваться, пытаясь усредниться. И в пределе, если не разорвать дистанцию, такое усреднение случится. Вопрос времени. Кому это нужно? Я развязывался с щупальцами буддийского эгрегора долгих три года. Теперь я знаю всё о том, как, кого и за какие причинные места держат «безобидные» идеи. Но было бы глупо, наверное, вернуться и дать себя снова опутать по самое не горюй. Тогда зачем все эти годы перепросмотров и выходов из оконченных танцев?
И, наоборот, получается, что я делаю щедрый подарок, качая своим вниманием тех, кого критикую. Уместен ли такой подарок? На мой взгляд, нет. Я лучше уделю вниманию своим близким, совершенно конкретным людям с совершенно конкретными параметрами своей судьбы, своего текущего состояния. И даже если из этого не выйдет никакого толка, так я буду делиться тем, что скопил, с теми, кто мне на самом деле дорог, а не с идеологической абстракцией.

Надеюсь, этот текст прояснит по меньшей мере два момента. Во-первых, я никого никогда не критикую ради критики. Мне что, заняться больше нечем? Критика – это форма «дегустации» чужого образа мысли. Я провожу эту дегустацию для читателя лишь потому, что имею некоторый теоретический и практический опыт в вопросах работы с информацией в целом и картинами мира в частности. Это вовсе не означает, что я кому-то что-то навязываю. Посмотрели на привычные вещи под другим углом – дальше сами решайте, что вам с этим делать. Можно отмахнуться рукой, можно «сам дурак!», можно переосмыслить свою жизнь и ту платформу, на которой вы её проживаете.
Во-вторых, критика слишком накладна, чтобы заниматься ей постоянно. Я знаю, что развалю любые из известных мне картин мира, но в этом нет никакого смысла. Если вас всё устраивает, то мне совершенно нет дела, под какой идеологией вы живёте. А если не устраивает, нужно работать в режиме сотрудничества, а не пытаться «поймать просветление через мозгодробительные тексты навьяна».
По моим ощущениям, мы плавно подошли к какому-то очередному водоразделу, за которым количество готово перерасти в качество. То есть, вызрел некий квантовый скачок в развитии автора сих строк. В каком виде это вылезет, неизвестно. Сам же я стараюсь не форсировать…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *