Быть добрым — опасно для жизни

Несколько раз в личных беседах мы выходили на одну любопытную тему, о которой я хотел бы отписать пару абзацев. Если благодаря этой паре абзацев у кого-то появится импульс самостоятельно поглубже погрузиться в материал, а потом, глядишь, и со мной поделиться, я буду несказанно рад. Тема называется «катары».
Согласно традиционному определению, катары – это христианская ересь, возникшая в Европе в 11 веке. Пик популярности приходится на 12-13 вв. н.э.
Впервые упоминание о катарах я встретил в довольно-таки лубочной книге «Код Марии-Магдалины». Да, я читаю такую литературу и в изрядном количестве. Помните, что было сказано в фильме «Люди в чёрном»? — «Всю правду можно узнать из жёлтой прессы».
В общем, в книге рассказывалось о запредельном уровне святости катаров. И если я сумел снять эту информацию через третьи руки, от простого собирателя фактов (информатора), да ещё и после перевода с языка на язык, то за этим явно стоит Сила. Но времени всё как-то не было.
Потом мы в разговоре с Андреем вышли на тему богумилов. Я решил покопать немного всё это вместе и выяснил крайне любопытные факты уже на уровне обзоров из Википедии.
Катары исповедовали мутировавший гностицизм в форме ярого дуализма. Весь мир – это дуализм Добра и Зла. При этом материальный мир – это Зло. Т.е. чтобы было понятно, типичный дуализм сāн̇кхьяиков «Пуруша — Пракр̊ти» нашёл эмоционально-оценочное подкрепление, служившее искусным средством фиксации и удержания тяжёлой и даже неподъёмной для мирского человека Картины Мира.
Катары – это стороннее название, нужно их было как-то особо в ересях описывать. В жизни их называли гениально: «добрыми людьми» или «добрыми христианами». Вы просто вдумайтесь: что нужно сделать, чтобы о вас молва шла как о «добрых людях»? И это при крайне уединённом образе жизни, когда они не занимались никакими публичными проповедями, воззваниями, просто тихо мирно жили.
В упомянутой книге рассказывается, что катары уходили подальше от крупных городов, в горные поселения. Жили семьями или малыми общинами. Через непродолжительное время всё поселение оказывалось проиндуцированным, к ним ходили за советами, на них хотели ровняться, начинали разделять их заповеди и мировоззрение. Ещё раз: это были простые, но добрые люди. Никаких философских заумей, только личный пример святости и способность удерживать точку сборки в нужном положении, собирая мир соответственно своей КМ. Тольтекам такое могущество в радужных снах не снилось.
Наверное, ещё больше удивления будет у нас, когда мы узнаем, что первый крестовый поход был объявлен именно против катаров. И вообще, до реформации Мартина Лютера катары были единственные серьёзные соперники совершенно заматеревшей, утратившей всякую духовность Римско-католической церкви.
В общем, в ходе этих походов катаров просто вырезали, в том числе в труднодоступных селениях. Встаёт вопрос: почему так? Почему даже сегодня в сети можно найти липкие тошнотворные тексты, поливающие грязью «добрых людей»? Это защитный механизм. Если Премудрость, сокровенное знание станет популярным, то это место изменит свой характер. И тогда сюда уже невозможно будет приходить и полноценно просматривать отплясываемые гунами концерты, впадая в помрачение и отождествляясь с происходящим. Это как в кино: мы ведь знаем, что на экране всего лишь фильм. И в большей степени можем дозировать глубину сопереживания происходящему. Наша Жизнь отличается от кино именно ощущением реалистичности происходящего, такой реалистичности, от которой сложно, а для большинства и вовсе невозможно, отмахнуться. А если каждого с детства натаскивать в правильном воззрении на происходящее, то… кина не будет, представление придётся отменять по причине отсутствия зрителей. Впрочем, о представлениях и зрителях мы ещё поговорим отдельно в рамках чтения сāн̇кхья-кāрик.
Что же до «добрых людей», то здесь неплохо понимать простую вещь: свою приверженность идеалам нужно доказывать не словами, но делами. На определённом уровне отречение от собственного тела важно продемонстрировать вовне как пример доступной Душе святости. И то, что для нас кажется дикостью, по ту сторону ширмы под названием «иллюзия» всё выглядит иначе. Если мир — Зло, то злодеи, которые помогают уйти из этого мира, по факту совершают добро. Помните, как Мефистофель у Гёте: «Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо».
Но всё это не отменяет вынесенный в заголовок тезис: быть добрым – опасно для жизни. Впрочем, жить тоже опасно: рано или поздно это заканчивается одним и тем же — летальным исходом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *