БЧА 1:32

कतिपय–जन–सत्त्र–दायकः
«कुशल–कृत्» इति अभिपूज्यते जनैः।
क्षणम् अशनक–मात्र–दानतः
सपरिभवं दिवस–अर्ध–यापनात्॥

σ: कतिपय–जन–सत्त्र–दायकः «कुशल–कृत्» इति जनैः अभिपूज्यते; क्षणं सपरिभवम् अशनक–मात्र–दानतः दिवस–अर्ध–यापनात्।

катипайа-жана-саттра-дāйаках
«кущала-крт» ити абхипӯжйате жанаих.
кшан̣ам ащанака-мāтра-дāнатах
сапарибхавам̇ диваса-ардха-йāпанāт..
Делающий подаяние нескольким людям превозносится у людей как добродетельный, <даже если> разово, с презрением выделил всего лишь низкопробной пищи, оказал поддержку на пол дня.

#Синтаксис у стиха отсутствует напрочь. К чему примыкают кшан̣а и сапарибхавам̇ установить невозможно. На уровне общего чувства языка они воспринимаются как обстоятельства образа действия. Проблема в том, что нет эксплицитного глагола, к которому бы они могли относиться.
Оба исходных падежа конкурируют за одну единственную валентность обстоятельства причины, что затрудняет из увязывание по смыслу.
Таким образом, общий смысл фрагмента передан в переводе верно, но детали могут не биться с заложенным у автора смыслом.
Лао-цзы говорит: Хочешь кем-то управлять – унизь его. Наш автор принижает заслуги раздающего пищу. Чего стоит одно слово ащанака, где суффикс –ка придаёт оттенок ничтожности, низкопробности слову ащана Пища. Т.е. по смыслу получается что-то созвучное русскому Жратва Корм Хрючево. И не нужно быть семи пядей во лбу, что следующим стихом на подмостки выйдет фигура бодхисаттвы, которую будут выгодно оттенять контрастом с подателем пищи. И ничего, что буддийские монахи сутки напролёт были заняты выпрашиванием милостыни и веками кормились этой самой «ничтожной низкопробной пищей», остатками с барского стола. Традиция эта в отдельных храмах, не имеющих достаточного финансирования, существует до сих пор.#

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *