Практика обратного перевода: как это бывает

Я без тебя умру,
Просто закрою глаза.
И только мне одному
Достанутся небеса.
Взял бы тебя с собой
В этот далекий путь,
Только вот ангел седой
Может не потянуть.

Дельфин. Тебя

Цель: перевести отрывок на санскрит.
С чего начать?

I. Я предлагаю начинать с синтаксического анализа подлежащего переводу куска. Наша задача – раздробить его на относительно самостоятельные фрагменты и попробовать передать содержащиеся в них идеи при помощи языковых средств выражения санскрита.
Будем выделять либо клауземы (главные и придаточные предложения), либо обороты. Пометим их цифрами и брэкетами. Если бы виртуал позволял, проще было бы сделать синтаксический разбор предложений, поподчеркивав, как в средней школе. Но нам придется городки городить.

[(1) Я без тебя умру],
[(2) Просто закрою глаза].
[(3) И только мне одному
Достанутся небеса].

[(4) Взял бы тебя с собой
В этот далекий путь],
[(5) Только вот ангел седой
Может не потянуть].

II. Дальше для каждого фрагмента подбираем подходящую форму выражения, лексические единицы языка перевода и пробуем строить.

(1) Я без тебя умру…
Куча вариантов перевода.
त्वा विना मृतः भविष्यामि
त्वद–रहितः मरिष्यामि
Самое изящное, кмк, через настоящее время:
त्वद्–हीनः विनाष्टः अस्मि ‘лишённый тебя я пропал’.
Напомню, мы переводим не букву, а идеи.

(2) Просто закрою глаза.
Буквально:
चक्षुषी (дв.ч. вин.п.) मीलिष्यामि
Через деепричастный оборот:
अक्षिणी मीलित्वा
Через причастный оборот:
निमीलित–अक्षः एव <सन्>
Оттеночные слова типа «просто» на первых этапах можно опускать, упрощая передаваемую идею.

(3) И только мне одному достанутся небеса.
В данном контексте употребимы существительное स्वर्ग и глагольные корни 5√अश् (не путать с 9м классом), प्र–5√आप्, लाभ्.
अहम् एव एकः स्वर्गं अश्येय (оптатив, мед. залог, 1 л., ед.ч.)
स्वर्गः च मया एव केवलं प्राप्तः भवेत्
मया एव च स्वर्गः लाभ्यः (причастие долженствования)

(4) Взял бы тебя с собой в этот далекий путь…
Здесь (вместе со следующим фрагментом) модальность условного залога (кондиционалиса). Я им не владею. Строить замки из песка – неправильно. При обратном переводе правильнее оперировать тем инструментарием языка, которым владеешь при прямом переводе. И лишь освоив что-то новое при прямом переводе, ощутив запах этого чего-то и типичные ситуации словоупотребления, можно применять это на «активной стороне безконечности».. Поэтому будем строить в рамках доступного.
Отмечу, что «взять с собой» в отношении человека – это фразеологизм. Мы не берём его в том же смысле, в котором берём сменную пару носков. Поэтому какой смысл мы должны передать? Варианты: «пригласил бы тебя в попутчики», «разрешил бы тебе идти вместе со мной» (сложно по лексике, использовать нужно अनुज्ञा ‘давать согласие’) либо «ты мог бы пойти со мной»… you name it!
далёкий – चिरम् (долгий)
путь – मार्गम्
Варианты:
मया सह एतस्मिन् चिर–मार्गे गन्तुं शक्नुयाः
ты могла бы идти со вместе мной по этому долгому пути

Используя деепричастный оборот:
मद्–सहायः भूत्वा एतेन चिर–मार्गेण गच्छेः
будучи моим попутчиком, ты могла бы идти этим долгим путём

(5) Только вот ангел седой может не потянуть.
Здесь «только вот» — это осложнённое «но»: तु, अपितु, परंतु.
Для слова «седой» буквальное значение очень в санскрите не встретить. Разве что самому городки городить, используя синтетическую функцию санскрита, а-ля धवली–भूतः. Можно остановиться на «седовласый»: श्वेतकेशः.
«Ангел» — кросскультурная непереводимость. В контексте имеется в виду «ангел-хранитель». Эпитет «седой» взят с целью образно передать его дряхлость (сложный стих содержательно, высокая материя, можно было выбрать что-то попроще). Проблема в том, что в картине мира индуса нет ни ангела-хранителя, ни тем более его способности утрачивать силу с годами. Вместо этого там есть единый Господь, который всемогущ, всеведущ, вездесущ. А, и еще неописуем через позитивные предикаты типа «седой». Вот и попробуй, понимая всё это, изложить идею так, чтобы её понял носитель языка!
В одном из контекстов М. Гасунс предложил переводить «ангел» через अङ्गिराः, т.е. по сути – транскрибировать. Но в нашем случае мы упустим самое главное – сомнение говорящего относительно могучести высшей силы, управляющей нами.
И тут мне приходит на ум строка из Гиты: «Господь, Аржуна, пребывает в сердце всех тварей, заставляя их плясать подобно марионеткам». Господь – ईश्वरः. Уже что-то. Теперь нужно поэтически образно передать идею его ослабленности (ага, немыслимо для правоверного). Тут нам придётся уповать на чудо, ибо у меня поэтического мышления нет от слова «совсем». Варианты: अतिवृद्ध–ईश्वरः ‘Очень старый Господь’, जीर्ण–ईश्वरः ‘дряхлый Господь’, или в лоб: शक्ति–रहितः / विनाष्ट–शक्तिः ईश्वरः ‘Утративший силы Господь’. Плюс! Идею ангела-хранителя, мыслящегося персональным, мы передадим через местоимение «мой»: मम, मदीयः.

«Может не потянуть» нужно менять. Тут опять переносное значение слова «тянуть». Если переводить в лоб, это будет 1√कृष् с совершенно другим смысловым полем. По смыслу подразумевается ‘может не справиться’, т.е. ‘может не преуспеть’. Плясать, видимо, нужно от 1√साध‍्. Если же имеется в виду, что «ангел седой» должен нести двух пассажиров (что более вероятно), тогда я предлагаю отстраиваться от उद्–√वह्.
परंतु न मम विगत–शक्तिः ईश्वरः उद्वहेत्.
Чуть-чуть в сторону получилось:
однако мой утративший силу Господь может не поднять

Прошу меня простить, что текст оказался слишком заковыристый. В учебных целях правильнее было взять что-то простое.
Тем не менее, думаю, мне удалось показать, что перевод – это не подбор лексических тождеств из языка перевода слово-в-слово. Это помимо прочего (а может и в первую очередь) работа с языком оригинала, когда мы дробим текст на фрагменты, с которыми нам удобно будет работать, затем проникаем в передаваемую идею (метасообщение) и, наконец, держа эту идею в голове, начинаем строить простейшие фразы с подбором лексем-кандидатов на ту или иную роль.
Самые сложные места вызывают те явления, которые отсутствуют в картине мира носителей языка перевода. Я напомню, что язык обладает максимальной действенностью только в сфере общего опыта. В любом ином случае он может стать причиной серьёзных недопониманий.
В конце концов, переводческая деятельность – это творчество, это форма самовыражения. Как я писал ранее, это в любом случае подмена понятия. Поэтому не переживайте, что потеряли передаваемую идею. На первых порах старайтесь грамотно, по шаблонам, отстраивать синтаксис. Это само по себе будет хорошей практикой. А навык перевода через пень-колоду придёт, когда вы получите достаточных размеров активный (!) словарный запас, т.е. когда вы не просто узнаёте его в тексте, но еще оно само может всплыть у вас применительно к тому или иному понятию, идее. А это приходит со временем.

III. Вместо заключения – итоговый перевод в прозе.

त्वद्–विहीनः मृतः अस्मि। अक्षिणी मीलित्वा, मया एव स्वर्गः प्राप्तः भवेत्। मद्–सहायः भूत्वा, एतेन चिर–मार्गेण व्रजेः। परंतु न मम विगत–शक्तिः ईश्वरः <आवाम्> उद्वहेत्।

В принципе, имея прозу, можно попробовать и нарифмовать. Но не будучи знатоком санскритского стихосложения, я не рискну. Т.е. наши рифмы с высокой долей вероятности не попадут в «ихние» размеры, а потому будут выглядеть смешно. Хотя, напомню, никогда не поздно посмеяться над «деревяшками и кожей» (см. басню «Шакал и боевой барабан»).
Выражаю надежду, что не зря давил клавиши, и кому-то чем-то этот текст поможет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *