БЧА 3:2

लौकिकं कर्म अनुमोद्य, लोकोत्तरम् अनुमोद–मानः प्राह–
Возрадовавшись мирской карме, с мысленным сорадованием говорит о надмирской:

#Карма здесь и в предыдущей строфе берётся в значении сознательных поступков, влекущих за собой психофизические последствия для сознания.#

संसार–दुःख–निर्मोक्षम्
अनुमोदे शरीरिणाम्।
बोधिसत्त्वत्व–बुद्धत्वम्
अनुमोदे च तायिनाम्॥

σ: शरीरिणाम् संसार–दुःख–निर्मोक्षम् अनुमोदे। तायिनाम् च बोधिसत्त्वत्व–बुद्धत्वम् अनुमोदे।

сам̇сāра-духкха-нирмокшам
анумоде щарӣрин̣āм.
бодхисаттватва-буддхатвам
анумоде ча тāйинāм..
Я сорадуюсь освобождению воплощенных от страданий сам̇сары. Я сорадуюсь и бодхисаттвовости или буддовости поводырей.

#तायिन् – внесловарная буддийская феня (см. Эджертон 251), трактуемая неоднозначно даже толмачом (см. ниже). Взято в одном из предложенных им вариантов.#

«दुःख–निर्मोक्षम्» इति श्रावक–बोधिः, प्रत्येकबुद्ध–बोधिः वा, चित्तं वा तदर्थम् उत्पादितं तथा उच्यते। तथा बोधि–त्रय–गतम् अपि तद्–ग्राहः। «शरीरिणाम्» इति प्राणिनाम्।
«духкха-нирмокшам освобождению от страдания»: так зовётся пробуждение щрāваков, либо пробуждение пратйекабудд, либо появившаяся на этот счёт мысль. Также этим охватывается и присутствующее в трёх типах пробуждения. «щарӣрин̣āм» – живущих.

#На плане содержания фраза «освобождение от страдания» не более чем идея в отдельно взятой голове, у которой отсутствует референт, т.е. реально существующий вовне феномен, в который можно было бы ткнуть пальцем. Таким образом, начинается диалог автора со своими собственными проекциями. Для интровертов, коими по определению являются все истинно духовные персонажи, это обычное явление. И оно устраняется только при условии его осознавания. А такового, как правило, у восторженных воинов духа не имеется.
Освобождение от страданий доктринально тождественно нирвāн̣е. Нирвāн̣а, в свою очередь, есть «полная утрата всего» (см. 03:11). Переводя на язык обывателя, это абсолютная и бескомпромиссная смерть. Таким образом, метасообщение первых двух стихов следующее: автор радуется окончательной смерти всех живых существ. Это уже многое говорит о его действительном отношении к данному миру и его обитателям, о том, чего он на самом деле желает живущим под прикрытием своего «сорадования». Понимание настолько неожиданное, что всё тело съёживается, а лицо рефлекторно кривится от недовольства.#

«बोधिसत्त्वत्व–बुद्धत्वम्» इति बोधिसत्त्वत्वं भगवतां हेतु–अवस्थाम्, बुद्धत्वं फल–अवस्थाम् इति। «तायिनाम्» इति स्व–अधिगत–मार्ग–देशकानाम्। यत् उक्तम्– तायः स्व–दृष्ट–मार्ग–उक्तिः इति। तत् विद्यते येषाम् इति। अथवा– तायः संतान–अर्थः आसंसारम् अप्रतिष्ठित–निर्वाणतया अवस्थायिनाम्॥
«бодхисаттватва-буддхатвам бодхисаттвовости или буддовости»: бодхисаттвовости – состоянию причины Благословенных, буддовости – состоянию плода. «тāинāм» – наставников лично понятого пути. Как говорится: «Тāйа – это провозглашение лично осоознанного пути». Т.е. <этимологически тāйин> это тот, у которого таковое имеет место быть. Альтернативное прочтение: тāйа означает непрерывную последовательность (сам̇тāна), <а потому речь про> остающихся около сам̇сāры в связи с неукорененностью в нирвāн̣е.

#В первом значении толмач понимает под словом тāйин проповедующего пратйекабудду. Содержательно сюда подпадают все публичные идеологи-еретики, с одной стороны, способные поделиться полноценной стратегией проживания жизни, с другой стороны, не принадлежащие ни к одной из признанных религий или духовных традиций (пусть даже и имевшие в прошлом причастность к одной или нескольким таким традициям), а чаще всего создавшие свою школу, своё учение. Русскоговорящие примеры из представителей ранней волны (в рандомном порядке): Илья Беляев, Рами Блект, Олег Торсунов, Сергей Лазарев, Алексей Трехлебов, Виссарион. С новой волной я не знаком, поскольку перестал следить за действующими лицами на рынке духовных услуг. Как бы то ни было, при таком понимании получается, что для автора сам факт проповедования неким персонажем лично выстраданного пути является достаточным для того, чтобы наделить его статусом буддовости или, по меньшей мере, бодхисаттвовости. Это расходится с позицией Христа, предостерегавшего от безудержной восторженности в вопросе доверия проповедникам:

Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные (Мф 7:15).

Строго говоря, нет ни единого основания связывать факт проповедования лично открытого пути с обретением чина бодхисаттвы или даже будды. Люди выходят публично проповедовать, будучи движимы тысячью и одним побудительным мотивом, подавляющее большинство из которых не имеет ничего общего с духовностью. «Знающий не говорит, говорящий не знает».

Во втором значении (если откинуть обескураживающее своей бессмысленностью уточнение «в связи с неукорененностью в нирвāн̣е») речь, якобы, идёт о просветлённых, непрерывно остающихся в околосансарных областях, блюдя свой обет возвращения. Доктринально такой обет лишает сознание возможности стать буддой (собственно, он и заключается в добровольном отказе от буддовости «на благо всех живых существ»), поэтому вести речь о буддовости здесь совершенно неправомерно. Что же до статуса бодхисаттв, то нам можно только догадываться, как автор определяет небесный чин таких возвращенцев. В действительности же это снова не более чем диалог со своими проекциями: «Я восторгаюсь содержимым идеи возвращенцев, идеи, существующей в моей голове» – вот как в действительности читаются два последних стиха.

Делая промежуточное обобщение, заметим, что содержательно автор выполняет внутренние психические расстановки, общаясь со своими личными проекциями. Никакого отношения к внешней реальности данный монолог пока не имеет.#

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *