О ценностях

Этот текст рождается в муках. Предыдущую версию я забраковал полностью и начал писать заново, немного под другим углом, немного с другими акцентами.
Ценности есть у всех. Это внеположный нашей воле факт. Связан он с тем, что каждый из нас, будучи потоком внимания, прикладывает себя к тем или иным явлениям-феноменам в большей степени, нежели ко всем прочим. Такая избирательность и формирует в сознании ценности.
Ценности обусловлены объективными потребностями. И, по большому счёту, являются таковыми независимо от того, подтверждаем мы осознанно статус «ценность» в отношении какого-то явления или нет. На стадии новорожденного младенца для сознания основной ценностью является молоко матери. Благодаря нему взращивается тот «персонаж», посредством которого и планируется в более зрелом возрасте огребать с двух рук чувственный опыт.
Самим фактом воплощения в качестве органического существа сознание оказывается поймано в ловушку внешней ориентированности. Пища, питьё, кров, средства к существованию – всё это внешние, преходящие ценности. Однако, взрастив привычку к экстраверсии, внимание уже не может найти никаких других областей для приложения самого себя. И таким образом к зрелым годам мы оказываемся существами, для которых ценным является нечто, лежащее «вовне» относительно тела как точки отсчёта.
Именно такое состояние сознание и называется материализмом.
За счёт чего же сознанию иногда открываются новые горизонты? Бывает по-разному. Но основная предпосылка – чуткость, проницательность. Сознание начинает задумываться: а зачем всё это? а что меня ждёт? а в чём моё счастье? а где моё благо? и т.д. Глобально это поиск смысла жизни. У более возвышенных сознаний – это поиск способа правильной смерти. Но об этом в другой раз.
Был у меня один приятель, очень одарённый от природы, интеллектуал каких ещё поискать. На рассуждения о смысле жизни он говорил так: «Я не хочу об этом думать. Если начать искать, то может оказаться, что в жизни и нет никакого смысла. Мне проще жить и думать, что он есть, просто я его не вижу». Вникните в эту логику помрачённого мышления. Она в чём-то отражает общечеловеческий подход к проблеме своей экзистенции.
Однако, не у всех так. Кто-то собирается с духом и выходит на тропу войны со страданиями, старостью, болезнями и смертью. Точнее, это не война, разумеется. Речь идёт об отваге взглянуть в глаза этим неотступным врагам каждого человеческого существа. Взглянуть, впериться, всверлиться и… прорваться, проникнуть за ту пелену неведанья, которой от нас сокрыта Истина.
Это не аллегории. Если учесть, что жизнь – это путешествие сознания (а не тела), то вышеперечисленные события – более реальны, чем повседневный опыт обывателя.
Страдания, болезни, старость, смерть – вот те союзники, помогающие сознанию обратиться вспять. Переключившись из экстравертивного в интравертивный тип, сознание обретает новую область – область духовной жизни, жизни, сокрытой от глаз посторонних. Жизни неизмеримо более богатой, чем внешняя, даже при совершенной монотонности (вплоть до набивающей оскомину скуки) обыденных дел.
Когда эта внутренняя жизнь заявляет о своих правах, внешней объективно приходит конец. И внешние ценности сами собой утрачивают свой аксиологический статус.
Однако, надо понимать, что акт обращения сознания, поворот Колеса Закона случается не так часто. Обусловлено это главным образом тем, что Игра предназначена в первую очередь для того, чтобы в неё Играли. А потому те, кто наигрался, загружаются сюда редко. И с какими-то внеположными Игре целями и задачами.
Но что же про остальных? Ведь если в потоке сознания совсем исчезнут точки телепортации из Игры, то … это нарушение предвечного договора. Матрица не может этого допустить. Именно поэтому существуют особые материальные ценности, которые мы можем назвать «святынями». Святыни – это материальные ценности, которые служат материалистам напоминанием о том, что этим видимым миром жизнь не ограничивается. Именно за счёт поддерживающихся вовне святынь у индивидуальных сознаний сохраняется возможность обратиться, оперевшись на любую из них как на напоминалочку. Т.е. святыни призваны в определённый момент при особом стечении обстоятельств работать триггером, запускающим механизм обращения потока сознания вспять, к Истоку.
Итак, небольшие итоги. Ценности есть у всех. По умолчанию у нас ценности носят материальный характер. У обращённых ценности носят духовный характер и сокрыты от глаз посторонних. Чтобы сохранять заматеревшим сознаниям возможность обратиться, в Матрице присутствуют святыни – материальные ценности, служащие пусковыми механизмами для обращения потока сознания вспять.

Линь-цзы сказал: «Встретил Будду – убей его!».
Интеллектуалы уже давненько муслявят эту фразу, вставляя её невпопад там и сям. Но понимаем ли мы, о чём это и для кого это? Я напомню сам контекст: изречения Линь-цзы – это сказанное для идущих по Пути просветления. Т.е. для тех, кто уже живёт жизнью внутренней и обезценил жизнь внешнюю. Для таких практиков иметь внешние точки фиксации внимания – непозволительная роскошь. Ибо это смещает точку сборки и лишает той самой внутренней жизни. Именно поэтому «внешней практикой занимаются только упрямые дураки». Для практикующего буддиста внешнее – это всего лишь аффективный (токсичный) приток пяти совокупностей (скандх), имеющих мгновенную природу. Это как мерцания пикселов на экране монитора. Если мы переходим на уровень пикселов, то нам совершенно не важно, каким цветом они мигают в каждый конкретный момент – всё одинаковое. При этом одинаковым оказывается и хорошее, и плохое, и дхарма, и адхарма. Именно при условии такого понимания «карма у йогина нечёрнонебелая, у остальных – трёх типов» (ЙА 4:07). Но о карме мы, возможно, ещё поговорим когда-нибудь отдельно.
Однако, вернёмся к идее уничтожения внешних святынь. Если этой практикой будет заниматься материальное сознание (которое и сознанием-то себя не осознаёт, считая куском плоти), то оно просто лишит себя тех последних «зацепок», которые были созданы Матрицей специально для возможности обращения, выхода наигравшихся из Игры. Получается следующее: если я не знаю контекста сказанного и не имею личных наставлений, то вместо духовной практики рискую практиковать не просто ересь, а бесовство крайней степени, получив результат прямо противоположный обещанному.
Я хочу, чтобы вы все понимали простую вещь. Для материалиста, живущего активной социальной жизнью, предельно важно иметь святыни. Не просто иметь их, как имеют машину, квартиру, жену, мужа. Освящать их, заботиться о них, почитать их. Неспособность поддерживать статус святости у внешних святынь приводит к тому, что святыня очень быстро опошляется, теряет ценность и способность выступать тем самым спусковым крючком. Не сама по себе, нет. Исключительно в отдельно взятом воспринимающем сознании. Ибо, как сказано, красота – в глазах смотрящего. Это моё право наделить что-то статусом святости, относиться к этому с подобающим пиитетом, заботой, почтением и – внимание! – в моём субъективном мире это и будет святыней. И совершенно не важно, чем это является для кого-то ещё. Ибо внутренний мир у каждого свой.
Именно поэтому, допустим, в тибетском буддизме одна из подготовительных практик – гуру-йога. Умение правильно относиться к наставнику, способность сделать его внешней святыней (во вред последнему, разумеется) и, наконец, обращение вспять, воспользовавшись волшебным пенделем, полученным от святыни.
Чтобы два раза не писать об одном и том же, здесь же отпишусь об одном набившем оскомину феномене: отношение к духовному другу. Начну с того, что происходящее в моей жизни есть результат исключительно моей прежней кармы, самозабвенных деяний по ниспровержению духовных авторитетов. Поэтому я никого ни в чём не виню. Однако, умные ведь учатся на чужих ошибках. Не нужно всем повторять мои грехи. Понимаете, какая штука. Мы все находимся под чудовищно плотной пеленой авидьи. Но поскольку иных состояний нам не знакомо, то именно эта длящаяся чувственная интоксикация и является для нас нормой. Мы как безумные слоны во время гона. Глаза налиты кровью, из ушей выделяется жидкий пахучий гормон, а мы несёмся по жизни, не разбирая, что хорошо, что плохо. В таком состоянии и посоветовать-то что-то сложно. Самое простое – уйти с дороги. Именно поэтому все мало-мальски знающие выбирают путь отшельников. Если вам непосчастливится увидеть, как обстоят дела на самом деле, вы поймёте, что открыто тут проповедовать нечего и некому.
Так вот, вы никогда не найдёте такого духовного друга, который бы соответствовал вашим представлениям о том, каким он должен быть. Как правило, настоящий духовный друг – это тот, кто прямо противоположен вашим ожиданиям. Который безжалостен к вашей личности, топчет её, посмеиваясь, а от ваших стенаний получает видимое наслаждение. Это – первейший признак, что вы нашли-таки своего гуру. Если гуру вас не растоптал, это не гуру. Точнее, не ваш гуру. Ибо других он может и топчет, а с вами просто кармическая связь либо иного плана, либо ненамолена, либо как-то ещё.
Однако, мы привыкли к другому подходу, не правда ли? Заплатить пять тысяч, провести три дня в кругу приятных людей, почесать языками друг с другом, пообщаться на квази-возвышенные темы… И тихо-мирно вернуться в своё любимое болотце сансары. Нужна определённая зрелость, чтобы понять, что это – типичная форма духовного материализма и что толку от неё – ноль. Если у меня есть Самство, то основа практики – его истаскивание, изнашивание. И именно этим занят в отношении вас настоящий Мастер. Если у меня нет Самства, то почему я всё ещё не просветлённый? Подумайте хорошенько над этим. А потом возьмите за правило: почтительно относиться к тем, кто заявляет о принадлежности Пути Знания. Даже если он шарлатан, такой же как автор этих строк, вы не можете знать об этом наверняка. Поэтому лучше перестраховаться и не лезть на рожон. Поверьте, закусы с духовными подвижниками – это самое болезненное и безпощадное, что может с вами случиться в жизни. И расплачиваться за непочтительность, за неучтивость, за пренебрежение придётся долго и упорно. Это я вам заявляю ответственно с высот (точнее, глубин) личного опыта.

Мораль. Не спешите убивать Будду, если ещё не вошли в поток, не обратились вспять. Вместо этого проведите лучше инвентаризацию своего острова тоналя и проверьте, а есть ли на нём святыни, не покрылись ли они толстым слоем паутины от небрежения, не лишили ли вы себя последних «зацепок» к обращению ради Жизни Вечной…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *