R 3:20 — но без опоры

अस्य एव पर–चित्त–ज्ञानस्य विशेषम् आह–
<Автор> приводит особенность этого самого знания ума другого:

न च तत् सालम्बनं;
तस्य अविषयी–भूतत्वात्

Но оно не сопровождается опорой;
ввиду того, что она не объективирована.
तस्य परस्य यत् चित्तं, तत् सालम्बनं स्वकीयेना आलम्बनेन सहितं न शक्यते ज्ञातुम्; आलम्बनस्य केनचित् लिङ्गेन अविषयी–कृतत्वात्। लिङ्गात् हि चित्त–मात्रं परस्य अवगतं, न तु नील–विषयम् अस्य चित्तं, पीत–विषयम् इति वा।
Тат он, ум, который у того другого, на не возможно познать сāламбанам сопровождаемым своей опорой; ввиду того, что опора авишайӣ-кр̊татвāт не объективирована каким-либо знаком. То есть, из знака оказывается постигнут только ум другого, а не то, что его ум имеет объектом синий цвет, или имеет объектом жёлтый цвет.
यत् च न गृहीतं तत्र संयमस्य कर्तुम् अशक्यत्वात् न भवति परचित्तस्य यः विषयः, तत्र ज्ञानम्। तस्मात् परकीय–चित्तं न आलम्बन–सहितं गृह्यते तस्य आलम्बनस्य अगृहीतत्वात्।
И ввиду невозможности выполнения фиксации (сам̇йамы) на том, что не зарегистрировано, не бывает знания насчет того, каков объект ума другого. Как следствие, ум другого воспринимается не совместно с опорой; ввиду того, что такая опора не регистрируется.
चित्त–धर्माः पुनः गृह्यन्ते एव। यदा तु किम् अनेन आलम्बितम् इति प्रणिधानं करोति, तदा तद्–संयमात् तद्–विषयम् अपि ज्ञानम् उत्पद्यते एव॥
Атрибуты ума, в свою очередь, всё-таки регистрируются. Но когда <адепт> всматривается: что этим (умом?) взято за опору, — тогда вследствие фиксации на этом таки возникает и касающееся её (опоры) знание.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *