Объектный подход к Йога-сутрам

Автор коренного текста Йога-сутр, кем бы он ни был, придерживался в своём изложении объектного подхода. Что это означает?
При объектном подходе описание явления строится глазами якобы стороннего наблюдателя, не имеющего на это явление никаких видов. Любое ботаническое описание того или иного растения – пример объектного подхода.
Сообразно этому текст начинается в лоб – с определения предмета описаний. Это определение и становится, так сказать, точкой входа в проблематику.
Затем раскрытию, один за другим, подвергаются предикаты предмета. Затем предикаты предикатов. И так до тех пор, пока явление не оказывается описанным сообразно имеющейся у автора системе знаний.
Каковы достоинства такого подхода?
Основное – безупречный структурализм. Признаки явления раскладываются по полочкам, откуда могут быть в любое время взяты по требованию. Дробный анализ позволяет жонглировать понятиями и явлениями, держать в уме всю систему описания (теории) и выбирать подходящие фрагменты этого описания сообразно ситуации.
Такой подход является признаком научного склада ума и, как правило, присутствует в среде учёных. Допустим, качественные лекции вузовского уровня – это в первую очередь безупречная структура того или иного знания.
От такой объектной подачи явление кажется вполне понятным и от этого таким родным.
Недостатки подхода сводятся к тому, что в предыдущем утверждении ключевое слово — кажется. Иллюзия понимания, не подкреплённая личным опытом, неизбежно создаёт извращённые представления. Это раз. А во-вторых, отбивает у послушника всякое желание этот самый опыт обретать. «А зачем? Ведь и так всё ясно».
Эта проблема известна любому книжному червю, зубрилке-краснодипломнику, устроившемуся по специальности. Внезапно и вдруг выясняется, что поданная харизматичным лектором система знаний имеет бытие только в одном месте этого мира – в голове незадачливого лектора. На практике же всё проще: «Забудь индукцию, забудь дедукцию – давай продукцию!»
В случае с описаниями окружающей действительности дело поправимо. Начальник становится новым наставником, перепрошивающим представления выпускника. Но в случае с описаниями реалий внутреннего мира человека, да ещё в безбожной среде, где опытных наставников найти просто невозможно, дело – дрянь.
Вот и получается парадоксальная ситуация: я могу знать наизусть всю систему описаний товарища Патанджали, но при этом оставаться духовным валенком.
Впрочем, в действительности всё несколько проще. Понятие, в том числе понятие «йога», нагружается тем смыслом, каким его уже до тебя нагрузили другие. Отсюда обывательское «Ааа, йога! это когда девки в лосинах призывно гнутся». И всё, тема закрыта, объект познан.
Именно объектный подход имеет место в любом комментарии, выдерживающем тот порядок изложения материала, который предложил сам Патанджали. В итоге мы имеем кучу картонных йогинов, которые знают текст чуть ли не наизусть, но при этом представляют собой ходячую антирекламу системы. Обзор доступных нам переводов коренного текста мы подготовим отдельно.

Итого. На что хотелось бы обратить внимание? Применённый в Йога-сутрах подход к описанию явления йоги лишает стороннего читателя малейшей возможности пережить на опыте хотя бы проблески иной жизни, подспорьем к которой и призвана служить йога.
Но об этом в следующей заметке.

Частный случай объектного подхода рассмотрен в статье «Соотношение Иметь и Быть в познавательной деятельности».