Абхидхарма-коща — тайна названия

В своём сочинении Абхидхарма-коща Васубандху (далее — ВБ) отдельно останавливается на вопросе названия. Данный отрывок вместе с автокомментарием к нему представляет собой весьма непростой языковой ребус, но результат того стоит.
Предлагаю прочитать кусок вместе. Кроме сӯтры и бхāшьи мы будем также пользоваться вйāкхйей Йащомитры (далее — ЙМ) как единственной из сохранившихся на санскрите. Это будет сугубо языковое чтение, поэтому если у вас нет нужды погружаться в дебри санскрита, этот текст лучше пропустить как очередную контролируемую глупость автора сих строк.
Чтобы было ясно, кого мы читаем, скажу лишь, что Васубандху — двадцать первый патриарх китайского чань-буддизма. Думаю, этого будет достаточно. Ну а если добавлю, что он входит в тройку отцов-основателей йогāчāры, одного из четырёх самых значимых идеологических течений буддизма, то… В общем, вы поняли.
Итак, разобрав первичное и вторичное значение слова «абхидхарма», автор задаётся наводящим вопросом:

– इदं तु शास्त्रं कथम् अभिधर्म–कोशम्?
– Ну а तु сие इदं сочинение शास्त्रं каким боком कथम् абхидхарма-коща अभिधर्म–कोशम्?

Ответ даётся полустрофой:

तस्य अर्थतः अस्मिन् समनुप्रवेशात्,
सः च आश्रयः अस्य, इति अभिधर्म–कोशम्॥
Абхидхарма-коща अभिधर्म–कोशम् –
(1) ввиду полного погружения समनुप्रवेशात् его तस्य в неё अस्मिन्
по содержанию अर्थतः и च (2) потому что इति
она सः его अस्य хранилище आश्रयः॥

ВБ дважды повторяет один и тот же финт, используя скрадывающие смысл указательные местоимения: «его в неё» и «она его». Разумеется, встаёт риторический вопрос: кто кого куда за что?
Попробуем дать некие предварительные замечания на анализе исключительно языковой материи.
Пожалуй, единственная имеющаяся в нашем распоряжении подсказка – это грамматический признак рода. Несложно заметить, что अभिधर्म–कोशम् – среднего рода, тогда как सः – мужского. С учётом контекста – а предыдущий отрывок был посвящён значению термина अभिधर्मः (мужского рода) – мы можем сделать вполне обоснованное сопоставление: सः – это अभिधर्मः। Ну и по остаточному принципу अस्य — это अभिधर्म–कोशस्य। Подобный нехитрый анализ позволяет понять смысл второго из двух доводов: «потому что она (абхидхарма как наука, раздел знания) является его (абхидхарма-кощи, данного сочинения) хранилищем».
Встаёт вопрос: как это так? Как, допустим, труд В.И. Ленина «Марксизм и ревизионизм» может иметь хранилищем идеологию марксизма? Труд хранится в изданиях, а издания – в библиотеках. В самой идеологии марксизма ничего храниться не может. Рудой в своём переводе читает आश्रयः как «основу» [Рудой 1998: 194]. Однако при таком прочтении нет никакой взаимосвязи между आश्रय и कोश, тогда как она обязана сохраняться, поскольку именно последнее и подлежит смысловому раскрытию.
Поэтому более трезвым видится объяснение ЙМ: «अर्थतः» इति अधिकृतम्। Действительно, если допустить, что अर्थतः распространяет своё действие на оба довода, то содержательно сочинение может иметь хранилищем ту или иную идеологию, тот или иной целостный массив знания, коим и является абхидхарма как буддийская наука феноменологии.
Итак, с общим содержанием второго довода, раскрывающего суть названия сочинения мы определились почти без привлечения сторонних пояснений. Выглядит структура так: «потому что по части содержания наука абхидхарма выступает хранилищем (закромами) нашего сочинения». Иначе говоря, автор заявляет о своей причастности к традиции, существовавшей до него.
Первый поясняющий довод мы попробуем восстановить по смыслу, опираясь на уже выясненное содержание второго.
Итак, в голом виде он звучит так: «ввиду полного погружения его в неё по содержанию». Вопрос – уже не столь риторический – заключается в том, кто во что погружается? И если наука абхидхарма является идейным хранилищем, то погружение должно осуществляться в неё, а погружаемое – это сочинение. Получаем: «ввиду полного погружения его (сочинения) в неё (науку абхидхармы) по содержанию».
Теперь попробуем сделать «красивый» перевод, оставив अर्थतः в качестве общей вводной для обоих доводов:

[Сочинение зовётся] «Абхидхарма-коща» потому,
что содержательно оно полностью погружается в неё
[науку абхидхармы] а та, [в свою очередь,]
выступает его хранилищем.

Пусть это будет наш черновой перевод. А теперь мы изучим пояснения самого ВБ. Разобьём на два абзаца, по одному на каждый довод.

सः हि शास्त्र–संज्ञकः अभिधर्मः एतस्मिन् अर्थतः यथा–प्रधानम् अन्तर्भूतः, इति एतत् शास्त्रम् तस्य कोश–स्थानीयं भवति।
Дело в том, что हि эта सः выступающая наименованием науки/сочинения शास्त्र–संज्ञकः абхидхарма अभिधर्मः ввиду предшествования यथा–प्रधानम् оказывается охвачена अन्तर्भूतः в нём एतस्मिन् содержательно अर्थतः, поэтому इति данное एतत् сочинение शास्त्रम् выступает भवति для неё (абхидхармы) तस्य вместо хранилища कोश–स्थानीयम्।

Как видим, ВБ читает первый довод с точностью до наоборот: содержательно охвачена оказывается именно наука абхидхармы, а сочинение выступает вместо хранилища.
На этот счёт ЙМ даёт грамматическое пояснение:

एतस्मिन् अर्थे षष्ठी–तत्पुरुष–समासः– अभिधर्मस्य कोशः अभिधर्म–कोशः इति। В данном значении [мы имеем] сложное слово подвида татпуруша ропа: хранилище (коща) [чего?] абхидхармы – это и есть абхидхарма-коща.

Второй абзац бхāшьи:

अथवा, सः अभिधर्मः एतस्य आश्रय–भूतः शास्त्रस्य, ततः हि एतत् निराकृष्टम्, अतः सः एव अस्य अभिधर्मः कोशः। इति एतत् शास्त्रम् अभिधर्म–कोशम्॥
Или же अथवा, она सः, абхидхарма अभिधर्मः, выступает хранилищем/сокровищницей आश्रय–भूतः данного एतस्य сочинения शास्त्रस्य, поскольку हि из неё ततः оно एतत् извлечено निराकृष्टम्, поэтому अतः уже сама एव эта सः абхидхарма अभिधर्मः является его अस्य сокровищницей कोशः। Вот почему इति данное एतत् сочинение शास्त्रम् [зовётся] абхидхарма-кощей अभिधर्म–कोशम्॥

Второй абзац сюрпризов не предлагает. Здесь отыгрывается вытащенный напрямую из сӯтры смысл.
Чтобы не пытаться показаться оригинальным, я приведу примечание ЙМ к последнему абзацу:

एतस्मिन् अर्थे बहुव्रीहि–समासः। अभिधर्मः कोशः अस्य, इति अभिदर्म–कोशः। В данном значении [мы имеем] сложное слово подвида бахуврӣхи: его сокровищницей (коща) является абхидхарма, поэтому абхидхарма-коща.

Обратим внимание на последнее предложение. «Вот почему…» относится к обоим поясняющим доводам вместе.
Итак, нам предложен изящный стилистический приём прочтения одного и того же сложного слова в двух существенно отличающихся смыслах.
(1) अभिधर्म–कोशं शास्त्रम् – Сочинение (शास्त्रम्), являющееся сокровищницей (॰कोशं) абхидхармы (अभिधर्म॰);
(2) अभिधर्म–कोशं शास्त्रम् – Сочинение (शास्त्रम्), чьей сокровищницей (॰कोशं) является абхидхарма (अभिधर्म॰).
В первом случае мы имеем эгоцентристское прочтение, некую тонкую форму бахвальства, претензию автора на всеохватность темы. Впрочем, нисколько не сомневаемся, что так оно и есть. Тем более, что придать весомость тексту в глазах послушника без риска услышать упрёк в бахвальстве – просто невозможно. Второе прочтение, напротив, демонстрирует скромность автора, заявляющего о своей приверженности цепи ученической преемственности, по которой передавалась наука абхидхармы. Другое дело, что абхидхарма – это динамически развивавшаяся наука в рамках целостного буддийского мироописания. Поэтому отсыл к традиции – это, по большому счёту, отсыл вникуда. Достаточно будет сказать, что не было даже единого мнения насчёт того, проповедовал ли сам Владыка Будда учение абхидхармы. Несогласованность мнений по данному вопросу зафиксирована в сутре, идущей следом за той, которую будем читать мы с вами.
Заметим также, что без пояснений первый смысл из двух представленных напрямую из сeтры не вытаскивается ввиду преднамеренной туманности изложения.

Здесь хотелось было придраться к тому, что слово कोश – мужского рода, поэтому в составе татпуруши она давало бы тоже мужской род: अभिधर्म–कोशः вместо наличного अभिधर्म–कोशम्। Во всяком случае «Древо слов…» (Щабда-калпа-друма) даёт нам только форму कोशः (पुं)। Однако, уже «Красноречие…» (Вачаспатьям) предлагает कोश (पुंन॰), не оставляя шансов для критики. Проверился у Вильсона: «कोश m», однако, «कोष mn». В итоге выяснилось, что в словарях форма чаще фиксируется как कोष. И в таком виде даже «Древо…» ставит основе неженский род.

Итак, признав а) грамматическую допустимость и б) бóльшую весомость мнения самого ВБ насчет своего же словоупотребления, мы получим такой перевод сӯтры:

[Сочинение зовётся] «Абхидхарма-коща» потому,
что содержательно оно полностью охватывает её [науку абхидхармы],
а та, [в свою очередь,] выступает его хранилищем.

Пожалуй, последний момент, на котором хотелось бы заострить внимание — смысловой оттенок слова कोश। Сам ВБ в схолии сначала уточняет его через कोश–स्थानीयं «вместо хранилища», а затем синонимизирует его единожды через आश्रय «хранилище», которое, пожалуй, ещё более омонимично, чем कोश।
ЙМ в данном вопросе явно решил проявить оригинальность мышления и нагрузил текст яркими образами, которые у самого ВБ не подозреваются ни единым словом. Так, к первому смысловому слою ЙМ приводит нам совершенно недвусмысленный пример:

यत्र हि असिः प्रविशति, सः तस्य कोशः। В смысле, куда вкладывается меч, то его коща, ножны.

И точно такое же сопоставление он даёт ко второму смысловому слою:

यतः हि असिः निराकृष्यते, सः तस्य कोशः। В смысле, откуда извлекается меч, то его коща, ножны.

Дважды, безо всяких обиняков, ЙМ читает कोश как «ножны». Причём, этот смысл действительно идёт и для आश्रय, и для कोश–स्थानीय। Более того, у слова शास्त्रम् (сочинение) есть неполная омонимия со словом शस्त्रम् (меч), что дополнительно усиливает «спецэффект». И тогда получается следующий смысл:

[Сочинение зовётся] «Абхидхарма-коща» потому,
что содержательно оно[, словно ножны,] полностью
охватывает этот [меч науки абхидхармы],
[но] и та [наука абхидхармы, в свою очередь,]
выступает ножнами для [меча] этого [сочинения].

Попробуем передать предложенную образность своими словами. ВБ оголяет остроотточенный меч своего сочинения, хранившийся в ножнах науки абхидхармы от патриархов, чтобы посечь всех инакомыслящих, положив конец доктринальным спорам внутри буддийской общины и дать достойный отпор внешним идейным противникам. И, менее одиозно, менее эгоцентрично он предлагает в форме своего труда надёжные ножны для хранения опасного в неумелых руках меча абхидхармы.

Даже если не всё осталось понятно, смею надеяться, образность мышления авторов текста вас порадовала.

2 комментария

  1. Наташа

    सौन्दर्यम् किंचित् इव दुर्बोधः च

    Ответить

    1. यथा «सौन्दर्यम्» इति नपुंसक–लिङ्गः, तथा «दुर्बोधम्» अपि स्यात्।

      समीचीनम्।

      Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *