Гита 2:53

श्रुति–विप्रतिपन्ना ते
यदा स्थास्यति निश्चला।
समाधौ अचला बुद्धिः,
तदा योगम् अवाप्स्यसि॥

щрути-випратипаннā те
йадā стхāсйати нищчалā.
самāдхау ачалā буддхих,
тадā йогам авāпсйаси..
σ: (1б) यदा ते (तव) श्रुति–विप्रतिपन्ना बुद्धिः समाधौ स्थास्यति, निश्चला, अचला <च सन्>, (1а) तदा योगम् अवाप्स्यसि।
Одно сложноподчинённое предложение с придаточным времени. Переводить лучше с конца.
(1а) Йогу योगम् ты обретешь अवाप्स्यसि тогда तदा,
Слово йога оставлено без перевода ввиду содержания второй клауземы (см. ниже).
(1б) … когда यदा твой ते (तव) сбитый священными писаниями с толку श्रुति–विप्रतिपन्ना ум बुद्धिः установится स्थास्यति в сосредоточении समाधौ, <будучи> фиксирован निश्चला, неподвижен अचला.
Ранее я выдвигал гипотезу, что в Гӣте работает правило йога = самāдхи. Но лексика данной строфы использует оба слова одновременно, предполагая за ними явно разные значения. Естественно, такая неопределённость даёт возможности фаршировать текст-оболочку самыми дикими толкованиями, вплоть до признания йоги союзом индивидуального сознания (живāтман) и мировой души (парамāтман). Даже несмотря на то, что контекст не даёт ни малейшего основания подозревать подобные значения слова…
Основа विप्रतिपन्न в наиболее частом прочтении означает Несогласный. И тогда श्रुति–विप्रतिपन्ना – Несогласный со священными писаниями. Но данный перевод не имеет опоры в контексте. Аржуна нигде не утверждает о своём несогласии со священными писаниями. Да и Кр̊шн̣а выше вёл речь исключительно о противоречивости взглядов внутри самой традиции, что сбивает с толку ищущего. С опорой на контекст больше подходит не встречавшееся мне в других местах, но упомянутое у лексикографов значение Озадаченный Сбитый с толку.
निश्चला и अचला являются синонимами. При поверхностном прочтении он формируют тавтологию, являющуюся одним из стилистических пороков формы. Без опоры на комментаторскую традицию никакого глубокого смысла я в такой репетиции не нахожу. А в комментарии мы договорились не заглядывать. Собственно, даже в моём переводе признаки «фиксирован, неподвижен» тоже представляют собой тавтологию.
Строго говоря, Аржуна не был сбит с толку какими-либо щрути. Это – личная интерпретация Кр̊шн̣ы. В действительности глубинная проблема всей Гӣты лежит для меня в совершенно иной плоскости, в плоскости теодицеи. Теодицея – это доктринальное оправдание зла в мире, управляемом Всеблагим (это основной эпитет Кр̊шн̣ы), Всемогущим Богом. Если ты являешься действительно всемогущим, почему не сумел уладить дело миром? почему допустил разворачивание конфликта? почему безучастно взираешь на факт геноцида многих и многих народов? Говоря предельно общо, в чём вообще заключается твоё «всемогущество»? В умении забалтывать свой электорат непоследовательными и противоречивыми речами в стиле лучших политиканов? В искусстве перверсии, когда ты постоянно подменяешь предмет обсуждения и выдаёшь чёрное за белое? Тебя не хватило даже на то, чтобы силой своего «всемогущества» облагородить находившееся под твоим управлением племя дикарей-ядавов, славившихся своей безудержной тягой к водке. В итоге эти бравые ребята напились до чёртиков, пересрались и измолотили до смерти друг дружку дубинками в пьяном угаре. И почему мы вообще должны считать весомыми, заслуживающими внимания какие-то бессвязные суждения мыслимого белковым художественного персонажа, чьи дела постоянно расходятся со словами и даже слова постоянно расходятся… с другими словами?
Вот та истинная плоскость, в которой мы обязаны рассматривать Гӣту. Такой подход будет соответствовать лучшим традициям практики Львиного взора. Если человек замахивается палкой на собаку, собака наблюдает за палкой, в реактивной позиции ожидая дальнейших действий: то ли её этой палкой ударят, то ли эту палку ей дружественно, игриво зашвырнут. Если человек замахивается палкой на льва, льву глубоко посрать на палку. Он в проактивной позиции смотрит на человека, решая, что и когда сделать с этим негодником. Вот так и люди: одни смотрят на палку цветистых речей, которой перед их носом размахивает тот или иной говорун; другие смотрят на саму личность автора, на его поступки, на их соответствие сказанному, и лишь после этого принимают решение насчёт надёжности своего информатора. В наших широтах львы – экзотика. А вот своры дворовых псов – это пожалуйста, это сколько угодно.
Возвращаясь к проблеме перевода слова йога, предлагаю одну из своих ранних версий: Отрешение.
Ты достигнешь отрешения от всей ментальной чепухи, которой понатаскал отовсюду понемногу, думая, что она важна, когда твой сбитый с толку щрутями ум нерушимо установится в сосредоточении.
То есть сам – никогда. Ибо без предварительной психопрактики (на которую у Аржуны нет времени, ибо уже начинается сражение) это состояние может кратковременно вызываться какими-то экстраординарными событиями или приёмом психотропных средств (например, свежетёртого мускатного ореха в достаточных дозах). Во всех остальных случаях поток мыслей в уме – это форма твоей подлежащей изживанию ментальной кармы. И отключить её ты не сможешь, если до этого долгие годы не работал (прямо или косвенно) со своей кармой, с очищением своего стакана. Текст показывает, что психика Аржуны где-то к середине разговора поплыла, поскольку он «увидел» «вселенскую форму» своего собеседника. Имея в виду эту изменёнку, можно подозревать, что и пустоту ума ему говорящий тоже на время обеспечил.
Мне тут подумалось… Представил себя Суворовым. Через полчаса – сражение с турками. И вот у меня есть малодушный офицер, начинающий раздувать за безответственное отношение к солдатам, которым уготована участь погибнуть ни за что, за аморальность самой имперской захватнической войны с противником на его территории и заявляющим о своём несогласии участвовать в этом мероприятии. И, допустим, у меня к нему отеческое благорасположение, ну нравится он мне как человек. В чём моя задача? Рассказать догмат о мироустройстве, открыть все тайны бытия? Да нет же. «Вправить мозги» с позиции силы, с позиции авторитета. Зачесать про неубиваемую душу каждого из солдат. Напомнить о великой чести умереть за Его Императорское Величество в открытом бою. Подорвать, обесценить нравственные идеалы, на которых зиждятся умопостроения раскольника. Нести откровенную чушь, околесицу, вздор ровно столько, сколько потребуется, чтобы рассудок бедолаги отключился. А потом создать новую ценность в его сознании, заявив, что ступор психики, в которой отсутствуют мысли, это и есть предельная из доступных человеку форм безупречности, ведущая его напрямую к Богу. Правдоподобно? Более чем.
Что я хотел бы этим показать? Что мы (ну я по крайней мере последние лет десять) совершенно неверно расцениваем текст Гӣты. Его недопустимо воспринимать как некое линейное раскрытие сокровенного Знания. Это сугубо манипулятивный текст, который отыгрывает сценарий забалтывания маловера, где в роли Аржуны выступает каждый вдумчивый читатель. Поэтому и ценность текста сводится к наглядной демонстрации самого механизма промывки мозгов. И лично я не встречал до сих пор ни одного связного подхода к его толкованию, притом что выборочно читал все доступные комментарии на санскрите. По сути, большинство комментариев трезво осознают, что никакой связности в тексте нет. Поэтому не отказывают себе в праве нафаршировать оболочку текста (его план выражения) собственными философскими воззрениями (дав ему новый план содержания). Собственно, поскольку своего содержания текст не имеет (ввиду неснимаемых двусмысленностей на каждом шагу), то его содержанием может быть любая идеология. В этом же ключе использую его я сам – как повод обсудить вытекающие из текста темы под тем углом, который видится действенным лично мне.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *