Кормило настенное

Мы уже не раз говорили о бумажных тиграх, диванных философах и собирателях фантиков. Эта краткая заметка призвана показать на паре наглядных и животрепещущих примеров, как это реально работает.
Кто не в курсе, корми́ло – это руль судна. Его прямое назначение – быть инструментом управления плавсредством. Но, если присмотреться, он вполне себе недурно выглядит и сам по себе.

Поэтому некоторые умудряются покупать себе кормило в качестве предмета интерьера. Чаще всего вешают на стену, подкрепляя его прочей атрибутикой морской тематики: элементами рангоута и такелажа, реями, канатами, морскими узлами и т.п. Изредка кормило вешают в качестве оригинальной люстры под потолок. Во всех случаях практическая функция конкретного феномена заменяется функцией эстетической.
Отдельные элементы картины мира конкретной школы самосовершенствования имеют первичную функцию – способствовать движению сознания прочь от ложных отождествлений по направлению к истинному Я. А потому выполняют роль вышеупомянутого кормила. Вместе с тем многие эстетствующие интеллектуалы начинают пускать слюни на эти кормила, делая их предметами своего интеллектуального интерьера. Та или иная концепция оказывается выхваченной из всего контекста – т.е. кормило оказывается снято с корабля. После чего изложенные в концепции идеи используются в режиме досужего трёпа в ходе квазиинтеллектуальных дискуссий, дебатов, публичных выступлений, кухонных посиделок и т.п. В таком виде эти концепции – что настенное кормило – по определению не могут никого никуда направлять, сподвигать. Но создают ту самую дрянную иллюзию сопричастности к чему-то ложновеликому. И вот два типичных примера на этот счёт, взятых из буддизма, который больше других доктрин оказался объектом домогательства идеологических фетишистов.

Концепция первая – анāтмавāда, принцип бессамосущности. Коренная для всего буддизма концепция, разделяющаяся на две составляющие: бессамосущность мирских феноменов и бессамосущность личности. Совершенно безответственно и лицемерно обсуждать эту концепцию открыто с теми, кто всего лишь праздно интересуется буддизмом. Будучи одним из ключевых элементов рабочей картины мира, эта штука в идеале способна забрать у обывателя его мир, лишить его той «реальности», ради которой он сюда и пришёл. Вы замучаетесь объяснять себе и другим, зачем эта концепция упоминается на первейших обзорных лекциях по буддизму. Да, упомянутая мимоходом, она является настенным кормилом. И хуже всего, что для большинства ищущих при такой подаче она этим ненужным украшением так и останется уже навсегда. В махāйāне анāтмавāда соответствует первому уровню бодхисаттвы, т.е. сознания, отправившегося на поиски Пробуждения (не важно, что не для себя, а для других). Но ведь импульс пробуждения должен быть первичен. Следовательно, живые носители знания должны определять, когда с кем делиться упомянутой концепцией. Согласен, мы попали в период перераспределения Знания между хранителями: Знания на непродолжительное время сделаны общедоступными, чтобы те, кому положено, имели к ним свободный доступ и могли переосмыслять. Но даже этот факт в целом не отменяет истинность сделанного нами замечания: концепция анāтмавāды нужна исключительно самосовершенствующимся практикам, для всех остальных она неизбежно становится настенным кормилом. Поэтому не удивляйтесь, что я даже толком не разбираю её содержание в данном тексте.

Концепция вторая – пражн̃ā-пāрамитā. Здесь клоунада и вовсе за пределами добра и зла. Был период (сейчас, по ощущениям, он уже прошел) когда интеллектуальная элита постсоветского пространства просто упивалась сӯтрами пражн̃ā-пāрамиты. На эту тему писались лубочные книги, на эту тему проводились семинары, читались лекции. Сейчас, уверен, эта волна ещё имеет свои отголоски, но уже явно не в том масштабе – по большей части она уже выплеснулась.
Что здесь постыдного? Начнём с того, что мало кто вообще понимает, о каком контексте идёт речь. И даже перевода заморскому термину, как правило, читателю-слушателю не предлагается. Пāрамитā – это ‘совершенство’. Трансцендентное (запредельное) совершенство практикующего бодхисаттвы. Как правило, выделяют шесть основных совершенств, которые предполагают последовательность практикования. Среди них пражн̃ā-пāрамитā – шестая, последняя. Для общего сведения, список таков:
дāна-пāрамитā- совершенство в щедрости;
щӣла-пāрамитā – моральное совершенство;
кшāнти-пāрамитā – безупречная терпимость;
вӣрйа-пāрамитā – совершенство в усердии;
дхйāна-пāрамитā – совершенство созерцания;
пражн̃ā-пāрамитā – совершенство прямого видения.

Практика пāрамит вводится, если мне память не изменяет, на шестом (из десяти) уровне Пути бодхисаттвы. Каким образом обыватель, не освоивший более простые совершенства (щедрости, нравственности, терпимости, усердия), наделяется правом не то что разглагольствовать на тему пражн̃ā-пāрамиты, но даже просто читать посвященные ей тексты? Это абсурд, это нонсенс, это фантасмагория. Самое забавное, что если бы вы практиковали вышеперечисленные пāрамиты, то знали бы, что о прямом (запредельном) видении вообще недопустимо разглагольствовать на публику. Ранее бодхисаттвы даже принимали специальный обет, в котором брали обязательство не выдавать воззрение пражн̃ā-пāрамиты обывателям. Во благо последних, разумеется.
Цинизм ситуации усугубляется ещё и тем, что пять прочих пāрамит требуют реальной практики. О них невозможно интеллектуально зубоскалить, их нужно прилежно исполнять. И именно здесь бумажные тигры и проявляют свою истинную природу: они и слышать ничего не хотят о настоящей практике. «А я чё? Да я просто поинтересоваться зашел! Не собирался я в ваши дурацкие игры играть, под вашу дудку плясать!»
В подобных условиях несложно понять, что интеллектуальные штудии сӯтр пражн̃ā-пāрамиты и вся мышиная возня вокруг этой темы делают её ещё одним настенным кормилом, воспользоваться которым совершенно невозможно, ибо оно банально снято с корабля, утратило свою первичную функцию.

Я постарался на двух набивших оскомину примерах показать действие общего принципа, по которому действенные фрагменты альтернативных картин мира становятся эстетическими цацками на стенах жилищ диванных философов. Если вы искренне ищете Истину, вам крайне важно держать в уме подобное положение дел: информационное пространство в духовной сфере представляет собой огромные стены с кормилами, вывешанными на них рядами. Когда-то это были действенные инструменты плавания через океан собственной психики. Теперь это занятные безделушки, которые кроме эстетического наслаждения интеллекта никакой пользы уже не несут. Ибо чтобы поплыть с таким кормилом, нужно знать, на какой корабль и как его закрепить…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *