А яка треба?

Знаете, что самое тяжелое в обладании альтернативной Картиной Мира, мало в чём стыкуемой с общепризнанной? Описание любого частного случая происходит в рамках контекста всей КМ. И читатель, не будучи знаком с этим самым контекстом, не способен понять то, что ты пытаешься сказать в конкретике. А выписывать целостную многомерную голограмму линейным текстом в виде структурированного учебника/пособия/монографии – это абсурд на уровне идеи. Ибо в этом тексте КМ просто будет похоронена заживо.
Поэтому, в частности, о многих вещах, которые имеют практическую ценность, я не могу даже начать говорить. Ибо чтобы составлять предложения, нужно познакомиться со словами. А мы даже азбуку еще не выучили. Это если предлагать образное сравнение ситуации.
И всё же так вышло, что нам удалось днями затронуть краеугольную тему Программ, Сценариев. И значит, от этой темы, как от печки, можно попробовать сплясать. И сегодня мы поговорим о сценариях в несколько ином смысле, чем просто простейшие разыгрываемые модели поведения. Мы попытаемся осмыслить сценарии как взаимоувязанные акты полноценного спектакля. Спектаклем является наша жизнь. Не обобщенная жизнь всех нас вместе взятых, а у каждого своя. Другими словами, я хочу донести мысль, что у каждого – свой спектакль. Или своя санта-барбара, как выразилась моя приятельница.
Теперь вспоминаем, что сценарии могут отыгрываться раз за разом потому, что прописана программа, алгоритм, протокол. Кассир многократно за смену делает одну и ту же операцию, прописанную в протоколе под названием «Регламент работы с контрольно-кассовым аппаратом» (как вариант), утвержденным в рамках конкретной организации, осуществляющей торговлю. Т.е. лицо ознакомилось с протоколом, потренировалось «на кошках» под присмотром более опытных сотрудников, после чего способно выполнять процедуру в штатном режиме. Ровно до тех пор, пока не столкнется с внештатной ситуацией, когда ей придётся призывать на помощь более компетентное лицо…
К чему я клоню? Сценарий вашего спектакля прописан в регламенте под названием «Судьба». Отдельные акты – это воспроизводимые сценарии взаимодействия в той или иной сфере жизни. Этих сфер, объективно, не так уж и много. Я, муж/жена, дети, родители, друзья, начальство, сослуживцы, подчиненные, любовники, дальняя родня и акцидентные знакомые, совершенно посторонние.
В первом приближении не все категории отношений человеку одинаково ценны. Кому-то важны дети, кому-то родители, третий не может без друзей, четвертый – без интрижек на стороне и так далее. И то же самое наоборот: кому-то безразличны дети, другим – родители, третьи класть хотели на сослуживцев и так далее. Перверты, допустим, больше всего озабочены, говоря словами А.С. Грибоедова, тем, что станет говорить княгиня Марья Алексевна. Т.е. мнением случайных посторонних. Скажем, он шмякнулся неудачно на землю, и вместо того чтобы озаботиться проверкой целостности конечностей и отсутствием серьёзных ушибов он стыдливо оборачивается по сторонам, не заметил ли кто… Ибо перверты по совместительству жуткие нарциссы. Это желательно запомнить. Однажды может спасти жизнь.
Итак, уяснили: в разных спектаклях разные категории отношений имеют разную значимость. По сути, значимые сферы – это те, в которых конкретный человек специализируется в качестве вольного актёра. Т.е. готов взяться за отыгрыш роли, если…
Если будет возможность поставить полноценную пьеску. А для этого в большинстве случаев нужны ещё актёры. Театр одного актёра для человека неестественен ввиду его биосоциальной природы. И вот здесь мы подходим к самому забавному во всей свистопляске под названием жизнь. Получается, что каждый из нас выступает в двух ипостасях: он а) готов подвизаться отыграть роль в чужих спектаклях или пьесах-миниатюрах, но и б) одновременно пытается ставить свой собственный спектакль. Он и вольный артист, и режиссер-постановщик.
Дальше всё усложняется. У вас есть сценарий своей пьесы. В пьесе есть распределение ролей (ролевая расстановка). Есть уже занятые роли (допустим, роли родителей). Есть вакантные роли (допустим, роли детей, которых вы хотите иметь). Это важно уяснить очень хорошо: наличие вакантной, т.е. незанятой роли – это то, что заставляет нас искать актёра в свой спектакль. Если в моем спектакле нет детей, я не ищу способа их зачать. Если в моем спектакле должны быть подчиненные, я организовываю крупный бизнес. И так далее.
Но ставить спектакли – дело непростое. Поэтому есть альтернатива – подвизаться в чужой спектакль на роль, в которой я специализируюсь. Напомню, пока у воина нет своих пейотных песен, он вынужден подпевать чужие. Что важно? Актёром в отношениях я буду всегда. Режиссером-постановщиком – лишь в отдельных случаях. В каких именно, я разбирать не буду, иначе текст раздуется до нельзя.
Усложняем структуру понимания ещё на один шаг. Теперь вспомним, что режиссер-постановщик прописывает роль как под себя, так и под всех сторонних актёров. Что это означает? Это означает, что мне для получения удовлетворения от спектакля, в котором я задействован, важно иметь актеров, отыгрывающих роли сообразно моему сценарию, согласно моим требованиям к конкретной роли. Именно отсюда растёт вся межличностная деспотия: мои строгие требования к тем, кто задействован в моём спектакле. Почему? Да очень просто: потому что это МОЙ спектакль.
Что это означает на деле? Мне не просто нужны дети, мне гораздо важнее, чтобы они себя вели так, как я считаю правильным. Вели и по отношению ко мне, и в своих личных сценариях, потому что я не умею разводить их роль в моем спектакле и их роли в своих спектаклях. Меня просто этому никто не учил. Мне нужен не просто муж. Мне нужен муж, оправдывающий мои ожидания относительно него.
Проблема кроется в том, что все эти «мне нужно» у подавляющего большинства людей носят неосознанный характер. Это не более чем передавшиеся по наследству от родителей или подхваченные извне бессознательные программы подражания, копирования, мимикрии. Но не копирования с прототипа, а копирования программ по вайфай. Иначе говоря, на уровне материи от родителей к детям транслируются как программы развития индивидуального биологического организма (биологическая компонента), так и сценарии их межличностного общения (социальная компонента). И точно так же, как вы не знаете на биологическом уровне, почему у вас такая большая задница и такая маленькая грудь, вы не знаете, почему все отношения с мужчинами заканчиваются для вас одинаково мордобоем.
Если инсталлированные в вас сценарии гармоничные, если желающих принять в них участие полно, то вы относительно легко достигаете мирского счастья. Если же сценарии контуженные, агрессивные, манипулятивные и проч., то и желающих участвовать в ваших расстановках гораздо меньше, и сами пьески выходят какие-то беспонтовые. Но это не точно…
Теперь смотрите. В каждой отдельно взятой паре есть ведущий и есть ведомый. Ведущий – это режиссер, ведомый – нанявшийся на роль актёр. Ритуал, о котором так радел Конфуций, предполагает впитывание с молоком матери понимания того, в каких расстановках кто является режиссером. Родитель – режиссер по отношению к детям, руководитель – по отношению к подчиненным, муж – по отношению к жене. Так было и есть в традиционном обществе, это всеми негласно разделяется.
Когда устои общества рушатся (Аржуна накаркал, евпочя), то происходит утрата ритуала. С утратой ритуала утрачивается понимание фиксированности вертикальных связей в тех или иных расстановках. Я не утверждаю, что это плохо. Возникает целая палитра самых разнообразных сочетаний, т.е. потенциальный опыт максимально расширяется. Допустим, теперь если сценарист муж, то перед нами – традиционная патриархальная семья. Если же сценарист жена, то мы будем иметь матриархальный тип семьи. И если людей это устраивает, то почему нет. Но едем дальше. Если подчиненные срать хотели на руководство, встаёт вопрос – зачем вы нанимались на роль? Вопрос есть и к не знающим почитания родителей детям. Вы посмотрите на современных детей, лишенных традиций: это капризные избалованные барчуки, которым слова поперек сказать невозможно. Не признавая авторитета родителей, они следом не признают авторитет воспитателей, учителей. Подобное положение дел приводит к утрате эффективности при осуществлении образовательной функции в заданном русле: фарш (убеждения, наклонности) конкретной личности оказывается делом случая, ребенок сам себе назначает авторитетов, на которых начинает равняться. Безусловно, до некоторой степени это было всегда. Но с утратой традиций такое положение дел стало нормой. Педагоги теперь просто отрабатывают зарплату, трезво понимая, что образовывать, вразумлять своих воспитанников они не в состоянии.
Едем дальше. Мы пытались обрисовать некую идеальную ситуацию, в которой из двух актёров один является сценаристом, а второй добровольно согласился отыгрывать роль в заданных первым параметрах. Но мы ведь помним, что сам сценарист не понимает, чего же именно он хочет. А если это перверт, то будьте уверены, на словах вы будете слышать одно, а по факту (поступками) с вас будут требовать и – о боги! – получать совершенно другое. Бывают еще случаи, когда клинчуются традиционный взгляд на вещи и модернистский. Допустим, муж и жена одновременно претендуют на роль главы семейства. Не на словах, а именно на деле. Собственно, на словах ролевые расстановки у людей вообще не принято проговаривать. А жаль.
В конфликтных случаях люди, не понимая идеи ролевых расстановок, пытаются ломать либо себя, либо другого. Так, после пересмотра своих расстановок с женщиной я был вынужден разыскать вторую жену, чтобы попросить у неё прощение за то, что пытался сделать её тем, чем она быть не хотела. Но зато это дало возможность совершенно спокойно впредь воспринимать эти ролевые игры.
Собственно, фраза, вынесенная в заглавие поста, является частью присказки, многократно озвучивавшейся устами дамы, страстно желавшей женить меня на себе:
Не така? А яка треба? (укр.: Не такая? А какая нужна?)
Контекст там был очень простой. Я открыто на берегу заявлял, что не имею ни малейшего желания вклеиваться в ту роль, которую она для меня уготовила (все параметры мне было видно уже на третий день заочного общения, о чём я не преминул сказать). И одновременно я заявил, что она сама совершенно не соответствует параметрам той роли женщины, которая вакантна в моём спектакле. Т.е. по уму здесь два взрослых человека просто бы констатировали факт несовпадения интересов и пошли искать дальше. Но, как я уже неоднократно упоминал, жизнь – штука иррациональная. Разумом осмысляется лишь малая толика из океана непознанного. И не всегда мы вынуждены участвовать в тех пьесах, в которых хотим. В общем, вопреки здравому смыслу заведомо токсичные отношения завертелись, что потребовало от меня максимальной самоотдачи.
Но на что я хотел бы обратить ваше внимание? Поймите одну простую вещь: если человек вас не устраивает в чём-то, и не имеет тех достоинств, которые позволили бы вам закрывать глаза на недостатки, т.е. на несоответствие вашим требованиям к роли, то нет ни малейшего основания даже начинать пьесу. Розовые мечты «он/она поменяется» — это проверенный путь в преисподнюю. Не соглашайтесь на полуфабрикаты. Люди меняются один раз из миллиона. И выбросьте куда подальше свое раздутое самомнение, что ваш случай будет тем самым. Не будет. Ну потому что не будет! Человек должен вас устраивать как есть. По меньшей мере, иметь достоинства, которые позволяли бы вам закрывать глаза на его частичное несоответствие вашим ожиданиям.
Скажу вам как есть: я являюсь очень мощным индуктором. Люди в моем присутствии становятся лучшей версией самих себя. Это объективная оценка окружающих. Но даже при таких раскладах как только отношения прекращаются, они очень быстро откатываются к себе прежним. Да, в определённой оправе драгоценный камень выглядит лучше, в другой – хуже. Без оправы – и вовсе теряется. Поэтому с одними людьми вы становитесь лучше, с другими – хуже, а одни можете совсем потеряться. Выбирайте тех, с кем вы становитесь лучшей версией себя и пополняйте свой багаж благих заслуг, чтобы сохранять право находиться с этим человеком и дальше. А в идеале – совмещайте это с личностным саморазвитием.
Итак, конспективно подведём итоги.
У каждого человека существует некий перечень типовых отношений разной степени значимости.
В значимых для него отношениях человек с готовностью выступает в роли свободного артиста.
Одновременно человек является сценаристом своего спектакля.
В рамках сценария он выписывает как свою, так и прочие вакантные роли.
На вакантные роли идёт вербовка вольных артистов извне.
Проблема заключается в том, что всё это происходит бессознательно. Мало кто отдаёт себе отчёта в том, какой сценарий он режиссирует, в каком спектакле и какую роль собрался играть.
В отдельно взятой паре отношений присутствует вертикаль: сценарист – артист.
В традиционном обществе эти вертикали жёстко фиксированы. В современном обществе вертикали размыты, что приводит к эскалации конфликтов из-за несогласия с вопросом субординации.
Недостатки игры конкретного актёра должны перевешиваться его достоинствами. В противном случае брать такого актёра на роль с надеждой «он научится» — самоубийство.
В большинстве случаев самым здравым решением бывает проговаривать на берегу свои ожидания перед началом отношений.
Но, увы, жизнь иррациональна (а потому и увлекательна), что приводит к безрассудным поступкам и контуженным отношениям.
Восприятие всего происходящего как обучающего опыта способно нивелировать трагизм любой, даже самой зашкварной ситуации.
Всё изложенное – конспект моих авторских разработок в области психологии межличностных отношений на основе опыта прямого видения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *