Одинокий гусь (БАУ 4.3:11)

स्वप्नेन शारीरम् अभिप्रहत्य, आसुप्तः सुप्तान् अभिचाकशीति।
शुक्रम् आदाय, पुनर् ऐति स्थानं हिरण्मयः पुरुषः एकहंसः॥
Одолев сном тело, золотистый Пуруша, одинокий гусь,
неспящий, пристально всматривается в спящих.
Ухватив суть, он возвращается обратно на место.

На расстоянии вытянутой руки от нас – ключ к отгадке тайны жизни и смерти. Каждую ночью мы безо всякого страха добровольно умираем. И каждое утро без очевидной причины возрождаемся. Кто всерьёз осмыслял феномен сна? А ведь это – репетиция смерти, её микроцикл. Естественно, мудрецам, посвятившим осмыслению феноменов бытия всю свою жизнь, они вскрывают свои тайны. Если мы умираем ночью, но утром очухиваемся в этом же теле, то нет никаких оснований считать невозможным ситуацию, когда однажды я очнусь в новом теле. Это просто возрождение макро-уровня. И если кто практиковал рекомендованную мной практику отслеживания лярв в сумеречном состоянии, тот должен был заметить, что сами собой запускаются программы, которые были активны накануне. Точно так же в нас самопроизвольно активируются программы, которыми сознание пользовалось в предыдущем теле. Представьте себе ситуацию: у вас «Лада Веста», механика. Вы научились на ней навыкам управления, выработали те или иные рефлексы на нестандартные дорожные ситуации. Затем вы меняете автомобиль на Peugeot 308 автомат. Вы не учитесь заново. Вы переучиваете лишь отдельные элементы общего навыка. Т.е. вносите изменения в программу в части смены «ручки» на АКПП, габаритов, степени отзывчивости нового железного коня и т.д…
Почему у разных детей в одной и той же семье такие разные характеры? Потому что они наработали разные навыки в ходе управления своим предыдущим транспортным средством. Один ездил за рулём «Весты», другой за штурвалом самолёта.
Это, конечно, не всё. Многое мы успеваем таки перенять со своего окружения в режиме безсознательной индукции. Но опять же: почему-то двое из трёх детей становятся копией отца и матери, а третий как назло заявляет: «Я отказываюсь жить, как живёте вы!» и отменяет родовые программы в той части, в которой они ему поперёк горла.
Это не какие-то абстракции. Я эти вещи на своей шкуре испытываю постоянно. В силу повышенной чувствительности и чуть увеличенного по сравнению с общечеловеческой нормой объёма свободной саттвы программы наскакивают на меня как пчёлы на мёд. Я стягиваю всё и со всех. Две недели ухаживал за престарелым дедушкой, которого выписали после инфаркта из реанимации. Вернулся домой – тело рассыпается: ноги подкашиваются, руки дрожат и кружку с трудом держат, суставы все хрустят и неестественно деформируются и, самое главное – жить не хочется. Как будто это я одной ногой в могиле. Чтобы иметь возможность что-то ещё важное успеть для вас написать, приходится каждый раз после такой осады делать невозможное и перепрограммировать себя на уровне причинного кода. То же самое с изживанием внутри себя всех бесноватостей близкого человека, с которым вместе выпало жить и так далее. В общем, это то ещё веселье.
Итак, сны могли бы многому нас научить. Допустим, осознанию тотального одиночества как нашей неизбежной участи. Вчера сходил в лес за семенами борщевика (в засолку капусты да в ржаной хлеб вместо покупного тмина). По пути, где начинается частный сектор, есть одно подворье. И там за оградкой пасётся гусь. Белый такой, с красными лапками и красным же клювом. Стоит, замерев, как статуя. Раньше, года два назад, их там было трое или четверо. И всегда было шумно: га-га-га, ссоры, драки. Но, видимо, остальных хозяева продали или к столу подали. И вот он стоит, а осмыслить не может. Как же так? Раньше было с кем забавляться. А сейчас сплошная скука. Но жить ведь как-то надо, раз живётся, раз за тобой ещё не пришли. И он, как истинный созерцатель, стоит в позе изваяния и, не моргая, смотрит в одну точку. Каждый из нас – такой вот одинокий гусь. Мы пытаемся сродниться с кем-то, но даже если между нашими транспортными средствами расстояние минус пятнадцать сантиметров, это не значит, что мы можем стать близки друг к другу. Есть лишь один способ сблизиться по-настоящему – через общее третье, через Источник, когда-то нас породивший в качестве индивидуальных сознаний. Но где они, те, что всерьёз интересуются этим Источником?..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *