Пространство мифа

16.09.2018

(Каждую свою следующую заметку о мифе я теперь начинаю фразой. «Это моя n-ная попытка написать о мифе. И я не могу знать, станет ли она доступна третьим лицам». Все предыдущие тексты категорически отказываются публиковаться. И не мне решать, что с этим делать. Матрица – это единая саморегулируемая информационная система. Она точно знает, когда что где и в какой форме должно появиться. Я же всё что могу – это попытаться прочувствовать и угадать эту потребность. Вместе с тем, я не могу игнорировать висящие в объеме сознания пакеты. Их тоже приходится как-то «оприходовать».)

Это моя пятая попытка написать о мифе. И я не могу знать, станет ли она доступна третьим лицам. Но во всяком случае у меня в моменте максимально ясное сознание плюс благорасполагающие звёзды…
Миф. Когда человек слышит это слово, то в сознании обычно всплывают имена и размытые образы богов Древней Греции: Зевса, Афина, Афродита, Посейдон, Гермес, Аполлон, Дионис. Кто-то успеет смешать их с богами римскими, такими как Юпитер, Нептун, Плутон, Юнона, Веста, Марс, Меркурий. И суммарно в психике это отражается как что-то далёкое, скорее всего измышленное, к нам не имеющее никакого отношения. Ну, так ведь? Так…
Когда в вузах проходят курс философии, даже там студенту успевают подбросить идею о том, что, дескать, есть особый тип сознания – мифологическое сознание. Так вот, продолжают «философы», этот тип мышления – рудиментарный и дремучий, присущий неразвитому варварскому обществу.
Есть, конечно, попытки обновить миф. Роберт Асприн в своё время написал читаемый взахлёб «Ещё один великолепный Миф». Новые герои, новые имена, но всё тот же флёр волшебства, ненастоящности.
Я не воспринимал мифы всерьёз. Мифы в вышеперечисленном значении. Но шли годы, мои изыскания в теории кармы дали свои плоды. И выдвинутый мной тезис «карма = программа» однажды лопнул пузырём понимания. Если программы, формирующие уровень информации (в триединстве Материя-Энергия-Информация) – это то, что первично в нашем иллюзорном мире, то они должны иметь первичную ценность. Они должны иметь формы архивирования и способы инсталлирования на новые биокомпьютеры. Сквозь призму такого предположения я начал озираться вокруг в информационном пространстве. Ну хорошо, сейчас есть средства массовой информации. И через них инсталлировать что угодно кому угодно не представляет особого труда. Но ведь в традиционном обществе не было никаких СМИ. Тогда что же?
Слухи? Но слухи – это игра в глухие телефончики. Там энтропия чудовищная. А управляющей программе важно иметь неповрежденный код, т.е. встать на жёсткий диск как положено.
Предания? Угу, вот именно – предания. Очень горячо. Любое предание содержит некий событийный ряд. Событийный ряд – это всегда отыгрыш сценария. А сценарий – это и есть карма. Почему человеку Знания легко предсказать, что будет дальше? Потому что он уже знаком со сценарием, который запустился. Вы удивитесь, но сценариев в Матрице предельно мало. Всё мнимое многообразие – это лишь фантики. Когда вы видите в фантиках конфеты, то понимаете, что собственно сортов конфет – раз два и обчёлся. Что ещё более важно, до перезагрузки Матрицы сценарии меняться не будут. Они могут от эпохи к эпохе, от социума к социуму менять свои обёртки, но их суть – одна и та же.
Безусловно, предания – тоже не самый надёжный источник. Именно поэтому в обществе во все времена присутствуют провидцы, которые общаются с информационным полем напрямую, поэтому – каждый в своё время – занимаются отладкой сценариев, их очищением, кристаллизацией, прояснением.
Знание защищает самоё себя. Поэтому даже имея на руках дистрибутив, вы не обязательно сумеете его установить на свой биокомпьютер.
Начнём с того, что есть два принципиальных подхода к информации. Об неё можно утешаться, либо ею можно обуславливаться (в том числе, как ни странно, и освобождаться).
Утешение – это доминирующий подход. Для чего читают книги большинство людей? Чтобы отвлечься, развеяться, на время погрузиться в мир грёз, чужих фантазий. Т.е. найти отдушину на час-другой. Но что будет после того, как книга (или страница сайта) закрыта? Правильно, человек возвращается в своё прежнее состояние.
Обуславливаться информацией означает загореться теми идеями, которые были изложены в прочитанном. Обуславливаться тоже можно по-разному. Можно начать в реальной жизни пытаться воплощать миф с его антуражем. Так рождаются всякие оффлайновые ролевые игры по мотивам популярных произведений (т.н. косплей, костюмированные игры), клубы почитателей тех или иных мифических героев (Гарри Поттера, Фродо Бэггинса и т.п.). Могут образовываться клубы любителей того-то и того-то. Допустим, в своё время был Клуб ценителей фильма «Дом летающих кинжалов». Красиво снятый фильм, просмотр доставляет эстетическое наслаждение. Почему бы не пообсасывать тему? Это примитивный уровень обуславливания, при котором обуславливание идёт фантиками, а не содержанием.
С другой стороны, имеются примеры и обуславливания идеями. Поскольку вы не можете отследить единичные случаи подобного явления, то нам придётся привести пару примеров массовой «подсадки». Такими примерами однозначно следует считать зарождение всяких новых общественных течений. Самый примитивный пример. Карл Маркс сидел и философствовал в своём кабинете. Чуть позже, заразившись его идеями, без малого век жила одна шестая часть земного шара. Из более свежего, допустим, мужское течение MGTOW как ответ достигшему своего апогея феминизму и матриархату. В России оное базируется на монографии Олега Новосёлова «Женщина. Учебник для мужчин».

Теперь я скажу вещь, которая может резануть слух многим.

Каждый из нас –
всегда и везде –
живёт в пространстве мифа.

Смысл в следующем. Мы думаем, что живём в реальном мире. На самом деле «реальность» мира обсчитывается программами и отыгрывается по сценариям. Эти программы и сценарии заложены в нас самих. Т.е. мы развёртываем вовне тот миф, который носим в себе.
Я разработал теорию валентностей и вакантных ролей применительно к межличностному общению. У каждого из нас есть набор вакантных ролей в собственной постановке под названием Жизнь. И мы подсознательно ищем актеров, которые согласились бы сыграть эти роли в нашем спектакле. Когда актерский состав набран, то валентность закрыта. Когда кого-то не хватает, мы говорим об открытой, незаполненной валентности. И в таком положении человек подсознательно ищет себе героя/героиню.
Почему такая постановка – миф? Потому что мы заранее предъявляем требования к роли, задолго до того, как встретим подходящую кандидатуру на неё. Следовательно, мы уже загодя формируем параметры этого мифа. Будьте уверены, эти параметры у каждого свои. В пределах некоего куцего набора доступных вариантов, но всё же – у каждого свои.
Когда мы двадцатый раз наступаем на одни и те же грабли, самое время понять – проблема кроется в предустановках, в параметрах нашего личного мифа. А значит, нужно менять предустановки.
Сложно? Ппц как сложно! Я скажу прямо: практически невозможно. К моменту, когда человек дозревает до необходимости переписать параметры ненавистного ему мифа, у него уже просто нет свобоного места на жестком диске, да и вся оперативная память наглухо перегружена паразитарными процессами. Переписать просто нет ресурса.
В какой-то момент я отказался от идеи открыто обсуждать серьёзные вещи, выкладывать рабочие программы. Перенёс акцент на общение с живыми людьми. Когда человек готов, когда у него достаточный запас благодати и когда, — что, пожалуй, самое важное, — его приспичило, то сказанное тут же становится для него управляющими программами, и он меняет свою жизнь. Если же благодати нет, никакой новый миф (читай: новый мир) вы никогда не соберёте. Хотя от старого откреститься можно и в жутком тамасе. Другой вопрос: надолго ли?
Возвращаемся к пространству мифа. Если мы понимаем, что любой, абсолютно любой миф конструируется управляющими программами и сценариями, а те, в свою очередь – вечны, то мы начинаем совершенно иначе относиться к сказкам, к притчам, к былинам, эпосу, басням. Везде за фантиками антуража, т.е. неких внешних частных, порой фантасмагоричных, обстоятельств, прячутся те или иные подлежащие идеи, управляющие программы. А в самих обстоятельствах отыгрываются не менее вечные сценарии.
Что даёт такое понимание? Элементарную вещь. Чтобы познакомиться с программами и сценариями, не обязательно наступать сто раз на одни и те же грабли. Достаточно захотеть начать их видеть в малом, в частности, в малых художественных формах: баснях, притчах, сказках, анекдотах, рассказах, новеллах.
Когда я впервые прочитал о том, что Знание охраняет того, кто его бережёт, у меня был интуитивный отклик веры, но я понятия не имел, в чем это выражается. Лишь годы позволили понять сам механизм: Знание – это умение видеть знакомые программы и сценарии в своей обыденности. И как таковое оно даёт человеку Знания способность предвосхищать, что будет дальше по конкретному сценарию. Кто бы что тебе ни пел в уши, пытаясь порушить твою веру. Были случаи, когда, скажу честно, я бы очень хотел ошибаться в своих предсказаниях. Но, увы, со временем всё равно оказываюсь прав. Я могу попасться на незнакомую программу. И буду находиться под ней как обычный смертный. Ровно до тех пор, пока не изучу её первичный код, её сценарии. И такое благоприобретенное знание выводит меня из пространства мифа, конструируемого данной программой.
Каждый из нас живёт в пространстве мифа. Мифа, сочинённого самим собой. Хочешь жить в другом мире – сочини другой миф (даже слова созвучны). А поскольку сочинить на пустом месте человеку ничего невозможно, он вынужден искать где-то на стороне новые программы и сценарии, а затем инсталлировать их в себя в качестве элементов операционной системы.
Все попытки поменять некие фантики в своей жизни: работу, место жительства, окружающих людей и т.п. – без смены управляющего мифа тщетны. Миф не сможет развернуть вам вовне никакой другой реальности, кроме той, которую вы сами для себя загодя запридумали. Это – данность. Кого бы как она ни корёжила.
Можно, конечно, на время спрятаться в чужой миф: в видеоигру, фильм, книгу, ролевую игру. Но с высокой долей вероятности вы вернётесь оттуда тем же самым и вернётесь в ненавистный, но до боли свой, миф…
То, как погрязло человеческое сознание в виртуале, свидетельствует о крайне неудовлетворительных параметрах общечеловеческого мифа. Мы не можем поменять миф, разделяемый большинством. Но свой миф пересочинить в силах. Хотя бы частично. Иногда бывает достаточно одной единственной аффирмации, в которую вы уверовали всем сердцем, чтобы мир откликнулся переменами.
Могу сказать за себя: я прожил уже с полдюжины полноценных мифов в рамках одного воплощения. И на текущий момент занят конструированием следующего. Это ведь сродни оловянным солдатикам. Однажды они вам становятся безразличны. И с этим ничего невозможно поделать. Вы просто переключаетесь на что-то другое, что для вас в моменте имеет иллюзорно более высокую цену.

Сказки, басни, притчи – виды иносказаний, форма т.н. прикровенного языка. Для меня было неожиданностью понять однажды, что сказанное в лоб, напрямую, взять могут единицы. Сказанное в виде притчи – в разы больше. И ответ здесь очень прост. Без субстрата в виде какого-то событийного ряда та или иная идея просто не застревает в сознании воспринимающего. Ухватить идею голой может лишь тот, кому Дух Святый позволит. Т.е. кому запаса благодати хватит. А если не ухватил, то тут же забыл. Ту же басню можно запомнить с внешней, событийной стороны. И, пересказывая раз за разом, однажды вдруг вскрыть в ней глубинный смысл.
Таким образом, в обоих случаях работает Дух Святый. Следовательно, не нам решать, когда и в ком он прорастёт пониманием. Что, со своей стороны, можем мы, так это оставаться чуткими к Знанию и стараться в малом видеть великое.

Я хочу, чтобы вы поняли (или поверили в) одну простую истину:

жить в пространстве мифа –
значит жить в пространстве
волшебства и сказки.

Волшебство не где-то там, в книжках. Волшебство всегда рядом, всегда здесь – на расстоянии вытянутой руки. Лишь наше нежелание замечать его является преградой…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *