Работа с информационными потоками. Часть 2

Начало.

В самом общем виде освоение сводится к совершению мыслительных операций над информационным потоком: анализ, оценка, синтез.
Анализ позволяет выделять в информационном потоке значимые структурные элементы. Это как река и рыба. Если вы рыбак, вас не интересует сам поток воды, вас интересует только встречающаяся с разной степенью частоты рыба. Это образное сравнение должно стать для вас интуитивно понятным. Тогда вы поймёте, что не нужно барахтать лапками этот виртуальный океан глубиной с придорожную канаву. Нужно выслеживать и выуживать рыбу, иногда в нём попадающуюся.
То, что конкретный рыбак считает рыбой, во многом зависит от целей рыбалки и от уровня развития самого рыбака. Допустим, я подписан на рассылку сыроедных рецептов. Мне постоянно приходят рецепты с семечками чиа, орехами макадамии, ягодами годзи, сырыми оливками, авокадо и прочей маракхуйней. Это рыба? Для меня – нет. С таким же успехом мне могли бы высылать рецепты кремлёвской кухни или стола патриарха РПЦ. Это параллельный мир, не имеющий ко мне никакого отношения на данный момент. Следовательно, эта информация не может быть а) мне полезна и б) мною усвоена. Ибо усвоение потребует от меня практических действий, совершить кои я заведомо не в состоянии.
Да, теоретически даже здесь можно переосмыслить глубинные идеи, стоящие за рецептами. Заменить макадамию лично собранным кедровым орехом, ягоды годзи – морошкой, авокадо – картошкой пополам с крыжовником и так далее… Но кому это надо и зачем? Если кому-то надо, он этим займётся. И для него этот информационный поток будет рыбой.
Понятно, да? Ценность любой информации относительна. И ресурс нашего биокомпьютера весьма ограничен, чтобы фаршировать себя всякой чушью, заведомо неприложимой к нашему бытию.

Поэтому можно образно сказать, что анализ – это умение выделять рыбу в потоке, отделять фигуры от фона или котлеты от мух. В первую очередь это относится к несистемной подаче материала любителями. Как правило, они в первую очередь делятся своими чувствами, переживаниями, а не самой информацией. Допустим, девочка выпекла хлебушек по рецепту из недавно купленной книжки и пускает слюни на клавиатуру о том, как тяжело было эту книгу достать, какая у неё глянцевая, приятная наощупь бумага, какие потрясающие фотографии, как она гармонично вписалась в интерьер. И где-то в самом конце может привести (а может и нет) рецепт вперемешку со своими «я заменила пшеничную муку на гороховую» и «вместо кирпичика смогла выпечь только плоскую лепёшку».
Я никого не собираюсь обижать, но если вы не находитесь в танце с этой девочкой (т.е. не заняты социальными поглаживаниями у неё в бложике, соцсетях или на форуме, где она выставилась), то единственным правильным будет найти эту книгу, конкретно этот рецепт и работать с первоисточником. Другое дело, если книгу и рецепт найти не удастся. Тогда девочка заносится в разряд временных эксклюзивщиков, имеющих «доступ к телу», а потому придётся выковыривать рецепт из её потока.
Однако в любом случае обращение к первоисточникам всегда предпочтительнее. Закон энтропии любой системы говорит, что чем больше звеньев при передаче информации, тем больше ошибок в потоке и дальше от изначальной голограммы-денотата уходят сигнификаты, используемые в описании… Именно это понимание, кстати, в своё время вынудило меня взяться за санскрит. Который десять лет оставался для меня страшным и непостижимым. Ну, то есть, я переводил точно так, как переводит большинство: со словарём, слово за словом. И, разумеется, ни о каких аутентичных комментариях не мог и мечтать.
Я называю это «уровень притязаний»: сколько вы готовы отдать за право видеть голограммы первичных смыслов, а не барахтаться в битых ярлыках. А цена, скажу я вам, неподъёмная.

Следующая мыслительная операция – оценка «улова». Название условно, лишь просто чтобы вы понимали в общих чертах, о чём идёт речь.
Оценка основана на простом факте: идеи-голограммы-программы первичны, но они находят множество частных случаев проявления себя в нашем трёхмерном пространстве. Таким образом, чтобы мне поймать идею за хвост, нужно сопоставить некоторое количество однопорядковых «рыбин», попытаться найти у них общее и различное. Это и будет внутренняя структура конкретного идейного блока.
Допустим, после десяти лет выпечки разных рецептов французского хлеба, такого как багеты, батарды, миши, короны, фугассы, табакерки, фендю и прочие булочки вас вдруг осеняет пониманием, что все они пекутся из одного и того же теста. А значит, форма здесь вторична. А значит, важно было в первую очередь разобраться с самим рецептом, понять его, а не пытаться без понимания лепить одну форму за другой, теша своё самолюбите тем, что ты выпек тысячу разных хлебов.
От частностей нужно учиться переходить к общностям. От «как построить дом» к типологии домов. От «макароны с картошкой» к «а зачем мне два углевода в одной тарелке?» Иначе говоря, учиться определять контекст явлений. Допустим, в ложноедином буддизме куча взаимоотрицающих воззрений и если вы не выстроите хотя бы примерную структуру этих воззрений в голове, не научитесь соотносить, какие идеи к какому структурному элементу принадлежат, то очень быстро потонете.
К сожалению, при самостоятельном изучении вы неизбежно будете не видеть за деревьями леса. Вы легко назначите аюрведу наукой вегетарианцев просто потому, что вам так захотелось. Хотя, как я показывал ранее, аюрведа проповедует более чем сбалансированное питание, где животный белок выступает обязательным, системообразующим элементом.
Но здесь я хочу вас сразу расстроить: если вы всерьёз собираетесь постигать знание по книгам или, теперь, через интернет, то угробите свою жизнь от опечатки, семантического шума или недопонимания. То есть, вы заранее должны с этим смириться, если понимаете, что это – ваша судьба. Однако, по факту способных профессионально работать с информацией – единицы. Именно поэтому с них и спрос огромный, на них и нагрузка чудовищная. Ибо именно информация задаёт структуру распределения энергии и материи по системе. И здоровье надличностных систем находятся в прямой зависимости от того, насколько состоятельна информация, передаваемая по системе.
Поделюсь некоторыми наблюдениями. Вот есть тема натуральной жизни. Стирать золой ногами в тазу, мыть голову ржаной мукой, горчицей, посуду чистить содой и т.п. В текущих условиях это не более чем блажь. Тратить часы на вымывание, а потом еще вычесывание катышков теста из волос – непозволительная роскошь. Покупать раз в квартал летящие псу под хвост под весом вашего топчащегося в них тела пластиковые тазы – это нерациональное расходование ресурса. И так далее, и тому подобное.
Или ещё. Ведическая семья. Кто-то вообще в курсе, что это такое? Вы контекст представляете? Уверен, что нет. Ну и, поскольку у меня, к моему стыду, руки до этой темы не дошли (сами видите, сколько всего помимо этого приходится перелопачивать), то я не отследил, как моя последняя жена, тайком слушая взапой всех этих ведунов, пыталась стать «правильной ведической женщиной». В итоге она была кем угодно, только не собой. А ведь сходятся именно собь и собь. В противном случае мы бы сходились совершенно одинаково со всеми подряд. Но этого ведь нет. Мы откликаемся на одних и абсолютно равнодушны к другим… Короче, месяц за месяцом самоотрицая себя, она диссоциировала тот образ, с которым когда-то сходился я, она совершенно потерялась в понимании того, что нужно делать в конкретных жизненных условиях, а чего делать точно не имеет смысла. Это как раз из той серии, когда играет r-n-b, а вы вальс пытаетесь выводить. Неуместность вашего танца неизбежно приведёт к тому, что партнёр покрутит пальцем у виска и пойдёт искать другого, более адекватного.
Поймите одну вещь: именно информация созидает или разрушает вашу жизнь. Не количество хотелок, не размер банковского счёта, а та идеология, на которой вы собрали самого себя. Или разобрали. Поэтому трезво оцените себя: точно ли вы тот программист, который пишет программы для компьютеров, или вы просто пользователь, выбирающий уже готовые программы? Программист обязан учиться работать с информацией. Пользователь просто инсталлирует в себя уже готовые программы посредством межличностной индукции. Это принципиально разные механизмы.

Итак, при помощи оценки однопорядковых частных случаев мы можем вывести общее и частное, а значит, определить контекст изучаемого явления.
Допустим, для аюрведы таким контекстом будет понимание того, что это медицина для избранных, для царских особ. И тогда вам легко будет понять, почему описание терапевтической рвоты предполагает наличие приятной атмосферы, разбросанных по полу шёлковых подушек и множество друзей-приятелей. Почему летом вам рекомендуют гулять с мамзелями обязательно под белым зонтиком, а сношаться – не более трёх раз в сутки. Почему основой вашего питания должна быть именно дичь, а не мясо домашних животных. Наконец, откуда такое чудовищное многообразие и сложность лекарственных зелий и приготовлений, с совершенной очевидностью невыполнимых простым смертным. И отсюда ещё много чего вытекает.
Или, допустим, понимание концепции ведической женщины в рамках контекста чудовищного шовинизма древнеиндийского общества, где женщина была принципиально необучаемой вещью. Поэтому её единственной задачей было – заглядывать в рот господина, ожидая приказаний. Вам нужна такая «ведическая» жена? Едва ли. Времена не те.
То же самое с хлебом. Рано или поздно, вы поймёте, что большинство книжек описывают в том или ином виде промышленную технологию приготовления хлеба, которая в домашних условиях не применима.
То же самое с языком. Рано или поздно вы поймёте, что санскрит изучают для того, чтобы изучать санскрит. В предисловии к своей хрестоматии Кочергина так и пишет: своей трилогией я готовлю грамотных филологов. Но вы лично собираетесь стать грамотным филологом? Чтобы понимать русскую речь, вам нужно высшее филологическое? Ответ очевиден. Следовательно, предлагаемый миром инструментарий не совпадает с теми целями, которые перед вами стоят.
С «Казино» всё несколько иначе. Положительное решение вашего запроса есть. Однако, оно по определению не может быть представлено в свободном доступе. Думаю, не нужно объяснять почему.
Я ради спортивного интереса в апреле этого года завёл счёт на Форексе. Скоро будет семь месяцев торгов. У меня за всё время одна-единственная серьёзная яма. Всё остальное время график выглядит как ровная восходящая прямая. Расчётный уровень доходности – около 70% годовых. Притом, что для трейдера стабильный показатель в 30% годовых — это уже гарантия инвестиционных портфелей.
Сказанное вовсе не значит, что я срубил бабла. Хотя бы потому, что счёт у меня хоть и реальный, но центовый, а деньги там крутятся – на семечки не хватит. Но дело ведь не в деньгах. Мне стало интересно проверить лично расхожие байки о том, что форекс – это лохотрон, что 97% там разоряются, а сливки собирают воротилы. Ну, скажем так, если вы будете пользоваться общедоступным инструментарием, то именно так всё и будет. Но при развитом мышлении, зная, что круглых систем не бывает, вы в пределе сможете понять, как эта карусель устроена и что нужно делать, чтобы зарабатывать.
Опять же, тут вещи взаимоисключающие: если у вас тяга получать, вы по определению не способны трезво мыслить. Поэтому одно отрицает другое. Если же вы трезво мыслите, то вам не особо интересно «получать», вам интересен принцип. А разобравшись, вы легко можете забросить это дело (ибо оно отнимает прилично времени). Мне интересен был сам факт, смогу или нет разобраться. Разобрался. В том числе загодя вижу ограниченность стратегий, оперирующих мизерными счетами. И поэтому заранее смирился с тем, что рано или поздно рынок меня вынесет именно из-за малых размеров финансовой подушки. Но ведь этот рынок и не рассчитан на счета в тысячу рублей. Вы же не ходите посередине скоростного шоссе пешком. Там то же самое. Отрастите себе достойное средство передвижения, и тогда вас никакой рынок никуда не вынесет, вы будете спокойно получать свою копеечку. Причём, если вы себе отрастили капитал, то не трясётесь над ним так, как нищеброды, пытающиеся с сотни баксов за месяц поднять десятки тысяч, не имея ни желания, ни времени, ни способностей разбираться.
Думаю, изложенных примеров достаточно, чтобы вы поняли важность определения контекста для той информации, с которой имеете дело. Я ответственно заявляю, что основной источник энтропии при передачи знаний – непонимание контекста.
— Мам, а почему мы перед запеканием у рыбы хвост обрубаем по самую задницу?
— Ой, доча, я не знаю. Спроси у папы.
— Пап, а почему мы перед запеканием у рыбы хвост обрубаем по самую задницу?
— Слушай, я вообще к кухне не имею отношений. Иди вон у бабули спроси.
— Баб, а баб, а почему мы перед запеканием у рыбы хвост обрубаем по самую задницу?
¬- Ой, я уже и не помню, склероз замучил. Иди вон, внученька, деда растолкай, у него голова посветлее.
— Деда, а деда, а почему мы перед запеканием у рыбы хвост обрубаем по самую задницу?
— Ась? Так эта… Мы когда с бабкой-то поженились, у нас печурка с махоньким окошком была, рыба целиком не влезала. Приходилось укорачивать…

Очень помогает сопоставление схожих явлений. Но для этого у вас уровень подготовки должен быть выше среднего. Допустим, традиции французского хлебопечения можно сравнить с советскими технологическими схемами изготовления пшеничного хлеба. Йогачару можно попробовать сопоставить с феноменологией Гуссерля. Индийскую ванапрастху можно сопоставить с христианским пустынничеством и так далее. Такое межкультурное и ретроспективное сопоставление имеет под собой понимание того, что глобально идеи, блуждающие в матрице, — одни и те же. Они вне времени, вне пространства. А значит, для их более выпуклой прорисовки мы можем попытаться свести воедино различные их воплощения как в культурологическом, так и в историческом разрезе.

Следующая операция – синтез. После анализа информационного потока, оценки однопорядковых явлений мы должны оформить какие-то выводы, зарисовать какие-то схемки, сделать какие-то пометки. Чем больше операций мы сделаем с проанализированными и оцененными фактами, тем лучше будет качество усвоения материала.
Если же мы до синтеза не доберемся, то освоения знания не произойдёт. И тогда хранящиеся на нашем компьютере файлы и папки можно сравнить с деньгами в чужом кошельке. Вроде бы деньги есть, но конкретно ты ими воспользоваться не сможешь.

(4) Зачистка
Если вы сделали грамотные конспекты, то львиная доля сырого материала вам уже больше не нужна. Особенно это касается лубочной мишуры с сайтов. Разумеется, тематические монографии пить есть не просят, пусть лежат. Они уже структурированы сами в себе. И чем чаще вы к ним обращаетесь, тем лучше знаете их структуру и в нужный момент проще будет найти то или иное нужное место.
А вот ветки форумов, письма рассылок, страницы сайтов и так далее глубиной подачи материала радуют редко. Мой личный опыт показывает, что до 80% этого сырого материала уходит в корзину. И здесь дело даже не столько в том, что вы освобождаете место, поскольку оцифрованные монографии весят в разы больше. Дело в количестве единиц, хранящихся в каждой папке. Потому что если их будет слишком много, у вас снова возникнет ощущение той самой Монголии: вроде где-то это у меня было, а где именно, хрен его знает.

Со временем, когда ваше понимание начнёт разрастаться, вы должны будете возвращаться к наработанным материалам и перелопачивать их. И с удивлением обнаружите, что всё то, на что вчера вы равнялись, сегодня выглядит в ваших глазах наивным ребячеством. И, как ни удивительно, но в эту категорию попадут и хвалёные учебники, и общепризнанные труды авторитетов толпы и много много ещё чего. И вот тогда вы можете точно себе сказать: да, этот пласт знаний я освоил. Нажать Shift+Del на папке и мысленно поклониться вдогонку убегающим байтам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *