ХС — Сутра Сердца — бессердечная несутра

Особенностью санскритских текстов является их вывернутая на изнанку разметка. Что названия разделов и глав, что названия самих произведений читатель узнаёт только тогда, когда закончит чтение соответствующего раздела или всего произведения. Часть рукописного текста, в котором указываются выпускные данные произведения (название, автор, место и время создания, имя переписчика, время создания списка), именуется колофон.
Достаточно информативный перечень разночтений в колофонах рукописей содержится в Со2. Кроме того, за время работы с текстом нам удалось раздобыть несколько транскрипций отдельных списков и фотокопию одного непальского списка вдобавок к обработанной фотокопии списка из японского храма Хорю-дзи.
Что же мы видим?
(1) Японская рукопись Ja (как предположительно самая древняя) именует текст «pra jñā pā ra mi tā hri dyā». Две орфографические ошибки (из сорока одной, обнаруженной нами во всём тексте в ходе его личного транскрибирования), после исправления которых мы получим: пражн̃āпāрамитā-хр̊дайа.

(2) Названия текста в колофонах непальских рукописей таковы:
Nb – āрйа-пражн̃āпāрамитā-хр̊дайа.
Ne – дхāран̣ӣ под названием «āрйа-пан̃чавим̇щатика-пражн̃āпāрамитā-хр̊дайа».
Nh – арйа-щри-панчавимщатикā дхāран̣ӣ под названием «пражн̃āпāрамитā-хр̊дайа».
Nk – Пан̃чавим̇щатикā пражн̃āпарамитā-хр̊дайа. С грамматической ошибкой: пан̃чавимщатикā стоит в женском роде, хр̊дайа – в среднем. Скорее всего, выпущено слово дхāран̣ӣ, с которым должно согласовываться пан̃чавимщатикā. Любопытно, что именно данный список признаётся самым древним из непальских. Он датируется XIII веком, тогда как остальные – XVI-XVIII вв.

(3) В китайской трипит̣аке сокращенная ХС присутствует в трёх разных редакциях. Ниже приводятся их названия с переводом.

T250
摩訶般若波羅蜜大明呪經
Móhēbōrěbōluómì dàmíngzhòu jīng
Махāпражн̃āпāрами[тā]-махāвидйā-сӯтра

T251
般若波羅蜜多心經
Bōrěbōluómìduō xīn jīng
Пражн̃āпāрамитā-хр̊дайа-сӯтра

T256
唐梵翻對字音般若波羅蜜多心經
Táng fàn fān duì zì yīn bōrěbōluómìduō xīn jīng
Тан (т.е. китайская) транскрипция санскритской Пражн̃āпāрамитā-хр̊дайа-сӯтры

Как мы видим, ранние японская и непальская рукописи не определяют жанровую принадлежность текста. Поздние непальские рукописи относят текст к жанру дхāран̣ӣ. И только китайские списки классифицируют его как «сӯтру».
Вообще, иероглиф цзин 經 (в упрощенном написании 经) в общем лексиконе означает «канон, книга». Допустим, И-цзин, Дао-дэ-цзин и т.д. Но в буддийской терминологии, согласно БКРС, он действительно означает «сӯтра». Но все же если мы подойдём формально к стилистике сокращенной редакции ХС, то вынуждены будем отметить отсутствие в ней неотъемлемых элементов сӯтры.
Во-первых, это зачин евам̇ майā щрутамТак я слышал’. В задачу зачина входит создание пространства для передачи наставления. Как правило, это описание места, в котором пребывает Благословенный (Будда) в окружении свиты. Затем кто-то из ближайших учеников обращается к нему (и не единожды) с просьбой дать наставление в том или ином вопросе. После чего Будда соглашается и начинает проповедь.
Во-вторых, заключение. Если зачин создаёт пространство передачи знания, то заключение модулирует бережное отношение слушателя или читателя к воспринятому. Достигается это невербально, через нлпишные штучки. Как правило, через упоминание о том, что всё собрание татхāгат, бодхисаттв и щраваков возликовало от услышанного и принялось славословить Благословенного.
Ничего этого в краткой редакции ХС нет. Текст не создаёт пространства для передачи знания, не передаёт самого знания, поскольку мы не понимаем, кому вообще принадлежат те бессвязные суждения, из которых он составлен. Текст не ставит закрепляющего аккорда, а обрывается сразу после мантры. Создаётся стойкое ощущение, что именно мантра и является основной целью написания всего текста. Иначе говоря, автору невтерпеж было поделиться «открывшимся» в углублённой медитации звукорядом, и он сделал для своей свежеиспеченной мантры маломальское текстуальное обрамление. Из разряда не стреляйте в пианиста, он играет как умеет.
В свою очередь, дхāран̣ӣ – это жанр навроде «заговора», «магического заклинания». Достаточно длинного, в отличие от краткой формулы мантры. По легенде, ещё китайский переводчик Сюаньцзан использовал текст ХС в качестве защиты от злых духов, когда возвращался из Индии обратно в Поднебесную. Вопрос дискуссионный, кто такая дхāран̣ӣ, и подпадает ли ХС под данный жанр. В частности, в Йогāчāра-бхӯми у Асан̇ги упоминаются четыре типа дхāран̣ӣ. И только один из них связан с мантрами. В своем же первичном значении это способность бодхисаттвы запоминать и удерживать (значение санскритского корня дхр̊) в памяти тот или иной текст. Но как бы то ни было, японская рукопись из храма Хорю-дзи совмещена с текстом, именуемым «Ушн̣ӣша-вижāйа-дхāран̣ӣ». И судя по внешним признакам, предполагалось использовать оба текста в одних и тех же целях.
Таким образом, у нас есть все основания отказать ХС в принадлежности к жанру сӯтр.

Акцидентные эпитеты махā, āрйа, щрӣ следует расценивать, скорее, как форму выражения почтения составителем списка, а не часть названия текста.

Встречающееся в названии слово пан̃чавим̇щатика указывает на пространную «двадцатипяти(строф)ную» редакцию ХС и также не является в строгом смысле частью названия.

Теперь касаемо слова хр̊дайа. В буквальном переводе оно действительно означает ‘Сердце’. «Сутра Сердца» самим названием предполагает описание какого-то сердца, большого, любвеобильного, всепрощающего и проч. Но мы уже убедились, что ни о каком сердце в тексте речи не идёт. Санскритское хр̊дайа (как и китайское синь) здесь употребляются в качестве фигуры речи, а именно – метафорически (гаун̣а). По существу же они означают «суть, сущность». Поэтому если уж и «сӯтра», то «Сӯтра сути (пражн̃āпāрамиты)». Но даже в этом случае название не будет соответствовать содержанию. Ибо никакой сути пражн̃āпāрамиты текст попросту не содержит.
Конфуз с названием, как в зеркале, отражает в себе механизм профанации знания в ходе его распространения в массы. Долго ли умеючи, поплевал на ладошки, открыл Моньера нашего Вильямса, и давай лепи перевод. Ничего путнего не выйдет, разумеется. Но ты приделай к нему звучное интригующее название и будь уверен – пипл схавает. «Сутра Лотоса», «Алмазная сутра» — это всё одного поля ягоды. Ни о лотосах, ни об алмазах там нет и речи. Т.е. если в оригинале каждое название крайне информативное, то в переводе оно выглядит словно бы украденным у другого текста. Впрочем, английская Heart Sutra примерно на век опередила русскую «Сутру Сердца» в своей нелепости, поэтому русских переводчиков крайними назначать мы точно не станем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *