Украшение Сердца


Мало кто задумывается о предначертанности жизни. Хотя факты – всегда перед нами. Мы родились не пойми когда, сами того не планируя. Не пойми когда умрём, сами того не планируя. Где основания считать, что мы что-то планируем между этими двумя терминальными точками?
Нас ведут. Кто? Ведущего можно называть как угодно. Это всего лишь вопрос договорённостей. Бог. Ангел-хранитель. Учитель. Судьба. Злой рок. Небесная удача. Сценарий. Или просто – Сердце, Зов.
Но поскольку эта тайна неудобна для того, чтобы с ней жить, то Матрица всячески поддерживает якалок всех мастей, заявляющих о том, что знают, как надо жить. И им пытаются следовать те, кто думают, что не знают, как надо жить. На данный момент я признаю, что в этом содержится большая польза.
Позиция мещан – как бы чего не вышло, пусть у тебя в жизни, сынок, всё будет гладко и ровно. Крайне сомнительная позиция. Она на берегу кастрирует то, ради чего мы сюда приходим – чувственный опыт. Такими же скопцами выступают мистики-йогины и буддисты. По крайней мере, на словах. На деле что первые родили йогическую тантру, в рамках которой оттягиваются так, как не снилось ни одному посетителю Open Air, так и буддисты родили Ваджраяну, в потьмах которой чудачат дай будда каждому.
Стало человеку плохо – мы ему «не грусти!» Вопрос: а почему радостному человеку мы не говорим «Не радуйся»? Нужно быть последовательным: отрицаешь эмоции – отрицай до конца.
Для эгоиста осознание предопределенности – это как серпом по яйцам. А вот для человека божьего в этой мистерии таится неисчерпаемая глубина. Если меня по жизни ведёт моё Сердце, то однажды, оказавшись в самых невыносимых условиях, я скажу себе: ну что же, моё хорошее, Ты меня сюда завело – тебе и выводить… И начинаю молиться, упрашивать… Выведет – я в очередной раз утвержусь в предопределенности, не выведет – значит таков был предопределенный финал моего Пути.
Эти размышления наглядно показывают о том, что диалог с миром – это вещь сугубо интимная. Я не могу подражать вам, вы не можете подражать мне. Потому что мы разные.
Никто не сказал, что ваше Сердце заведёт вас в дебри. Ведь чтобы иметь такое Сердце, нужно быть невообразимо отважным. Но именно такое отчаянное Сердце и позволяет познать Жизнь от края до края, не ограничивая свой чувственный опыт теми крохами, что предлагает базирующийся на примитивных сценариях социум.
Поэт не ёрничает, как может показаться на берегу. Он соглашается с нами и заявляет, что испытания, остающиеся шрамами на Сердце, – это его украшения. А боль, которую всячески пытается избегать обыватель, – это покровы, одеяния Сердца, то есть более чем естественное его состояние.
Добавлю от себя: Сердце остаётся живым что под покровами боли, что под украшениями ран. Я не ищу себе новых приключений на вторые девяносто. Я оставляю событийный ряд на откуп Сердцу. На себя же беру обязательство отыгрывать ту роль, к которой Оно меня подводит…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *