Что скрывает колофон

Для тех кто не в курсе, колофон (от греч. Κολοφώνας) – концовка, заключительная строка. Применительно к традиции написания рукописей на санскрите содержит обычно указание на произведение, частью которого является конкретный законченный фрагмент, а также на автора данного фрагмента или произведения в целом.
Зачем это нужно и как это работает?

Собственно, первый вопрос: зачем указывать авторство? Вариантов ответа несколько.
Но сначала попробуйте понять душевные узоры учёной братии: они готовы изучать тексты только тех персонажей, которые уже сделали себе имя. Победами в диспутах, многочисленными последователями, курированием одиозных проектов – не важно. Важно, что имя уже должно быть на слуху. В этом случае воздыхать будут над любым опусом. Из вежливости, по крайней мере.
Если же вы безвестный писака, то ваш труд должен «выстрелить». Шансы на это чуть меньше чем никакие. Потому что для выстреливания опять же нужно привлечь к себе первичное внимание. А это через текст невозможно. Нужна предваряющая пиаркампания, работа на зачётку.
Поэтому с тех пор, как обучение санскриту стало более-менее доступным, особо одарённые персонажи нашли выход из своего пугающего одиночеством забвения: они ввели практику написания текстов под псевдонимами. Но это не псевдоним как способ скрыть свою национальность или сделать имя более благозвучным для читателя (случай акунина, скажем). Здесь перед писателем стоит другая задача. Нужно выбрать такого исторического деятеля, чья слава и текстуальная плодовитость позволяет сделать «незаметный» вброс нового текста под видом «откровения». В общем-то, эта техника распространена как в Индии, так и в Тибете. В Тибете под эту манипулятивную хрень аж подвели особую традицию тертонов, открывателей сокровенного. Специальнообученные перцы, получающие в озарении указания, куда идти и где копать. Ну, это нам так говорят.
Справедливости ради отметим, что подобные вбросы – явление повсеместное. В европейской идеологической войне, допустим, удачно были вброшены «Книга Мормона», «Книга Велеса» и прочие блаблабла.
Но тут встаёт вопрос: какая выгода самому автору? Ответа вариативен. Простейший вариант – меркантильный интерес. Как и сегодня, так и встарь, толстосумы занимались коллекционированием старины. Эдакий способ поддержания чувства собственной важности, повод помериться причинными органами с коллегами по цеху. Проблема с ними во все времена одна – они нихрена не понимают в самих предметах, то есть доверяются каталогам, описаниям и… колофонам, угу. Поэтому толкнуть под видом эксклюзива единственный экземпляр никому не известного комментария Шанкарачарьи к всемирноизвестному тексту можно вполне выгодно. В нищей Индии очень и очень выгодно.
Самое любопытное, что, похоже, официальная индийская наука имеет свой процент с продаж, поскольку некритичность подхода к вновь открываемым рукописям просто невообразимая. Уши дракона желающие могут увидеть в кратком описании Йога-сутра-бхашья-вивараны.
И второй вариант мотивации вброса: идеологическая борьба. Один из наичудовищнейших примеров, о котором, правда принято помалкивать, связан с гаудия-вайшнавами. Оные считают своим основателем Чайтанью Махапрабху, духовно экзальтированного средневекового лирика. Его наскоро объявили очередной инкарнацией Вишну-Кришны (в зависимости от контекста диспута), вследствие чего последователи получили вроде как невообразимое конкурентное преимущество перед всеми остальными вишнуитскими толками.
Естественно, что пандиты такой ход так просто пропустить не смогли. Ссылаясь на существующие источники, они выдвинули возражение, суть которого сводилась к следующему. Все воплощения Господа должны быть описаны в Ведах, но о Чайтанье в них – ни слова. Сначала Бхактивинода Тхакур сотоварищи пытались натянуть размытые цитаты по случаю, но не прошло. Тогда, наивно посчитав, что фокус удастся, Бхактивинода наваял Чайтанья-упанишаду. Текст состоял то ли из одного, то ли из двух абзацев. Сводился к предсказанию по поводу времени, места и обстоятельств рождения Чайтаньи в качестве воплощения Верховного Господа. Топорно, но увы, таковы реалии политических баталий за умы преданных. Кушать ведь всем хочется. На сегодняшний день найти упанишаду мне не удаётся, но лет семь-восемь назад кто-то из сумасшедших, не въехав в тему, выкладывал её сканы, с которыми я лично успел ознакомиться. И привести бы в назидание, да жёсткие диски – вещь ненадёжная, за это время штуки четыре слетело с катушек без возможности восстановления.
В общем, суть сводится вот к чему: под видом «вновь открытого текста» вбрасывается новая идеология, на которую затем уже авторитетно можно ссылаться в межконфессиональных диспутах. Для совсем непонятливых: уловка диспута под названием «отсылка к авторитету» в реалиях догматически настроенного сознания индуса уловкой не считается.

Теперь познакомимся, как выглядят типичные колофоны на примере упомянутой ранее вивараны.
इति श्रीगोविन्दभगवत्पूज्यपादशिष्यस्य परमहंसपरिव्राजकाचार्यस्य श्रीशङ्करभगवतः कृतौ पातञ्जलयोगसूत्र(शास्त्र)भाष्यविवरणे चतुर्थः कैवक्यपादः ॥
1. पादविभागः

2. अन्वयः
Таков इति четвёртый चतुर्थः раздел о кайвалье कैवक्य+पादः в «Объяснениях на Бхашью к Йога-сутрам Патанджали» पातञ्जल+योग–सूत्र(शास्त्र)+भाष्य+विवरणे сочинённых कृतौ Досточтимым Владыкой Шанкарой श्री–शङ्करभ+गवतः, странствующим наставником с Возвышенной душой [परम+हंस]+[परि–व्राजक]+आचार्यस्य, учеником Досточтимого Владыки Говинды Пуджьяпады श्री+गोविन्द+भगवन्+पूज्य–पाद]+शिष्यस्य.

Элементы колофона:
1. इति – завершающее слово, «конец». По сути, собственно текст Йога-сутр – то, что находится между अथ открывающим словом «началом» и इति закрывающим словом «конец».
Дальше выходные данные с указанием
2. Труда
3. Авторства.

Год издания, разумеется, не указывается. Причины изложены выше. Преподносится плебсу под соусом: дхарма вечна, существует в здесь-и-сейчас, поэтому фиксация годом – нечто омерзительное для дхармы.

Название труда в нашем случае
पातञ्जल+योग–सूत्र(शास्त्र)+भाष्य+विवरणम्
Буквально: «Толкование на бхашью к патанджалийским йога-сутрам». Поскольку Бхашья (пока) только одна — авторства некоего Вьясы, то из контекста вроде как всё понятно, о чём идёт речь.
Слово शास्त्र взято в скобки – добавка редакторов. Назначение очень простое: Шанкара (какой из?) комментировал работы по йоге, но не употреблял термин йога-сутры. Вместо этого использовал слово йога-шастра. Без интерполяции शास्त्र вроде как уж совсем глаз режет знатоку. Вот, решили прикрыть слона туалетной бумагой.
Указание авторства в нашем случае наиболее интересно.
Колофон содержит перечень предикатов к субъекту Шанкара, которых должно быть по мнению автора необходимо и достаточно, чтобы а) продать текст подороже или б) сделать вброс в научную среду.
Удалось и первое, и второе. Список был сделан с манускрипта из частной коллекции важного дяди, следовательно, был куплен за немалые деньги. Ибо дешёвые вещи в коллекцию брать не принято. Детали можно прочитать в специальном разделе. В свою очередь, кабинетчики взяли текст в оборот и выпустили не просто в редакторской правке (1952 год), но и в английском переводе.
А теперь задайте себе вопрос: если бы вы были всемирно известным Шанкарой (напомню, Джамбудвипа для индуса тождественно Всемирью), нужно ли было бы вам перечислять свои ордена и медали, даже своего учителя до кучи притягивать за уши? Ответ очевиден.
Следовательно, единственно верным следствием изучения подобных колофонов должно быть признание текстов, их содержащих, поздними сочинениями плодовитых или не очень, но одинаково безвестных, авторов.

Теперь вдумайтесь в масштаб проблемы: может ли вот такой абсурдный колофон быть сколь-нибудь значимым средством установления авторства текстов? Если нам уверенно отвечают «да», то нужно понимать – такое положение дел определённо кому-то выгодно, на этом явно кто-то пилит бакшиш. И вы будете недалеки от правды.
Лингвистические экспертизы на установление авторства – вещь вполне обыденная и заурядная. Однако в Индии их проведение никому не выгодно: вся сегодняшняя система «знаний» зиждется на вбросах вековой-двухвековой давности. И если начать отделять зёрна от плевел, то вскроется такой заговор вселенского масштаба, провёрнутый обществами а-ля Арья Самадж и иже с ними, что зловонные ароматы Ганги покажутся благоуханием.

Начало мудрости – дать вещам правильные названия. Что дурного в том, что одарённые индийские мыслители будут текущими датами публиковать на санскрите свои комментарии традиционных текстов? Какая разница, кем и когда сказана здравая вещь? То же самое касается глупости: если её сказал Шанкара или аноним от его имени, то пусть этой глупости десять веков, она не поменяет свой онтологический статус.
Лично я против поддержания всеобщего морока и круговой поруки, в которой жемчуг легко смешать с рыбьим глазом и иметь с этого личную выгоду. Предлагаю учиться видеть под столом, видеть суть явлений, а не ту обёртку, в которой эта суть нам с вами преподносится.
Всё.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *