Гита 2:41

व्यवसायात्मिका बुद्धिः
एका इह, कुरु–नन्दन।
बहुशाखाः हि अनन्ताः च
बुद्धयः अव्यवसायिनाम्॥

вйавасāйāтмикā буддхих
екā иха, куру-нандана.
бахущāкхāх хи, анантāх ча
буддхайах авйавасāйинāм..
σ: (1) व्यवसाय–आत्मिका बुद्धिः इह एका, <हे> कुरु–नन्दन। (2) अव्यवसायिनाम् बुद्धयः बहुशाखाः हि, अनन्ताः च।
(1) Решительная по характеру व्यवसाय–आत्मिका мысль बुद्धिः здесь इह единична एका, <हे> отрада Куру कुरु–नन्दन।
(2) У нерешительных अव्यवसायिनाम् мысли बुद्धयः воистину हि многоветвисты बहुशाखाः и च бесконечны अनन्ताः।
Перевести этот отрывок можно только после глубокого изучения всего куска 2:39-53 и наличия собственного опыта в области работы с намерением. Во всех остальных случаях, особенно при первом прочтении, текст представляет собой бессвязный набор речеподражательных знаков. Особенно если принять во внимание многозначность слова буддхи.
На плане содержания за текстом стоит очень глубокая идея, о которой мы довольно часто говорили на страницах портала. Обычный человек на уровне ментальных процессов представляет собой браузер с семьюдесятью открытыми вкладками. Открытие каждой последующей вкладки сопровождается зависанием всей системы, ресурсов которой не хватает на выполнение поставленной задачи.
Нас вообще никто нигде никогда не учит работать со своим психическим ресурсом. Да какой там, нам даже не говорят о его наличии и ключевой значимости для формирования счастливой жизни. В результате, когда в жизни обычного человека случается вызов, то его психического ресурса не хватает, чтобы принять этот вызов и достойно на него ответить.
Добавьте сюда раздёрганность внимания как норму, как психическую предрасположенность. Мы в принципе не умеем сосредотачиваться на одной задаче, чтобы её решить. Диву даёшься, когда видишь, какие сценарии научились отыгрывать люди с подсосом внутреннего ресурса внимания. В их представлениях «это должно само случиться» или «это должен сделать ты». Разумеется, само ничего из «этого» не случается, а «ты» рано или поздно утомляется от назойливого «должен».
Хорошим иллюстративным примером изложенной в тексте идеи является поход в крупный гипермаркет. Особенно ярко срабатывает первый поход, когда вы ещё толком не знакомы с расстановкой товаров. В поисках того, что вам необходимо, вы методично обходите стеллаж за стеллажом, просматривая подряд всё подмножество товарных позиций внутри конкретной группы «Товары для душа и ванны», «Моющие средства», «Свежая рыба», «Охлаждённое мясо», «Сыры», «Молочные продукты»… Через непродолжительное время в затылке начинает подтюкивать. На кассе вы уже имеете чугунную голову, которая будет трещать до следующего утра. И это повторяющийся опыт многих и многих моих друзей и знакомых. Через него прошёл и я сам. Но я сразу понял, в чём здесь дело, поэтому вырабатывал «стратегию работы внимания в многообъектном пространстве». И несмотря на то, что походы в гипермаркет давно стали для меня редкостью, они не вызывают никакого отторжения, я научился хоронить своё внимание, не раздаиваясь. Исключение может составить совсем незнакомый и очень крупный гипер. Вполне допускаю, что в нём поймать головную боль при первом посещении вполне реально даже с наличием стратегии.
В чём вообще идея? Идея очень проста: что кормишь, то и растёт. Кормим мы идеи, мыслеобразы в своей психике. И они прорастают вовне в виде тех или иных событий, обстоятельств, отыгрываемых сценариев. В условиях неподконтрольности потребителей психического ресурса вы не можете накормить никого и ничего. В итоге ничто из замысленного вами не воплощается, если в процесс не вовлечена благая карма кого-то постороннего.
Возьмём ещё один пример: внешкольное развитие ребёнка. Можно из благих побуждений отдать его в десять секций сразу: в музыкалку, в фигурное катание, на шашки, в акробатику, в кружок изобразительного искусства, на балет, на бокс и т.п. Понятно, что дети разные. Кого-то вполне может хватить на три-четыре кружка. Кого-то не хватит ни на один. Но даже в первом случае на определённом периоде, когда первичное освоение ремесла или искусства состоялось, возникает точка бифуркации, в которой приходится принимать решение, т.е. формировать эту самую единичную мысль решительного свойства. Выбор. Приходится чему-то отдавать предпочтение. Простая арифметика: чтобы научиться достойно играть на классической гитаре, ребята занимаются сольфеджио и наигрывают репертуар по семнадцать (!) часов в сутки. Ничего другого в их жизни просто нет.
То же самое касается спорта высоких достижений: вся жизнь спортсмена подчинена основной доминирующей идее, которая и структурирует их бытие. Тут вам и режим сна, активности и отдыха, тут вам и строгая диета, тут вам и запрет на мирские удовольствия и нехватка времени на общение с друзьями и много всего прочего.
Возьмите трейдера-биржевика. Его жизнь – это круглосуточное всматривание в графики на экране монитора. Отсюда слабое зрение, гиподинамия, мышечная атрофия, проблемы с суставно-двигательным аппаратом, расшатанная психика и прочие радости жизни.
Именно в этом ключе сделанное со всей решительностью идеологическое предпочтение и формирует образ нашей жизни. Но если не делать такого выбора, то ты не преуспеешь ни в чём. Разумеется, можно на разных этапах своей жизни перераспределять внимание, уделяя его то одной, то другой идее. Но даже в этом случае внутри этих отрезков решительного свойства идея, висящая в уме доминантой, фигурой, единична. Все остальные – фоновые, подчиненные.
Скажем, я в период интенсивного освоения санскрита бредил языком с утра до ночи. Остальные увлечения (фотография, кулинария, музицирование, походы в лес и даже философствование) носили характер отдушины, позволяли отдыхать от основной деятельности в режиме смены вида занятости. И только такой характер тотальной погруженности в тему принёс свои плоды и я сделал мощный прорыв в языке, хотя до этого десять с лишним лет топтался на месте.
Думаю, идея ясна? Когда у вас нет предпочтений, а множество идей внутри лишены иерархии и одинаково значимы, то вы не преуспеете ни в чём.
Чтобы быть профессионалом, нужно знать многое о немногом и понемногу о многом. «Немногое» здесь и будет единичной идеей, которая для вас значима в конкретный момент. Только в таком режиме мечта может стать намерением, приказом Матрице начать отрабатывать запрошенный сценарий. Многочисленные фантазии «ах было бы неплохо, если бы» представляют собой в действительности самостоятельную форму получения психического опыта и связи с объективированной реальностью не имеют.
Если мы перейдём к контексту, то метасообщение Кр̊шн̣ы следующее: «Слушай, Аржуна! У тебя героическое сражение на носу, а ты о каких-то посторонних вещах, недостойных кшатрия, думаешь, рассеиваешь своё драгоценное внимание. Соберись уже, тряпка!»
Есть роли, которые мы выбрали. Но часто мы забываем об избранной роли, выходим за её границы, пытаемся играть чужие роли, быть не собой… Знаете, по сути ведь Аржуна оказался провидцем. Все те опасения, что он озвучил перед боем, сбылись. И мужской цвет нации погиб, и женщины развратились и достались варварам для надругания, пошло смешение варн, упали нравы, началась Кали-юга и прочее, и прочее. Но конфуз ситуации в том, что провиденциализм – это не собачье дело кшатрия. Т.е. это и был для Аржуны выход за пределы своей роли. Не хочешь сражаться? Хорошо, уходи в монастырь, в лес, в пустыньку. Но ты не можешь отказаться от битвы и при этом остаться кшатрием. Поступок не совместим с твоей ролью. Не совместим с твоей ролью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *