ХС ф.II — Озарение Авалокитещвары

(1) आर्य–अवलोकितेश्वरो (2) बोधिसत्त्वो (3) गम्भीरां (4) प्रज्ञापारमिता–चर्यां (5) चरमाणो (6) व्यवलोकयति स्म [:]Co2 [।]VI (7) पञ्च–स्कन्धास् (8) तांश्च स्वभाव–शून्यान् पश्यति स्म [।]Co2 [॥]VI

(1) Cg अथ आर्य॰ #Акциденция. Попытка пририсовать хоть какое-то вступление тексту.#
(2-5) разночтения в Co2 не указаны, но этого просто не может быть.
(1-2) Ja по Мюллеру — आर्यावलोकितेश्वर बोधिसत्त्वो #Транскрибировано ошибочно, поскольку в оригинале нет пробелов, то в условиях отсутствия окончания у слова आर्यावलोकितेश्वर вся фраза должна читаться одним словом, что будет нарушением грамматики, см. ниже.#,
по Жаяраве — ā ryā va lo ki te śva ra bo dhi sa ttvā,
по Навьяну — ā ryā va lo ki te śva ra bo dhi sa tvо, причем lo написана очень странно, вопреки справочным формам, а элемент la в ней похож до степени смешения на графему нāгарӣ (более позднюю хронологически). bodhisatvo ошибочно написано с одной t, при этом на ножке видна некая волнистость, вполне возможно, так переписчик пишет вязь tt. Этот момент нужно сверить на примере других вхождений основы bodhisattva.
VI – आर्यावलोकितेश्वरबोधिसत्त्वो #Копируют Мюллера. В одно слово имя и духовный чин писать грамматически неверно. Это – ошибка рукописи Ja, не выловленная Вайдьей и перешедшая в общедоступную электронную редакцию ХС.#
(3-4) Ja по Мюллеру: गम्भीरं प्रज्ञापारमिताय #причём, во всех копиях с рукописи Мюллер видит анусвāру второго слова, на фотокопии, доступной в сети, она тоже видна отчётливо. #
по Навьяну: — ga mbhī raṁ pra jñā pā ra mi tā yaṁ #В любом случае ошибочно, поскольку не согласуется с चर्यां в роде. Альтернативно можно принять его за наречие, но употребление данного слова в качестве наречия у лексикографов не зафиксировано. Элемент ī написан ненормативно.#.
VI – गम्भीरायां प्रज्ञापारमितायां #Редакторская правка Вайдьи.#
В рукописи Ja неясно, что с чем согласуется в фразе gambhīraṁ prajñāpāramitāyaṁ caryāṁ. В любом случае, минимум две орфографические ошибки.
Варианты:
а) ‘глубокую практику в пражн̃āпāрамите’, и тогда gambhīraṁ следует читать как gambhīrāṁ и согласовывать с caryāṁ, а у prajñāpāramitāyaṁ править окончание на нормативное prajñāpāramitāyāṁ. Но в этом случае будет стилистический порок формы «согласование с отдалённым», поскольку между согласуемыми gambhīrāṁ и caryāṁ врезается слово prajñāpāramitāyaṁ. Стилистически безупречно в данном варианте было бы: प्रज्ञापारमितायां गम्भीरां चर्यां.
б) ‘практику в сокровенной пражн̃āпāрамите’, и тогда gambhīraṁ согласуется с prajñāpāramitāyaṁ и обе вместе после правки принимают вид: गम्भीरायां प्रज्ञापारमितायां.
Именно второй вариант выбрал Вайдья. Co2 останавливается на первом варианте и сливает два слова в одно сложное, чтобы затереть стилистический порок «согласования с отдалённым». При этом не приводит никаких разночтений, чтобы нам можно было из чего-то выбрать.
Вариант «б» выглядит предпочтительным.
(5) Ja по Мюллеру — चर** #С двумя нечитаемыми знакоместами. Тогда как на доступной нам фотокопии совершенно отчётливо виднеется общее чтение ca ra mā ṇo. На этом основании закрадывается подозрение, что на всеобщее обозрение выставили не оригинал древней рукописи, а сделанный поздней рукой список с него. И если я прав, то это крайне прескверно.#
(6) Ja по Мюллеру имеется нечитаемое знакоместо – व्यव*कयति.
По факту в фотокопии стоит значок, отдалённо похожий на графему लो в слове अवलोकितेश्वर, который снова не совпадает с написанием, представленным в справочниках.
Cg – व्यवलोकयते. #Разовая акциденция, попытка сделать глагол непереходным, чтобы решить проблему отсутствия в тексте прямого дополнения.#

(7-8) J2 по Мюллеру – पंच स्कन्धा*श्च स्वभा*****ति स्म.
по Навьяну – paṁ ca ska ndhā stā śca sva bhā va śū nyaṁ pa śya ti sma.
Получается любопытная вещь: если изначальный текст на месте звёздочек действительно нечитаем, то мы можем допустить его последующее неудачное восстановление переписчиками. В представленной же редакции определение स्वभाव–शून्यम् оказывается несогласованным с определяемым तान्.
Co2 पञ्च–स्कन्धास् #Ошибочно, поскольку должно читаться раздельно: पञ्च स्कन्धास्.#
Ndel— упущено. #Акциденция. Теряется последняя связь между фрагментами.#
Nbc — पञ्च–स्कन्धान् स्वभाव–शून्यान् व्यवलोकितव्यम्. #Попытка исправить бессмыслицу текста.#
Nk (начинается:) व्यवलोकितव्यम्। #Не ясна помета ‘begins’ в Co2. То ли с отрывок (6-7) начинается с этого слова, то ли весь текст.#
(8) Jb Ti — समनुपश्यति.
Cg — स्म इति. #С попыткой сделать логический переход от читаемого фрагмента к непосредственно примыкающему следом.#
Cae — स्वभाव–शून्याः। कथं पञ्च–स्कन्धाः स्वभाव–शून्याः? #पञ्च स्कन्धाः должно писаться раздельно, это ошибка редактора. Вопрос акцидентен и представляет собой попытку связать друг с другом два логически разорванных куска: читаемый и следующий. Но попытка явно неудачная, поскольку теперь возникает смысловая неясность: кто спрашивает и у кого?#

Проблемы грамматики

Отрывок «व्यवलोकयति स्म पञ्च स्कन्धास् तांश्च स्वभाव–शून्यान् पश्यति स्म» представляет собой недоразумение. Оба редактора предложили, по сути, одну и ту же неприемлемую версию его чтения, а именно:

Авалокитещвара, выполняя практику тайной Пражн̃āпāрамиты, рассматривал (व्यवलोकयति स्म). Точка. Пять скандх (पञ्च स्कन्धाः). Точка. И их (तांश्च) увидел (पश्यति स्म) в сущности пустыми (स्वभाव–शून्यान्). Точка.

1. Глагол व्यवलोकयति स्म ‘Рассматривал Обозревал’ оказывается непереходным, лишённым прямого дополнения. Т.е. Авалокитещвара практиковал и просто обозревал. Вот просто обозревал. Не пойми что. С незакрытой валентностью пациенса (объекта, прямого дополнения, стоящего в винительном падеже) глагол Смотреть становится бессмысленным. Смотреть всегда что-то или на что-то. Упускается в эллипсизмах, если пациенс восстановим из контекста. В нашем случае из контекста объект обозревания не восстановим. Поэтому мы имеем грамматическую дичь.
2. पञ्च स्कन्धाः, будучи взято в качестве назывного предложения, порождает недоумение в плане семантики. «Пять скандх». И что? Некоторые комментаторы пытаются вывернутся так: дескать, Авалокитещвара заметил, что скандх всего (именно) пять. Но это не Авалокитещвара заметил. О его персоне и роли в ПП-текстах речь пойдёт отдельно. Пять скандх – это один из базовых постулатов раннего буддизма. ПП как особое учение сводится не к тому, что фиксирует количество скандх, а к тому, что утверждает их пустотность. Поэтому такая подача текста – неприемлема.
3. Энклитик च (в слитном написании तांश्च) должен соединять однородные клауземы, но в нашем случае этого не происходит, поскольку однородных клаузем (простых предложений в составе сложного) просто нет. Если же брать च как усилительную частицу, то с учетом назывного पञ्च स्कन्धाः это звучит косноязычно и придаёт неприемлемый смысл утверждения, что скандх – именно пять.

Решение

Предлагаемое мной решение выглядит изящным и снимающим все проблемы разом. Строится оно на «Гипотезе пропущенной ансувāры». Я не устаю постулировать, что фонетическая запись санскрита способствует повышению градуса энтропии в ходе трансмиссии языкового материала. И перед нами – типичный случай.
Обратите внимание, что Миллер указывает на нечитаемость графемы в связке स्कन्धा*श्च. Писари поздней руки предположили, что место должно читаться как स्कन्धा[स्तां]श्च (в брэкетах выделил дописку на сомнительное знакоместо). Но есть альтернативный вариант, что помимо нечитаемого знакоместа упущена анусвāра у предыдущей графемы: स्कन्धां[स्तां]श्च.
Обоснование её существования следующее. К переходному глаголу व्यवलोकयति स्म требуется пациенс, прямое дополнение в винительном падеже. Поскольку तांश्च स्वभाव–शून्यान् относится к глаголу पश्यति, то единственный претендент на роль прямого дополнения – слово स्कन्ध. Поскольку оно должно согласовываться с числительным पञ्च, то мы получаем форму स्कन्धान्.
Полностью клаузема будет звучать так आर्य–अवलोकितेश्वरः … व्यवलोकयति पञ्च स्कन्धान्, т.е. с инверсией порядка слов, поскольку при прямом порядке должно быть так: आर्य–अवलोकितेश्वरः … पञ्च स्कन्धान् व्यवलोकयति.
Но поскольку в письме сиддхам практически нет знаков препинания, то данная клаузема пишется нераздельно с последующей:
आर्य–अवलोकितेश्वरः … व्यवलोकयति पञ्च स्कन्धान् तांश्च स्वभाव–शून्यान् पश्यति स्म
В месте стыка स्कन्धान् तांश्च происходят (на самом деле не происходят, но на письме, увы, отражаются) следующие фонетические искажения (с обоснованием сӯтрами Восьмикнижия):
(8.3:7 नः छवि अप्रशान्): स्कन्धान् तांश्च — > स्कन्धार् तांश्च
(8.3:15 खर्–अवसानयोः विसर्जनीयः): स्कन्धार् तांश्च – > स्कन्धाः तांश्च
(8.3:34 विसर्जनीयस्य सः): स्कन्धाः तांश्च — > स्कन्धास् तांश्च
(8.3:4 अनुनासिकात् परः अनुस्वारः): स्कन्धास् तांश्च — > स्कन्धांस् तांश्च
Наконец, после слитного написания получаем искомую форму:
स्कन्धांस् तांश्च — > स्कन्धांस्तांश्च
Итак, именительный падеж предложенного всеми редакторами чтения и винительный падеж, предлагаемого нами чтения отличается одной единственной точкой. Реально ли её потерять? Более чем. Допустим, рукопись Ja теряет местами и анусвāру, и висаргу.
Кроме того, имеется разночтение с использованием винительного падежа:
Nbc पञ्च–स्कन्धान् स्वभाव–शून्यान् व्यवलोकितव्यम्.
В таком случае пунктуационное деление текста в Co2 и VI оказывается несостоятельным, вводящим в заблуждение. К слову, если сравнить разбивку текста с переводом Конзе, они не соответствуют друг другу.
He looked down from on high, he beheld but five heaps, and he saw that in their own-being they were empty [Конзе 1967 : 142].
В тексте всего два глагола: व्यवलोकयति स्म и पश्यति स्म. В переводе – три: looked down, beheld, saw.
С учётом предложенного решения грамматических осложнений текста он будет иметь следующий вид:

आर्यावलोकितेश्वरो बोधिसत्त्वो गम्भीरायां प्रज्ञापारमितायां चर्यां चरमाणो व्यवलोकयति स्म पञ्च स्कन्धांस्तांश्च स्वभावशून्यान्पश्यति स्म।

После вычитки, введения пунктуации и устранения нелепой инверсии мы получаем:

आर्य–अवलोकितेश्वरः बोधिसत्त्वः, गम्भीरायां प्रज्ञा–पारमितायां चर्यां चरमाणः, पञ्च स्कन्धान् व्यवलोकयति स्म। तान् च स्वभाव–शून्यान् पश्यति स्म।

Досточтимый Авалокитещвара आर्य–अवलोकितेश्वरः бодхисаттва बोधिसत्त्वः, выполняющий चरमाणः практикование चर्यां в сокровенной गम्भीरायां Пражн̃āпāрамите प्रज्ञा–पारमितायां, обозревал व्यवलोकयति स्म пять पञ्च скандх स्कन्धान् и च узрел पश्यति स्म их तान् лишёнными своебытия स्वभाव–शून्यान्।

Досточтимый бодхисаттва Авалокитещвара, будучи занят практикованием в сокровенной Пражн̃āпāрамите, обозревал пять скандх и узрел, что они в [своей] сути пусты.

Темы для отдельного анализа:
1) Значимость характерного вступления एवं मया श्रुतम् и последствия его отсутствия в краткой версии ХС.
2) Фигура Авалокитещвары и её связь с учением ПП.
3) Выдернутость из контекста, иррелевантность данного фрагмента с остальной частью текста.
4) Снятие подозрений с патриарха Будды Щакйамуни через манипулятивный трюк переложения ответственности за наставления и прозрения на постороннее божество.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *