БЧА 3:12-14

#Текст комментария не соответствует делению коренного текста на строфы. Поэтому весь законченный фрагмент выкладываю целиком.#

तस्मात् इदम् इह अनुरूपम्, इति आह–
Следовательно, говорит он, здесь сообразно следующее:

#Слово अनुरूपम् выглядит ошибочно подобранной лексемой. По смыслу здесь требуется युक्तम् или его синонимы.#

12यथा–कामं कृतः च आत्मा
मया अयं सर्व–देहिनाम्।

a – यथासुखी॰ ~ (Валле-Пуссен)। यथा सुखी॰ ~ (Минаев)। यः च असुखी॰ ~ (DSBC)। यथा–कामम् (Пан̃жикā)

σ: यथा–कामं च अयं आत्मा सर्व–देहिनाम् मया कृतः।

йатхā-кāмам̇ кр̊тах ча āтмā
майā айам̇ сарва-дехинāм.
И тело сие добровольно сделано для всех живых существ.

#Текст явно поврежден. Разночтения первой строки приведены выше. Фрагмент не содержит законченного высказывания, тогда как комментатор видит в нем некую самостоятельную идею.#

यथा–कामं गमकारितायां नियुक्तः मया अयम् आत्मा कायः। सर्व–देहिनां सर्व–सत्त्वानां कृते।

#Комментатор даёт четвертый вариант прочтения, наиболее адекватный.
Слово गमकारितायां, выступающее, по-видимому, глоссой для यथा–कामं, которое, в свою очередь, является единственным маломальски осмысленным разночтением, оказывается, к сожалению, внесловарным. С этимологической точки зрения गम здесь может читаться а) как Движение и б) как Неразумность Безрассудство. В первом значении оно не может синонимизировать यथा–कामम्. Следовательно, остаётся второй вариант. Но в таком случае получается странный смысл: по мнению толмача, автор препоручил своё тело всем живущим в припадке безумия. И это слабо согласуется с традицией туземного комментирования, призванного выступать апологетикой читаемому коренному тексту, а не его критикой. Тем не менее, альтернативные разночтения в части यथा–कामम् и вовсе не поддаются переводу.
Возможен такой вариант, что गमकारितायां выступает частью общей фразы गमकारितायां नियुक्तः, которая, в свою очередь, представляет собой перифраз исходного смысла, или его дополнение, а не глоссирование отдельных слов. И тогда мы можем взять गम в первом значении, чтобы получить: गम–कारितायां नियुक्तः Откомандировано в провоцировании движений. Т.е. автор препоручает всем живым существам побуждать его тело двигаться. Это лишь на первый взгляд выглядит абсурдом. Последующий фрагмент коренного текста даёт понять, что речь как раз об этом.#

āтмā тело айам сие йатхā-кāмам̇ добровольно откомандировано майā мной в провоцировании движений сарва-дехинāм для всех существ.
एतत् एव दर्शयन्, आह–
Демонстрируя это самое, говорит:

घ्नन्तु, निन्दन्तु वा नित्यम्,
आकिरन्तु च पांसुभिः॥
13क्रीडन्तु मम कायेन
हसन्तु, विलसन्तु च।
दत्तः तेभ्यः मया कायः,
चिन्तया किं मम अनया॥
14कारयन्तु च कर्माणि
यानि तेषां सुख–आवहम्।

σ: घ्नन्तु, निन्दन्तु वा नित्यम्, पांसुभिः च आकिरन्तु। मम कायेन क्रीडन्तु, हसन्तु, विलसन्तु च। दत्तः तेभ्यः मया कायः, किं मम अनया चिन्तया।

гхнанту, нинданту вā нитйам,
āкиранту ча пāм̇субхих..
13 крӣд̣анту мама кāйена
хасанту, виласанту ча.
даттах тебхйах майā кāйах,
чинтайā ким̇ мама анайā..
14 карайанту ча кармāн̣и
йāни тешāм̇ сукха-āвахам.
Пусть бьют или постоянно оскорбляют и валяют в пыли. 13Пусть они играются с моим телом, пусть осмеивают и забавляются. Я отдал им тело, какое мне до этого дело? 14И пусть заставляют совершать дела, которые им доставляют удовольствие.
दण्ड–आदिभिः ताडयन्तु वा, अवर्ण–वादैः जुगुप्सन्तु, आकिरन्तु च पांसुभिः धूलिभिः अवकिरन्तु। «दत्तः तेभ्यः मया कायः» इति सर्वः 2[सर्वं]MS सर्वेण मया तेषां परित्यक्तः 2[परित्यक्तं]MS, किं मम सम–विषम–चिन्तया? «कारयन्तु कर्माणि» इति अनवद्यानि।
Либо пусть побивают палками и т.п. (гхнанту), пусть испытывают омерзение с недобрыми речами (нинданту), āкиранту ча пāм̇субхих пусть валяют в пыли. «Даттах тебхйах майā кāйах я отдал им тело» – всё <целиком оно> всем мною им предоставлено, ким какое мама мне чинтайā дело до справедливости или несправедливости? «кāрайанту пусть заставляют выполнять кармāн̣и дела», которые непредосудительны.

#Вот те самые ожидаемые автором частные формы приведения посторонними его тела в движение. Перед нами тот самый экстремизм, о котором я предупреждал ранее.
Итак, что мы имеем? Мы имеем особую форму юродства: мощное разотождествление с любыми «я» и «моё», ведущее к утрате умом самоидентификации. По мирским критериям это – форменное сумасшествие, требующее госпитализщации пациента. Предпосылками здесь в большинстве случаев выступает избыточное помрачение, при котором ум совершенно перестаёт понимать, что есть что. По духовным канонам такое состояние может быть вызвано особой формой внутреннего самосовершенствования, когда грехов (дурной кармы) много, а времени для их отмаливания – мало. Но что в первом, что во втором случае такой юродивый не может выступать в роли «светоча для всех живых существ», на что претендует автор.
Примером такого юродства может служить описанное в Бхāгавата-пурāн̣е (книга 9) поведение царя Рантидевы в стадии его отречения от престола.
Если мы посмотрим на ситуацию более отрешенно и внимательно, если осмыслим её трезво, то обязаны будем задаться лежащим на поверхности вопросом: Как собрался спасать меня или заботиться обо мне тот, кто отказался спасать себя, перестал заботиться о себе самом? Это нонсенс. Ибо, как говаривали римляне, Medice, cura te ipsum! Лекарь, себя самого исцели!
Согласно моим наблюдениям, полностью согласующимся в этой части с парадигмами современной психологии, такая неуёмная тяга к заботе о других есть один из частных случаев эффекта замещения: я начинаю заниматься ерундой, чтобы иметь основание не заниматься тем, чем действительно нужно. В данном случае это отказ заниматься самосовершенствованием, постигать иллюзорность бытия, при которой те самые «живые существа», о которых ты радеешь напоказ, оказываются не более чем набором ложных интерпретаций в твоем собственном уме. С которым, собственно, и предлагал работать коренной буддизм старейшин (тхеравāда). Но ведь у внутренней, истинно духовной жизни, нет никаких точек роста вовне. Она препятствует образованию новых сообществ, субкультур, эгрегориальных сущностей. Поэтому эти самые иллюзорные «живые существа» не просто не рассеиваются как элемент тяжкого помрачения (авидйā), нет, они становятся мощной, главенствующей доминантой в ангажированном уме адепта. И вот он, укрепивший свое помрачение до состояния монолита, решает посвятить все свои жизни спасению несуществующих живых существ!
Вдумайтесь, насколько могущественна мāйā, если весь этот бред смог стать хронологически первой мировой религией и остаётся таковым по наши дни, притягивая к себе толпы фолловеров на уровне топового Ютюб-канала.#

एतत् एव आह–
Про это же говорит:

अनर्थः कस्यचित् मा भूत्,
माम् आलम्ब्य, कदाचन॥

σ: माम् आलम्ब्य, अनर्थः कस्यचित् कदाचन मा भूत्।

анартхах касйачит мā бхӯт
мāм āламбйа, кадāчана..
Предпочтя меня, пусть ни для кого никогда не будет беды.

#Деепричастие आलम्ब्य употреблено вульгарно. Отсутствует общий агенс. Либо лексема выступает в роли незадокументированного лексикографами послелога. В последнем случае вместо «Предпочтя меня» смысл, предположительно, будет «В связи со мной» или «Касаемо/относительно меня». Я же пока оставил чтение в лоб.#

अनिष्टं कस्यचित् प्राणिनः मा भूत्; माम् आश्रित्य; कदाचन इह, परत्र वा॥
Предпочтя (āламбйа) мāм меня; мā бхӯт да не будет; беды (анартха); касйачит ни для кого из живущих; кадāчана когда бы то ни было в этом или том (мире).

#Подобные утверждения могут базироваться исключительно на полном незнании мирских законов. Гун̣ы – это конкурирующие и конфликтующие друг с другом Силы. Невозможно, чтобы находясь в толще сборной солянки из трёх таких Сил, ты никому не доставил никаких неприятностей. Не-воз-мож-но! Всех интересующихся отсылаю к комментариям на Сāн̇кхйа-кāрику, где наглядно приводится дюжина-две частных примеров, как одно и то же явление вызывает три взаимоисключающие поляризации у разных умов в зависимости от присутствующих в последних ментальных диспозиций. Да и жизненный опыт каждого из вас, уверен, даёт достаточно примеров вышеупомянутой невозможности. Останавливаться на этом конкретно здесь не вижу смысла, поскольку сāн̇кхйу мы читаем совместно уже пять лет.
Куча примеров того, как можно попасть под горячую руку помимо своей воли, содержится в индийском эпосе: Махāбхāрата, Рāмāйан̣а, Пурāн̣ы. Найдите хоть одного святого персонажа, который бы не участвовал в каком-то кармесе. Лично мне о таких неизвестно.
Когда я заявляю в мир о чем-то, входящем в конфликт с существующим порядком вещей, я обречен на разочарование. Разочарование, вызванное неисполнением моих аффирмаций, когда надежды и розовые мечты идут прахом, когда реальность (иллюзорная, но очень колючая) оказывается вовсе не такая розовая и пушистая, какой я её себе выдумал…#

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *