ТСН 6-7 — читта

Обнаружив в своё время в Йога-сӯтрах (ЙС) буддийские … нет, не корни, но хвосты, мы выдвинули гипотезу: а что если неясные места текста пытаться раскрывать с опорой не на брахманическую, а на буддийскую традицию. И наиболее близкой по содержанию является направление йогāчāра. Даже само слово йогāчāра буквально означает «практика йоги».
Держа это в уме, я наткнулся на буддийское истолкование термина читта, который в тексте ЙС выглядит чуждым. Отрывок содержится в тексте Три-свабхāва-нирдеща (ТСН), приписываемом Васубандху.

6तत् हेतु–फल–भवेन
चित्तं द्वि–विधम् इष्यते।
यत् आलय–आख्यं विज्ञानं,
प्रवृत्ति–आख्यं च सप्तधा॥
Признаётся, что такое Сознание (читта) двух видов со <взаимным> отношением причины и следствия: 1) так называемое сознание-хранилище (āлайа-вижн̃āна) и 2) так называемое оперативное <сознание> (правр̊тти-вижн̃āна) семи видов.
7संक्लेश–वासना–बीजैः
चितत्वात् चित्तम् उच्यते।
चित्तम् आद्यं, द्वितीयं तु
चित्र–आकार–प्रवृत्तितः॥
Первый <тип> сознания зовётся читта (сознание) по причине загроможденности (читатва) семенами скверных предрасположенностей. Второй же – по причине разнообразных (читра) форм активности.

Текст даёт основания утверждать, что для йогāчāринов (по меньшей мере, для автора ТСН) слова читта и вижн̃āна – синонимичны. В йоге Патан̃жали слово вижн̃āна в значении чего-то субстанциального не употребляется. Зато прослеживается явная параллель между читта-вр̊тти Патан̃жали и плодоношением базовой читты у йогāчāринов.

Сама терминология имеет достаточно широкое хождение. Она присутствует и активно развивается, скажем, в Лан̇ка-аватāра-сӯтре (ЛАС).
Коренное сознание – это āлайа-вижн̃āна, по формам проявления соответствующая бессознательному западной психологии (по Юнгу).
Оперативное сознание – это сумма активных психических процессов осознавания: осознавание звука, осознавание касания, осознавание цвета, осознавание вкуса, осознавание запаха, осознавание мыслеобразов и (позднее прибавление) самоосознавание.

Проведём филологический анализ текста.
Язык – это конвенционное средство кодирования информации. Иначе говоря, это вопрос договорённости. В отличие от других языков, санскрит предельно синтетический язык. Его формы сохраняют свою связь с исходными корнями, а значит, ниже уровень энтропийности в языковой среде в целом.
Однако всегда имеется определенная группа людей, пытающихся поражать окружающих своей неуёмной фантазией. При неблагоприятном раскладе они становятся пациентами лечебниц для душевнобольных. При благоприятном – философами. Впрочем, в Древней Индии не было психолечебниц, поэтому душевнобольные вынужденно становились философами. Это не фигура речи, это вывод, сделанный на основе многолетнего изучения самых разнообразных философских течений, авторами которых признаются обитатели жаркого азиатского полуострова.

Слово читта представляет собой субстантивированное (т.е. перешедшее в разряд самостоятельных имён) пассивное причастие прошедшего времени, которое изводится от глагольного корня 1чит при помощи форматива кта. Согласно паниниевскому Корнеслову, «читӣ самжн̃āне», т.е. значением корня является Восприятие Осознавание Понимание (см., напр.: Монье 1899: 395) и т.п.. Таким образом, строгая этимологизация даёт нам следующее уравнение: читта – это сумма всего осмысленного, осознанного ранее; т.е. некий резервуар психического опыта. И как таковой он является памятью как хранилищем. Санскритское слово смр̊ти, переводимое традиционно как ‘память’, в действительности передаёт смысл ‘вызывания из памяти хранящихся в ней данных’, что по-русски правильно переводить (Вос- При)поминанием. Следовательно, в первом приближении мы можем считать читту Памятью. Причём, если договориться по объёму данного понятия, то, на мой взгляд, юнгианский термин Бессознательное оказывается не нужным, поскольку слишком мистифицирует ситуацию и ничего толком не проясняет.
Впрочем, такая этимология не устраивает многих. Чтобы убедиться в этом, достаточно открыть санскритско-санскритский толковый словарь «Древо слов…» (том 2: 447):

चित्तं… (चेतति अनेन इति। चित् + करणे क्तः।)

Согласно лексикографу, читта – это то, при помощи чего лицо уделяет внимание. Либо, второй вариант перевода – то посредством чего Мыслится Думается. Автор предлагает брать форматив —кта в инструментальном значении. Иначе говоря, в первом переводе речь идёт про отвлечённое или направленное мышление, а проще – Внимание; во втором переводе речь может вестись о Мышлении как функции. Это существенно отличается от наших выводов. Сложно сказать, чьё значение ближе содержанию ЙС, но вот в контексте йогāчāры речь идёт одновременно об обоих значениях.

Прежде чем мы перейдём собственно к тексту, обратите на т.н. маркер личного мнения – глагол ишйате. Контекстно он, несмотря на страдательный залог, означает Мы признаём или Мы считаем. Что подразумевает: в наших узких кругах мы договорились (или – принято) считать так-то и так-то. Кстати, количество таких маркеров личного мнения в ТСН просто зашкаливает. И лично для меня это показатель, что текст писал не сам автор-разработчик теории трёх уровней реальности, а кто-то из ему сочувствовавших, причём гораздо позднее. Но это не так важно. Спасибо за относительно лёгкий язык, а идейное содержание мы уж сами оценим.

Теперь посмотрим, насколько складно ребята договорились.
«Первый <тип> сознания зовётся читта (сознание) по причине загроможденности (читатва) семенами скверных предрасположенностей».
Итак, нам говорят, что слово читта этимологически связано с читатва. Слово читатва, в свою очередь, является отвлечённым понятием, образованным от пассивного причастия прошедшего времени чита при помощи форматива —тва. Cлово чита, однако, изводится от глагольного корня 5√чи в значении Собирать Натаскивать Сгруживать (см. Монье 1899: 394).
Простенький этимологический разбор показал, что слово читта и читатва происходят от двух самостоятельных корней с принципиально разными значениями. А значит, перед нами не более чем вольная фантазия в режиме задорновщины. Когда объяснения даются не владеющим языком профанам, то внешнее созвучие несложно выдать за соотносимость смыслов. Нечистоплотные философы пользуются этим сплошь и рядом. Иногда кажется, что они находят в навыке вольной этимологизации некий способ блеснуть своей эрудицией, изворотливостью мышления.
Читаем дальше. «Второй же <зовётся читтой> по причине разнообразных (читра) форм активности». Здесь сопоставление ведётся по линии читта и читра. Слово читра, означающее Пёстрый Пятнистый или, во вторичном значении, Многообразный (см. Монье 1899: 396), в лоб этимологически не просматривается. То есть, средствами грамматики Пāн̣ини, его не вывести. Однако, есть такая штука, называется «Ун̣āди-сӯтры». В ней описаны задокументированные неклассические способы словообразования. Согласно комментарию к сӯтре 4:172, слово читра изводится от того же корня 5чи, что и читатва. Таким образом, оно тоже не может служить цели объяснения этимологии и словоупотребления для читты.

В одном русскоязычном «ведийском» журнале я встречал излияния санскритствующего славянофила, который умудрился доказать (в кругу своей мамы), что русская фраза «Кощеева игла» имеет санскритские корни и изначально звучала типа «коща ива виглах». Я не хочу всерьёз отвлекаться на это, просто чтоб вы понимали: пока живы люди, всегда среди них будут неуёмные фантазёры, а потому задорновщина была, есть и будет.
Как относиться к вольной, ненаучной этимологизации? Спорный момент. В любом случае приводя её, горе-этимолог зарисовывает тот смысл, который вкладывает он (и представляемая им традиция) в рассматриваемый термин. А уж насколько это соответствует этимологии, вопрос второй. Но! В любом случае мы должны понимать, что если этимология не бьётся, значит уже произошла подмена понятия: термин-Знак сопоставлен с новым означаемым понятием. Т.е. мы имеем дело с пресловутой феней конкретной закрытой общности людей, передоговорившихся друг с другом по понятиям супротив ранее существовавшим конвенциям. Имеют на это полное право.
По меньшей мере, можем понять, что для йогāчāрина читта – это аккумулятор потенциальных склонностей, предпочтений, инстинктов, навыков, привычек, которые, вызревая, плодоносят в виде конкретных когниций, актов осознавания. Это как пузыри, всплывающие со дна коренной читты на поверхность оперативной читты, т.е. собственно сознания- мышления. Я намеренно не фиксирую русскоязычное соответствие, набрасывая как можно больше вариантов истолкования переводного термина, чтобы мы могли лучше прочувствовать само явление в том объёме, в каком оно мыслилось для представителей соответствующей исторической субкультуры.

Дальше я приведу несколько сказок о читте. Первая сказка – из ЛАС. Согласно сӯтре, это именно коренная читта (āлайа-вижн̃āна) совершенствует самою себя. И как только она наиграется смотреть иллюзорно внешние мультики, так происходит психическая революция, т.е. обращение, и она, замыкаясь на восприятия своей самосущной природы (дхарматы, татхāты), достигает нирвāн̣ы, свободы. В данном прочтении именно читта оказывается (хотя прямо вам в этом никто не признаётся) полным синонимом āтмы, Пуруши или Души, Монады.
Вторая сказка – из Йогāчāра-бхӯми Асан̇ги. Согласно исследованиям японских буддологов, Асан̇га утверждает, что на продвинутых стадиях бодхисаттва отбрасывает (обязан отбросить) свою читту (в тексте – āлайа-вижн̃āну), после чего становится полностью избавленным скверны. Я сам найти этого места в тексте пока не сумел (текст размером с томик Войны и Мира), а статья написана на японском, поэтому скудную информацию почерпнуть можно только в абстракте на английском языке. Последующие комментаторы категорически не согласились с таким прочтением и сделали идейную подмену: дескать, речь в тексте идёт об избавлении от тех самых семян-потенций, коренящихся в читте, а не от самой читты. Но, если честно, всё это смахивает на детский сад. Во-первых, вне читты (точнее, вижн̃āны) для йогāчāрина вообще ничего нет. И уж точно нет того, кто мог бы а) присвоить себе читту, чтобы б) позже её отбросить. В противном случае не соблюдается постулат анāтмавāды об отсутствии Я. Да и сам автор на фоне своих утверждений выглядит очередным болтуном-графоманом. Тот факт, что он пишет свои тексты, показывает неотброшенность читты у него самого. Без читты он уже ничего писать не мог. А раз так, он не имеет ни морального, ни духовного права всерьёз рассуждать о практике в той части, в которой сам её не реализовал.
Что касается искоренения семян читты, то лично у меня вопрос: какой практический толк в жёстком диске, подвергнутом сплошному форматированию? Оставаясь пустым, он теряет смысл, предназначение. Кроме того, сам процесс проживания жизни – это непрерывное засевание читты (в значении Память, как минимум). Практика устранения всех семян будет подразумевать означать тотальную десоциализацию, утрату рассудка, т.е. добровольную смерть.

Вот такой у нас получился обзор по теме читты. Соотносится ли данное прочтение с текстом ЙС, и если да, то в какой части, предстоит выяснять отдельно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *