ЙС 1:17 — сам̇пражн̃āта

वितर्क–विचार–आनन्द–अस्मिता[–रूप]–अनुगमात् संप्रज्ञातः
витарка-вичāра-āнанда-асмитā-[рӯпа]-анугамāт сам̇пражн̃āтах

Основная ошибка всех исследователей: прочитав фрагмент текста, они исходят из того, что уже поняли, о чём идёт речь. Дескать, заглянул в словарь, выписал значения для каждой основы, тяп-ляп – и вот уже «я знаю!» На самом деле здесь нет их вины. Это – один из вшитых в базовую настройку человеческого биокомпьютера механизмов порождения иллюзии. Т.е. это и есть мāйā чистой воды. Кто имеет доступ, можете ещё раз перечитать мою вводную по теории письма в рамках КПД, чтобы уяснить этот момент со всеми нюансами.
Базовый постулат моего метода на данном этапе его развития: всякая философия – это философия языка. Поэтому мы обязаны приучать себя застревать на плане выражения, подробно ковырять грамматику, синтаксис, лексику и проч. Если вы хотите, чтобы мы нашли с вами общий язык, приучайте себя к аналогичной методологии. Лучше день поковыряться, чем год впустую молиться. Сразу не получится, поскольку прозревание языка как модулятора галлюцинаций — это шестая ступень бодхисаттвы. Но если не задирать планку высоко, то прыгать и не научишься вовсе.
Итак, присмотримся к синтаксису.
(1) У нас есть слово в исходном падеже वितर्क–विचार–आनन्द–अस्मिता[–रूप]–अनुगमात् От сопровождения [формами] витарки, вичары, āнанды, асмиты, где [–रूप] – зафиксированное разночтение.
Основа अनुगम имеет достаточно низкую частотность употребления. Достаточно сказать, что на весь текст Махāбхāраты приходится только одно вхождение. Это обстоятельство свидетельствует о том, что автор натужно подбирал лексемы в ходе написания текста, не владея языком в должной мере.
(2) Также у нас есть слово संप्रज्ञातः в именительном, являющееся авторским неологизмом и потому не имеющее фиксированного значения в принципе. Этимологически это пассивное причастие прошедшего времени от सम्+प्र+√ज्ञा Знать достоверно. И как таковое читается в лоб Достоверно познанное. Но контекст словоупотребления вынуждает нас считать, что сам автор придумал и использует это слово в совершенно ином значении. Достаточно указать, что āнанда и асмитā в принципе лежат вне плоскости когнитивной деятельности, а потому не могут служить основанием для признания чего-то Достоверно познанным.
Второй скользкий момент заключается в том, что слово употреблено автором в субстантивированной роли, без определяемого слова, к которому бы оно могло выступать определением. Комментаторы пытаются обосновать, что речь идёт про йогу (из тезиса 1:2) или про самāдхи (как полный синоним йоги). Т.е. сампражн̃āта йога, сампражн̃āта самāдхи. Для меня неоспоримым доказательством того, что термин был подобран крайне неудачно, является то обстоятельство, что он не был перенят последующими мыслителями и практиками: ни в одной системе мысли, ни на одном пути совершенствования мы не встречаем термин сампражн̃āта в качестве доктринального, входящего в анти-язык конкретного учения. Таким образом, сами носители языка признали термин несостоятельным. Если бы дело обстояло иначе, будьте уверены, он был бы десять раз украден и переосмыслен, как это происходило в индийской философии раньше и продолжает происходить в наши дни.
Правило хорошего тона: пока значение термина не установлено, мы его калькируем. Именно это я и пыжился делать последние лет семь, подбирая параллельно неудобоваримые переводы для него, навроде Сопромыслимое. Но однажды надоело и я синтезировал подходящее по смыслу значение – Сознательное <сосредоточение>. Данное значение не выводится этимологически, но вытекает из того контекста, в котором употребляется самим автором.
(3) Теперь попробуем совместить их воедино. Получаем:

В результате сопровождения [формами] витарки, вичары, āнанды, асмиты Сознательное.

Я один вижу порочность логики? Сопровождать можно только то, что уже существует. Автор же ставит наличие Сознательного сосредоточения в прямую зависимость от наличия четырех перечисленных форм. Циклическая ссылка: чтобы эти формы сопровождали нечто, это нечто должно быть до их появления. А это невозможно, поскольку они составляют содержание Сознательного, без них оно существовать не может. Но если Сознательного нет, тогда нечего сопровождать.
Гипотеза: используя исходный падеж, автор имеет в виду какой-то другой синтаксический смысл. Конкретное сосредоточение является Сознательным по причине того, что сопровождается такими ментальными процессами, как витарка, вичāра, āнанда, асмитā. Именно так толкуют тезис комментаторы. Но, пардон, тогда мы вынуждены констатировать некорректность построения. Придаточное причины, содержащее абстрактный факт, выражается через форматив абстрагирования. И всё предложение должно иметь вид:

वितर्क–विचार–आनन्द–अस्मिता[–रूप]–अनुगतत्वात् संप्रज्ञातः
Ввиду сопровождаемости [формами] витарки, вичāры, āнанды, асмиты – Сознательное.

Собственно, это и будет правильный перевод тезиса.
Как видим, идея задержаться на плане выражения дала свои плоды: мы выяснили, что тезис составлен некорректно и пытается сказать вовсе не то, что говорит буквально. К слову, этот факт свидетельствует либо о принадлежности текста к ранним стадиям развития санскрита, либо о безграмотности автора. Имеющийся у меня на руках массив косвенных данных говорит в пользу второго.

Теперь копнём смысл глубже. Итак, есть четыре формы, представляющие собой отличительную особенность Сознательного сосредоточения. Поскольку сама доктрина не имеет аналогов, то термины, передающие эти формы, также выступают авторскими неологизмами. Что нужно делать с термином, который ты придумал сам и используешь в научном труде? Правильно, дать ему своё авторское определение. До момента определения нового термина его звучание не может вызывать никаких адекватных понятий в сознании слушателя-читателя.
а) Витарка. Разбирается в тезисе 1:41-42. Но! Автор позволяет себе полисемию, употребляя эту же основу в принципиально ином смысле в 2:33-34, будто кто его подменил.
б) Вичāра. Разбирается в тезисе 1:44. Но приведённый разбор не позволяет установить точное значение ни витарки, ни вичāры.
в) Āнанда – не разбирается автором вовсе. В общем виде это Блаженство Экстаз Оргазм.
г) Асмитā доктринально признаётся одной из пяти скверн (клеща) и определена в 2:6. Но та асмитā в нашем случае не может быть реализована технически. Это долго объяснять, да и вряд ли кому понадобится. У нас речь идёт о неком «Я-присутствии», последнем свидетеле, который остаётся перед отключением сознания.
Подытоживая, можно сказать, что автор ничуть не потрудился над тем, чтобы сделать свою умозрительную доктрину понятной для постороннего. И это вовсе не вина читателя, вызванная, допустим, низким уровнем владения санскритом. Это именно неустранимые на плане выражения дефекты самого текста, написанного из рук вон плохо, безграмотно, безответственно. Нам могут возразить, дескать, автор и не обязан был: это текст для посвященных. Но такое возражение окажется беспочвенным: нет ни единого доказательства существования на территории современной Индии кланов, практиковавших йогу по Патан̃жали

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *